Земля людей: СТРАШНЕЕ РАДИАЦИИ?

Экология: и думать уже поздно


Как приятно порой выбраться на выходные куда-нибудь… Туда, где речка, и лесок, и солнышко, и зеленая трава. Где птички щебечут, играя в догонялки меж ветвей раскидистых деревьев. Где важно и деловито жужжит шмель, перелетая от цветка к цветку… Где, казалось бы, никогда не ступала нога человека, что вечно проходит как хозяин… И как тоскливо становится, когда твоя нога ступает в такое, как тебе кажется, первозданное место, а под ней, под твоею ногой шуршит промасленный обрывок газеты, в который завернута ржавая консервная банка, а неподалеку валяются, хищно отражая солнечный свет, осколки бутылки. И мир моментально теряет свою выпуклость, красочность, и солнце как будто тускнет, и шмель жужжит уже не деловито, а злобно, и как-то даже обречено. И сюда добрались эти, которые как хозяева…


Сами того не замечая, мы, обычные рядовые коли-пети-васи-берики-серики, наносим природе больший вред, чем все ядерные реакторы вместе взятые, возмущаться деятельностью которых и наносимым этой деятельностью вредом мы так любим в тесной компании где-нибудь на пикнике в горах, попивая пивко или водочку, машинально отбрасывая пустую бутылку куда-нибудь в кусты, а то и ради прикола разбивая о близлежащий валун. Мы, выбирающиеся отдохнуть на природу, по-моему, с одной лишь целью – замусорить все вокруг себя на километр пластиковыми стаканчиками и консервными банками. Так вот, мы любим возмущаться чьими-то деяниями, чтобы быть как все, которые тоже возмущаются.


Каспий


Не пугайтесь, нотаций о том, как вести себя на отдыхе за городом, не будет. Будут факты. И начнем мы, пожалуй, с нефти. Которая “черное золото”. Которая богатство народа и пропуск в рай центральноазиатского барса.


Темны морские глубины. Под толщей воды миллионы лет живут существа настолько далекие от нас, живущих на поверхности, что мы порой и не задумываемся об их существовании, покуда не становится поздно. Осетр Каспийского моря – один из ценнейших видов на планете. В середине августа, по слухам, вступит в силу запрет на лов осетровых в Каспии до конца года. Одумались, называется, когда осетровых впору в Красную книгу заносить. За минувшие десять лет независимости и суверенитета численность осетровых сократилась с 200 миллионов особей до 60 . А что делать, коли нефть у нас без проблем не выкачивается, — повылавливаем рыбку. Ну и, конечно, разливы нефти, а в результате — массовый мор тюленей. Разработка Кашаганского месторождения дело, безусловно, полезное. Радужные мечтания, мощные перспективы. Однако кашаганская нефть содержит большое количество ядовитого вещества – сероводорода. Не исключена возможность выброса этого вещества в скважину. И в итоге оставшиеся 60 миллионов особей осетровых мы получим плавающими вверх брюхом. Не говоря уж об остальных морских видах рыб и млекопитающих.


Кстати, нефть добывается порой с таких глубин, что нередко сильно фонит. Настолько сильно, что оборудование и те грунтовые воды, оставшиеся на месте разведочного либо промышленного бурения, атомщики относят к пусть и низкоактивным, но отходам радиоактивного характера. Иными словами, это уже не просто вредные токсические отходы. Их вредность усугубляется радиацией. И с этим пора что-то делать… Таким образом, практически все территории, где происходило нефтеразведочное и промышленное бурение, требуют рекультивации. Нефтедобыча в Западном Казахстане при этом с каждым годом набирает темпы и наносит огромный вред экологии. Между тем нет ни одного законодательного акта, который бы всесторонне регламентировал экологическую сторону процесса нефтеразведки и нефтедобычи. Но это, между прочим, неудивительно, поскольку нефтяные компании практически не платят никаких налогов в бюджет РК, что уж тогда говорить о какой-то там экологии!


Арал и Балхаш


Намучившись в свое время с “трагедией Арала”, экологи получили подарочек в виде высыхающего Балхаша. Кажется, все идет к тому, что вскоре заявит о себе “трагедия Балхаша”. Да и Арал продолжает вызывать серьезные опасения. Площадь Арала сократилась до двух третей от прежней величины, уменьшился приток воды, уровень моря (если Арал еще можно называть морем) упал почти на 15 метров. Арал разделился на две части – Большой и Малый Арал. Соленость Малого Арала достигает 30 %.


Постоянно сокращается численность рыб. По прогнозам в будущем году рыболовство снизится до минимального уровня рентабельности. Это значит, что рыбаки будут ловить рыбу лишь для того, чтобы самим не умереть от голода. Интенсивное рыболовство приводит к разрушению гнездовий местных птиц и нарушению условий отдыха перелетных птиц. Подумайте только, птицы жили здесь и отдыхали во время перелетов в жаркие страны еще задолго до появления человека на Арале. И вот пришел человек , и не стало моря, и исчезают рыбы, и гибнут птицы. Неужто мы живем лишь для того, чтобы гибли братья наши меньшие? И еще об Арале. Есть в иссыхающем море остров Возрождения. Здесь в советское время проводились испытания биологического оружия. Бывший полковник СССР, крупнейший специалист в области биологического оружия Канатжан Алибеков в одном из интервью поведал, что на острове, который вскоре соединится с материком вследствие высыхания водоема, захоронены несколько цистерн. В цистернах – сибирская язва, которую, безусловно, могут разнести животные, как только можно будет добраться до острова. Последствия – катастрофические.


