К 10-ти летию СНГ: Рейтинги стран и политиков

Мониторинг общественного мнения


Всего опрошено – 1446 человек


1-ая декада августа 2001г.


Прошло почти 10 лет с момента образования Содружества Независимых Государств после краха СССР. В целях выяснения отношения казахстанцев к 10-летнему периоду существования СНГ в опрос, проведенный АСиП в первой декаде августа в семи городах РК, были включены специальные индикаторы: оценки степени авторитетности глав государств СНГ, а также степени демократичности и коррумпированности правящих в них политических режимов.


Следует отметить, что по всем указанным вопросам в ответах респондентов наблюдается определенная дифференциация. Это связано с происходящей в казахстанском обществе фрагментацией на социальные группы по их отношению к собственности, власти, месту в разделении труда, способам и размерам получения доходов.


Рейтинги глав государств СНГ по степени авторитетности


(% от числа опрошенных всего и в каждом городе))





































































































































 


 


Всего


Алматы


Астана


Атырау


Караганда


Кокшетау


Тараз


Усть-


Каменогорск


1.


В. Путин


46,4


54,3


35,3


43,1


39


33,3


49,1


28,7


2.


Н. Назарбаев


18,9


13,8


42


11,1


19,1


26,7


11,3


31,3


3.


А. Лукашенко


5,7


7,6


10,9


0,0


2,2


5,6


2,8


0,0


4.


И. Каримов


4,3


3,8


0,8


9,7


0,7


8,9


13,2


1,3


5.


А. Акаев


2,7


3


1,7


2,8


1,5


2,2


5,7


1,3


6.


С. Ниязов


2,4


2,7


5


0,0


0,0


4,4


2,8


0,0


7.


Л. Кучма


1,3


2,5


0,0


0,0


0,0


0,0


0,0


0,0


8.


Э. Рахмонов


0,0


0,0


0,0


0,0


0,0


0,0


0,0


0,0


Ни один из перечисленных


15,1


15,9


11,8


16,7


11,8


14,4


19,8


13,3


Затрудняюсь ответить


9,5


6,2


5,9


16,7


25,7


6,7


5,7


16


ИТОГО

 

109,8


113,4

 

100


102,2

   

За последние 10 лет социополитические ресурсы указанных глав государств СНГ (исключение составляет российский президент В. Путин) заметно истощились. Политические лидеры стран СНГ продолжают упорствовать в своем нежелании признать антиобщественные результаты проводимых преобразований. Более того, имея неограниченную власть, они блокируют распространение информации об антигуманном характере реформ, поставивших на грань выживания основную массу населения в странах СНГ. По мере ухудшения положения населения и соответственно роста социального недовольства интенсивность запрещающих действий со стороны политических режимов стран СНГ увеличивается. К концу первого 10- летия с момента образования СНГ четко обозначился его автократический откат.


В списке рейтингов первые две позиции занимают В. Путин и Н. Назарбаев. Рейтинги других президентов не имеют сколько-нибудь значимой величины. У себя на Родине Н. Назарбаев проигрывает в сравнении со своим российским коллегой. Степень популярности последнего в среде опрошенных казахстанцев в 2,5 раза выше, чем Н. Назарбаева.


Рейтинг доверия президента РК Н. Назарбаева внутри страны неуклонно снижается. Это связано с тем, что в последние годы в массовом сознании складываются представления о казахстанской власти как о “большой семье” высших государственных чиновников, объединенных общим корпоративным интересом и коррупционными связями. Негативный образ казахстанской власти подрывает авторитет действующего президента среди населения. По данным опроса, в среднем лишь 5-я часть горожан признает за ним авторитет. Степень популярности Н. Назарбаева регионально неравномерна: она выше в Астане и ниже в Атырау.


В ситуации острейшего дефицита доверия к власти “аварийная” замена президента может оздоровить общественный климат в стране, но при условии, что его преемником будет не член “большой семьи”. Учитывая высокий рейтинг В. Путина, российский сценарий передачи власти человеку, чья причастность к “семье” не засвечена, вполне оптимален для Казахстана.


