Виноваты ли мелкие вкладчики?

Сколько мелких вкладчиков, наших сограждан, за десять лет независимости лишились своих личных накоплений? Есть ли такие цифры у всезнающей статистики? Ведь для многих из них – это настоящая трагедия. Почему остается в стороне государство, когда приходит крах очередному банку? Например, в лице Национального банка, органов прокуратуры, обязанных контролировать исполнение законов, в том числе банками второго уровня?


Как было не поверить?


В течение почти десяти лет ОАО “Нефтехимбанк” имело очень высокий рейтинг не только в Шымкенте, но и по всему Казахстану, а также за рубежом. Аккуратно выплачивались дивиденды акционерам, своевременно рассчитывались с вкладчиками. Великолепные операционные залы, внимательный и грамотный персонал позволяли верить в надежность и стабильность этого банка. Сюда поступали немалые деньги от предприятий, организаций и фирм, и, по отзывам клиентов, на этот банк можно было положиться как на партнера высокого уровня.


Верили “Нефтехимбанку” и граждане, в том числе пожилые люди, вкладывая сюда свои трудовые сбережения на сохранение и прирост. Поверили старики в то, что живут в правовом государстве, где руководство банка, работающего по лицензии Нацбанка и под его жестким контролем, никак не сможет нарушить действующее законодательство.


А банк “лопнул”


Однако случилось непредвиденное. В начале марте 2000 года московское ОАО “Нефтехимбанк”, владевшее более 50 процентами акций шымкентского “Нефтехимбанка”, вступив в полосу сложной финансовой ситуации, продало эти акции. Не прошло и года, как новые владельцы перессорились между собой (конфликт интересов), стали делить “Нефтехимбанк” через суд, менять состав руководства банка. Склоки эти вызвали падение авторитета “Нефтехимбанка”, стали уходить крупные клиенты, что привело к оттоку денег. Это стало началом краха.


В начале апреля 2000 года “Нефтехимбанк” был продан российской финансовой группе “Триада”. Настал час его полного развала.


“Разорение “Нефтехимбанка”, — утверждают его вкладчики, — это специально организованная, преднамеренная акция, проведенная с целью хищения его активов”. Они, не без основания, считают, что “их средства, включенные в “Нефтехимбанк”, присвоены расхитителями”.


Как это было


О том, как разворовывался “Нефтехимбанк”, видно, например, из справки от 04.05.2000 г. “О проверке деятельности ОАО “Нефтехимбанк” по вопросам, связанным с соблюдением требований банковского законодательства”, подписанной прокурорами прокуратуры Шымкента А. Ниязовым и А. Юсуповым. В целях экономии места приводим лишь несколько фактов из нее.


“Кредитным комитетом “Нефтехимбанка” в составе: С. Горемыкин, С. Матвеев, Е. Аблякимов, З. Туякбаева, К. Турданов — в декабре 1999 года были выданы кредиты гражданам Армении Р.Амбарцумяну и Д.Казратяну на общую сумму 130 млн тенге, а также ТОО “МГ Групп” — в сумме 62 млн тенге. Кредиты не возвращены до сих пор. А их обеспечение и тогда вызвало у проверяющих сомнение. К слову, этих денег с лихвой хватило бы, чтобы рассчитаться с вкладчиками – физическими лицами, ведь банк остался им должен 175 млн тенге”.


Другие факты из справки. 17 марта 2000 года по решению нового совета директоров председателем правления ОАО “Нефтехимбанк” был назначен А. Никонов. В первый же день своей “деятельности” он дал распоряжение перечислить предоплатой на счет ТОО “Ленгер” (Алматы) за автомашину иностранной марки 7,4 млн тенге и за офисную мебель на счет ТОО “Аспара” (Алматы) – 4,5 млн тенге. Ни автомобиль, ни мебель банк так и не получил.


Только за четыре дня, с 21 по 24 марта, Никоновым были подписаны договоры по уступке права требования обязательств по кредитным договорам с АО “Макташи” и ТОО “Шаруа” (общая сумма кредитов – почти два миллиона долларов США). Ни по одной из этих фирм при проверке не обнаружено сведений об их финансовой состоятельности или залоговых обязательствах.