Природа в долгу не остается. Удар, нанесенный человеком окружающей среде, бумерангом возвращается обратно. В июне этого года в Балхаше прошло собрание общественности, посвященное Всемирному дню охраны окружающей среды. Население Балхаша, особенно дети, в опасности. Природа ударила наотмашь, с оттяжкой, так, что зубы покрошились. Данные только 2000 года показывают, что в Балхаше той или иной патологией страдают 75% детей до 14 лет, 78% подростков и 63,9% взрослого населения. Неуклонно растут показатели онкологической заболеваемости. Резко возросло число мертворожденных.


Ударом, потрясшим умы балхашцев и нагнавшим суеверного страху, стала массовая гибель птиц в черте города. Местная СЭС уверяла, что птицы погибли от истощения, однако эта версия поддержки не нашла. Птицы погибли потому, что… погибли. Без всяких видимых и невидимых причин. Возможно, это предупреждение…


Проблемный хит-парад


Экологическая ситуация в Казахстане оставляет желать лучшего. Много лучшего. За последние полтора года республика может по праву гордиться списком из 19 крупных аварийных экологических ситуаций. Мы приведем лишь пять примеров.


18 апреля и 1 мая этого года – разрывы на эксплуатационном участке “Атырау” магистрального газопровода Средняя Азия – Центр.


3 мая прорвало дамбу хвостохранилища фабрики № 5 Огневского рудника ВКО. Следствие происшествия – пятикратное превышение ПДК по фтору.


8 мая произошел разлив мазута на Экибастузской ГРЭС. Загрязнено 1750 квадратных метров поверхности технологического пруда-охладителя и 150 квадратных метров территории предприятия.


С 25 апреля по 17 мая обнаружено огромное количество погибшей кильки в Каспийском море. Концентрация рыбы составила от 100 особей на гектар до тысячи.


2 июня на территории Мангистауской области произошла утечка обводненной нефти. Ущерб – около полутора миллионов тенге (хотя при чем здесь деньги?).


Вот такой своеобразный хит-парад получился. Заметьте, что все вышеописанные события произошли буквально в один месяц. Если брать сие за норму, получается, что каждый месяц в республике происходят пять подобных экологических ЧП. Прикидываете, сколько ущерба мы наносим природе? Куда там атомным реакторам!


Черная вдова, или Ответ природы


Павлодарское АО “ХимПром”, ныне недействующее, оставило после себя наследство – 900 тонн ртути. Цех, в котором эта ртуть использовалась, сейчас демонтирован, однако содержание ртути там превышает все допустимые нормы в десятки тысяч раз. Есть серьезные опасения, что ртутное подземное озеро может слиться с Иртышом. И прощай, главная водная артерия области.


Выше мы уже говорили о том, что природа всегда наносит ответный удар человеку. Вот вам еще доказательство: в Павлодаре 12 человек поступили в больницы после укуса “черной вдовы” — пустынного паука каракурта. Как попали они в несвойственную им среду обитания – неизвестно. Предполагается, что их завезли вместе с фруктами из Южного Казахстана. Верится с трудом, как и в заявление балхашской СЭС о гибели птиц от истощения.


Уничтожая природу, мы уничтожаем себя. Простая истина, которая, видимо, до нас самих не доходит. Что оставим мы потомкам – рай центральноазиатского барса с высохшими озерами, морями и реками, с выкорчеванными тянь-шаньскими елями, выжженной степью, отравленным воздухом или землю обетованную, с чистыми ручьями, полноводными озерами, вековыми лесами? Что-либо решать уже поздно. Сейчас надо действовать. Действовать, если мы хотим выжить. Пора остановить топор, рубящий сук, на котором мы с вами сидим. Тогда мы выживем. А начинать надо с себя. Подумай, прежде чем где-то в горах выбросить пустую бутылку или консервную банку. Прежде чем сломать ветку, чтобы в шутку стукнуть своего приятеля по затылку. Это мелочи, скажете вы, но ведь с мелочей все и начинается. И тогда брошенная пустая бутылка не превратится в тонны ртути, впадающие в речку. А сломанная ветка не станет выкорчеванными с корнем миллионами гектаров мертвого леса.


Настало время, чтобы остановить себя…


P.S. В последнее время много говорится о радиоэкологической ситуации. Но Казахстан жутко загрязнен и иными токсическими отходами. Но если с рекультивацией зараженных радиацией участков Казахстана появилась какая-то идея, активно озвучиваемая президентом НАК “Казатомпром” М.Джакишевым, то что будет с другими видами “мусора” — пока неизвестно… В идеале, конечно, же надо решать проблему оздоровления окружающей среды комплексно. И основательно почистить Казахстан не только от радиоактивных отходов, но и от всех прочих.


Новости партнеров

Загрузка...