Чем обусловлен для вас авторитет указанного вами президента?


(% от общего числа опрошенных)




















































































 


Личная харизма


Политическая воля


Перспективное государственное мышление


Стиль управления


Власть убеждать


Международный имидж


В. Путин


18,3


19,8


28,4


22,8


10


13,3


Н. Назарбаев


7,1


6,7


9,8


6,7


7,2


11,3


А. Лукашенко


2,0


1,5


1,7


5,0


1,7


2,3


И. Каримов


1,2


2,4


1,2


2,9


2,5


0,6


А. Акаев


2,1


1,4


2,4


1,7


1,2


1,2


С. Ниязов


2,1


0,6


2,4


0,7


0,9


0,6


Л. Кучма


1,2


0,5


0,6


3,1


0,1


0,0


Э. Рахмонов


0,0


0,0


0,0


0,0


0,0


0,0


ИТОГО


34

         

Судя по результатам опроса, среди немногим менее половины респондентов авторитет В. Путина объясняется главным образом признанием наличия у него перспективного государственного мышления и симпатиями к его стилю управления государством. Что касается Н. Назарбаева, то он имеет авторитет у определенной части своих соотечественников в основном благодаря сохраняющейся у них вере в его международный имидж. Невысокие рейтинги других качеств, которые еще не так давно признавались за действующим президентом РК, обусловлены, по всей вероятности, недовольством респондентов процессом тотальной маргинализации казахстанского общества.


Страны СНГ столкнулись со сложнейшими проблемами: инфляцией, бедностью, низкими темпами развития, социальным неравенством, слабыми политическими институтами, недоразвитостью гражданских обществ и т.д. Во многом это связано с тем, что во главе этих стран оказались партаппаратчики, которые сохраняют догматический образ мышления и не питают симпатий к демократическим процессам. Большинство трудностей проистекает именно из-за того, что авторитарные лидеры стран СНГ не были заинтересованы в проведении политической реформы как первейшей необходимости. Все это порождает большие сомнения относительно возможностей перехода этих стран к полномасштабной демократизации даже в отдаленной перспективе. Хотя безусловно разные страны Содружества находятся на различных этапах политических преобразований. Согласно классификации опрошенных казахстанцев из списка предложенных стран СНГ только Россия была отнесена к группе демократизирующихся стран (индекс демократичности политического режима равен +0,19). Остальные 7 стран были включены респондентами в группу недемократических стран.


Ранжирование стран СНГ по индексу недемократичности политических режимов
































1.


Беларусь


-0,20


2.


Украина


-0,28


3.


Казахстан


-0,61


4.


Кыргызстан


-0,67


5-6.


Узбекистан


-0,76


5-6.


Туркменистан


-0,76


7.


Таджикистан


-0,80

Опыт первых лет демократических преобразований в России, Казахстане, Кыргызстане показывает, что безнадежно пытаться создать демократию на короткий срок. Дж. Гасфилд, описывая начальный период модернизации постсоветских стран, отмечал, что скопированные ими на западный манер конституции, парламенты, выборы, референдумы, местное самоуправление есть не более чем странный феномен символического приукрашивающего облачения” для придания авторитарным режимам подобия демократической легитимности. Они играют чисто инструментальную роль и не ведут к радикальным изменениям природы политических режимов. Дарендорф предостерегал против использования “дилеммы трех часов”, обращенных циферблатом к постсоветским странам: если для осуществления конституционной реформы может хватить и шести месяцев, то демократическое обновление потребует смены нескольких поколений людей. Что интересно, в Восточной Европе происходила всеобщая акселерация демократического опыта. С. Хантингтон, например, отмечает: в Польше на демократизацию ушло 10 лет, в Венгрии – 10 месяцев, в Восточной Германии и Чехословакии – 10 дней, в Румынии – 10 часов. Такая акселерация стала возможной благодаря тому, что использовался опыт стран, географически близких и в культурном отношении схожих. В СНГ же наблюдается ускоренная акселерация, но только авторитарного опыта и тоже благодаря культурной схожести и географической близости.