Этот человек, “управляя” “Нефтехимбанком” с 17 по 28 марта, как сказано в постановлении о возбуждении уголовного дела, “причинил существенный вред правам и законным интересам граждан и организаций”. Уголовное дело в отношении А. Никонова было возбуждено, однако старший следователь Агентства финансовой полиции по ЮКО майор А. Уткебаев вынес решение о прекращении следствия “из-за неустановления виновных”.


Названные и множество подобных нарушений в конечном счете привели к тому, что Нацбанк решением от 14.02.2000 г. принял к “Нефтехимбанку” временные ограничительные санкции (на шесть месяцев приостановил прием вкладов от населения, выдачу кредитов и гарантийных писем). А уже 19.04.2000 г. была аннулирована лицензия “Нефтехимбанка” на проведение банковских операций.


Почему вкладчики не знали о надвигающейся беде?


Крах “Нефтехимбанка” стал большим потрясением для его вкладчиков и многих акционеров, хотя длилась процедура разграбления шесть-семь месяцев. Почему они не знали о надвигающейся беде? Почему о постановлении Нацбанка, приостановившем действие лицензии “Нефтехимбанка” по ряду банковских операций, люди узнали из передачи радио “NS”? Разве Нацбанк не обязан был сделать об этом официальное сообщение в СМИ? Это был февраль 2000 года, и деньги в “Нефтехимбанке” тогда были.


Многие официальные лица неоднократно утверждали, что собственные средства “Нефтехимбанка” составляют 370 млн тенге, а вкладчикам – физическим лицам банк должен 175 млн тенге. Два примера в подтверждение сказанному. Выступая на пресс-конференции в конце апреля 2000 года, директор ЮКФ Нацбанка Е.Ажиев говорил: “Активов “Нефтехимбанка” достаточно, чтобы рассчитаться с вкладчиками – физическими лицами”. В интервью газете “Южный Казахстан” от 21.08.2000 г. председатель ликвидационной комиссии “Нефтехимбанка” А.Токсеитов успокаивал: “С вкладчиками рассчитаемся сполна”.


Прошел год. На начало июля 2001 года вкладчики — физические лица получили 40 процентов от общей суммы вклада. Когда остальное – неизвестно. Остались они один на один со своей бедой.


Без вины виноватые


В конечном счете около двух тысяч наших сограждан лишились своих личных сбережений из-за того, что их из “Нефтехимбанка” попросту растащили. В рыночных условиях банкротство банка – дело обычное. При этом, как правило, производится полный расчет хотя бы с первыми тремя очередями, в том числе вкладчиками – физическими лицами. В случае же с “Нефтехимбанком” получилось, что его сначала разграбили, а уже потом по иску Нацбанка было решение суда о его принудительной ликвидации.


Причинами решения Нацбанка от 19.04.2000 г. об аннулировании лицензии “Нефтехимбанка” были названы в том числе: “систематическое нарушение его руководством установленных норм и лимитов, предоставление заведомо недостоверных отчетности и сведений”. Если руководство “Нефтехимбанка” систематически нарушало и обманывало Нацбанк, то чем виноваты его вкладчики? Когда они принесли свои деньги в этот банк, никто и предположить не мог, что он через полгода “лопнет”.


Кто им поможет?


В неравной борьбе за возвращение личных накоплений поможет ли государство своим согражданам – вкладчикам “Нефтехимбанка”? Мала надежда, что деньги вернет Нацбанк, так как “Нефтехимбанк” в свое время не смог стать участником системы обязательного страхования вкладов физических лиц.


Но разве не было надлежащего исполнения своих контролирующих обязанностей Нацбанком, почему-то давшим время руководству “Нефтехимбанка” (кстати, трижды сменившемуся с октября 1999 по март 2000 года) растащить активы банка до аннулирования лицензии?


Никогда не поздно привлечь к персональной ответственности за содеянное и горе-руководителей “Нефтехимбанка”. А главное — просто не может оставить без внимания названные факты Генеральная прокуратура.


Новости партнеров

Загрузка...