Фамилии обозначены, но дело — темное

В Астане продолжается заочный суд над экс-премьером Акежаном Кажегельдиным. На сей раз рассматривались эпизоды дарения ему автомобилей Land Cruiser и бронированного шестисотого “Мерседеса” ручной сборки.


Судебный процесс над бывшим премьером вошел в свое будничное русло. Выступают свидетели, рассматриваются очередные эпизоды дела. Адвокат пытается выступать за подсудимого, но вряд ли ему это удается. Защита не располагает сильными аргументами, да и атмосфера в зале не в пользу отсутствующего.


В качестве свидетеля выступил президент АО “Корпорация Казахмыс” Владимир Ким. Он тот человек, который, как следует из обвинительной речи, и делал подарки Акежану Кажегельдину после настойчивых “просьб” последнего. Ким, несколько смущаясь, попросил судью провести его допрос в закрытом режиме, то есть не при прессе. Тем не менее он подтвердил, что премьер в жесткой форме потребовал от него подарки, после чего Ким в интересах своего бизнеса вынужден был оплатить ремонт квартиры Кажегельдина в Алматы на сумму в 180 тысяч долларов, а также подарить две машины. По тому же эпизоду был допрошен представитель Балхашского горно-металлургического комбината г-н Малышев. Через счета этого предприятия проходили деньги за злополучный Land Cruiser.


Кроме того, на открытых для масс-медиа заседаниях были допрошены несколько представителей налоговых служб, свидетельствовавших по эпизодам приобретения супругой обвиняемого Натальей Кажегельдиной недвижимости в Королевстве Бельгия.


Однако самые интересные детали дела вопреки заявлениям все-таки рассматривались за закрытыми дверями. Так по эпизоду о принятии сотого постановления правительства “О мерах по обеспечению роста объемов выпуска продукции предприятиями сырьевой базы черной металлургии и алюминиевой подотрасли РК” ни одного комментария перед прессой высказано не было. Известно лишь, что в зале по этому и другим вопросам выступали такие занятые фигуры нашего политического и экономического бомонда, как Ураз Джандосов, Мажит Есенбаев, Бердибек Сапарбаев, Владимир Школьник, Николай Радостовец, Виталий Метте, Степан Шуткин, Александр Машкевич и многие другие бывшие соратники Акежана Кажегельдина.


Глядя на столь представительный список свидетелей и на то, что виновник всего этого один – Кажегельдин, невольно складывается впечатление, что экс-премьер обладал некими нечеловеческими способностями заставлять людей поступать вопреки их профессиональной этике и служебным полномочиям. Иначе как можно объяснить, что всеми уважаемые чиновники только сейчас осознали то, что “Акежан был не прав”. И здесь возникает еще одна догадка, а может ли экс-премьер вообще отвечать за свои невероятно многочисленные проступки? Ведь помнится, он уходил с работы по состоянию здоровья. Тогда, по словам президента, некий тромб, пройдя через голову, остановился в легких премьера. Как сейчас его здоровье? Кто-нибудь располагает достоверной информацией? Хотелось бы знать, а иначе ведь суд наш — самый справедливый суд на свете — заочно вынесет несправедливое решение.


Новости партнеров

Загрузка...