Респондентам также было предложено проранжировать страны СНГ по степени коррумпированности правящих режимов. Индекс коррумпированности рассчитывался по 5-балльной шкале оценок: “1” – полностью не коррумпирован; “0,5” – скорее не коррумпирован, чем коррумпирован; “0” — не имею определенной позиции, “-0,5” — скорее коррумпирован, чем нет; “-1” – полностью коррумпирован. В этом случае индекс меняет свое значение от “+1” до “-1”. Ниже приведены показатели долей полученных ответов, на основании которых затем рассчитывались индексы по формуле взвешенной средней арифметической.


Характеристики стран СНГ по степени коррумпированности власти


(% от общего числа опрошенных)










































































 


Полностью


коррумпирована


Скорее коррумпирована, чем нет


Не имею определенного мнения


Скорее


не коррумпирована


Полностью не коррумпирована


Казахстан


47,6


24,2


18,8


4,4


0,8


Россия


10,2


39,5


21,6


17,4


1,3


Кыргызстан


20,4


24,1


27,8


6,6


0,5


Узбекистан


20,9


20,2


29,4


7,1


1


Таджикистан


23,2


18,5


29,8


4,5


1,1


Туркменистан


19,1


19


31,7


5,1


1,5


Украина


12,1


20,3


34,1


6,6


2,1


Беларусь


9,6


19,5


32,6


9,8


1,9


ИТОГО

 

185,3


225,8


61,5


10,2

 


Ранжирование стран СНГ по индексу коррумпированности власти




































1.


Беларусь


-0,17


2-3.


Россия


-0,22


2-3.


Украина


-0,22


4.


Туркменистан


-0,32


5.


Узбекистан


-0,34


6.


Кыргызстан


-0,36


7.


Таджикистан


-0,38


8.


Казахстан


-0,59

Представленные результаты отражают не рациональные знания, а скорее настроения и психологическое самочувствие респондентов. К этому следует добавить, что многие из них не информированы о том, как обстоят дела с коррупцией во властных структурах соседних стран СНГ. Поэтому Казахстан оказался лидером по степени коррумпированности правящей власти. Высокий удельный вес “колеблющихся” (не имеющих определенного мнения) обусловил соответственно невысокие значения индексов. Так, например, максимальное значение индекса коррумпированности лишь немного превышает среднее отрицательное значение позиции на шкале балльных оценок: “скорее коррумпирована, чем нет”.


Во всех странах СНГ имеет место отвлечение крупных иностранных и национальных финансовых средств в пользу высокопоставленных чиновников и их посредников. Зависимый компрадорский характер сырьевой экономики порождает трижды ускоренную коррупцию в ряде стран Содружества. В частности, отдельные западные аналитики сегодня проводят параллель между казахстанской и нигерийской моделями развития: правящий класс и финансово-промышленные группы, связанные с экспортом сырья, вооружений и энергоносителей, а также их обслуга купаются в роскоши в то время, как массово обездоленное население испытывает нужду и моральное унижение. Амнистия капитала в Казахстане наглядно продемонстрировала, что владельцы “паразитического капитала” не собираются инвестировать его в подъем производства, на общественные нужды.


Экономическую картину осложняет явное возрождение в большинстве стран Содружества идеологии прямого наследования великих государственных образований прошлого, восстановления исторического достоинства титульных народов. Это усиливает напряженность в отношениях с соседями по СНГ.


В своем нынешнем качестве страны СНГ уязвимы для открытых контактов с Западом: слишком уж очевидны эффект деморализации и комплекс слаборазвитости. Поэтому перед странами СНГ остро встала дилемма: либо сотрудничество и объединение усилий в восстановлении единого евразийского цивилизационного пространства, либо национальный изоляционизм и дальнейшая дестабилизация ситуации в регионе.


Как вы считаете, возможно ли объединение стран СНГ в единое федеративное государственное устройство (наподобие США) или конфедерацию с сохранением суверенитета Новых Независимых Государств?


(% от числа опрошенных всего и в каждом городе)




















































































 


Всего


Алматы


Астана


Атырау


Караганда


Кокшетау


Тараз


Усть-Каменогорск


Да


13,4


8


45,4


11,1


2,9


16,7


15,1


23,3


Скорее да, чем нет


14,8


12,7


23,5


16,7


15,4


27,8


15,1


9,3


Скорее нет, чем да


32


36,5


17,6


37,5


30,9


16,7


39,6


22,7


Нет


19,6


20,1


14,3


20,8


22,1


15,6


20,8


20


Затрудняюсь ответить


16,7


19,7


8,4


12,5


27,2


16,7


8,5


6,7


Другое


2,4


3,1


0,8


0


0


8,9


0


0,7


ИТОГО


98,9

 

110


98,6


98,5

 

99,1


82,7

В среднем 28,2% полагают в той или иной степени вероятность объединения стран СНГ в конфедерацию или даже многонациональный федеративный союз. При этом понятно, что мультиязычные Соединенные Штаты Евразии могут структурно отличаться от США. Например, в Европе давно уже практикуется опыт двойной идентичности. Европеец наряду со своей национальной идентичностью всегда помнит о своей европейской принадлежности. Однако большинство респондентов (51,6%) ставят эту вероятность под сомнение. Дело в том, что в основной массе государственных деятелей СНГ идея двойной идентичности – национальной и шире – цивилизационной – еще не осознается как необходимость. Сегодня именно этот уровень выступает в ретроградном качестве, подталкивая к выходу из интегрированного состояния в


дезинтегрированное.


Какие главные факторы противодействуют, на ваш взгляд, объединению ННГ в единое евразийское сообщество?


(% от числа опрошенных всего и в каждом городе)










































































 


Всего


Алматы


Астана


Атырау


Караганда


Кокшетау


Тараз


Усть-


Каменогорск


Амбиции высшего руководства стран СНГ


43,2


42,6


25,2


55,6


58,1


48,9


53,8


30,7


Незаинтересованность иностранных супердержав, борющихся за сферы влияния на постсоветском пространстве


31,5


29,8


42,9


30,6


22,1


22,2


64,2


23,3


Нежелание самих народов стран СНГ


13,3


16,7


16


16,7


8,1


5,6


5,7


6,7


Затрудняюсь ответить


19,4


17,2


26,9


15,3


28,7


27,8


7,5


22


Другое


2,4


3,8


0,0


0,0


1,5


1,1


0,0


1,3


ИТОГО


109,8

           

84

В графе “Другое” указано: “От народа не зависит”, “народ хочет”, “не “отдохнули” друг от друга”, “возможно, со временем финансовые воротилы”, “алчность не даст”, “низкий авторитет среди крупных иностранных супердержав” и т.д.


Судя по тому, с какой скоростью развиваются негативные процессы в пространстве СНГ, период реформации не скоро закончится, а значит, дальнейшие преобразования станут не только еще более болезненными, но и их исход будет еще более неопределенным. В сложившихся условиях СНГ евразийская реинтеграция актуальна и как экстренная мера, и как долгосрочная перспектива. Это тем более актуально, т.к. обострение внутренних и внешних вызовов не столько результат экономических последствий дезинтеграции, сколько результат цивилизационной дезориентации евразийских народов, не утративших своей причастности к СССР. Конечно, нынешний российский истеблишмент особенно чуток к восприятию евразийской реинтеграции в духе русского “гегемонизма”. Тем не менее наличие этой трудности не снимает необходимости реконструкции евразийского сообщества. К тому же современная геополитическая ситуация в регионе исключает возможность воссоздания евразийской общности как “единой и неделимой” империи. В качестве важнейших механизмов евразийской реинтеграции необходимо задействовать различные виды кооперации, гражданских связей, внеэкономических регуляций, чтобы обеспечить равноправный национально-культурный диалог. Эта модель уже апробирована в процессах европейской интеграции.

Новости партнеров

Загрузка...