Говорим Нигерия — подразумеваем Казахстан

«Прогнозные нефтегазовые ресурсы (включая казахстанский сектор Каспийского моря) оцениваются по нефти и конденсату в размере более 13 миллиардов тонн, ныне Казахстан находится на 13 месте в мире по разведанным запасам нефти «



Информация нефтяного обозрения «Скважина»



На саммите в Сочи было решено разделить Каспий по принципу «срединной линии». Пока не ясно, что это сулит республике, но многие аналитики сходятся во мнении, что большая часть углеводородов в таком случае будет сосредоточена именно в казахстанском и российском секторах Каспийского шельфа.



Благодаря этому Казахстан можно считать нефтяной державой, причем стоящей в одном ряду с другими нефтяными гигантами. С некоторых пор за сотрудничество с республикой не считают зазорным бороться даже такие, что называется, солидные соперники в нефтегазовом секторе, как США и Россия. А в том случае, если месторождения в северной части Каспийского моря будут доказаны, молодая республика вполне может стать новой углеводородной Бонанзой. Но, как показывает мировая практика, «черное золото» может стать и божьим даром, и проклятьем для страны. Благо, примеры этому имеются, и более того — сейчас их смело можно считать хрестоматийными. Что же принесла нефть другим государствам? Обратимся к истории.



ОАЭ — федерация, в которую входят семь эмиратов. Это государство является одним из ведущих производителей и экспортеров нефти в мире. Доказанные ресурсы составляют почти 10% мировых запасов (около 13,5 миллиарда тонн).



Объединенные Арабские Эмираты заняли одно из ведущих мест в мировой экономике благодаря продуманной и эффективной торговой и финансовой политике. Открытая экономика, свободная торговля и инвестирование доходов от экспорта нефти в другие отрасли — это те три столпа, на которых зиждется эмиратское благополучие.



ОАЭ входят в список высокоразвитых государств. Уровень годового дохода на душу населения -17 тысяч долларов (если брать Казахстан, то можно примерно назвать цифру в 450 USD). Согласно данным инвестиционного банка «Меррилл Линч», здесь проживает 78 тысяч миллионеров, суммарное состояние которых превышает 160 миллиардов долларов. Это при том, что население страны составляет примерно чуть больше двух с половиной миллионов человек (в Казахстане почти в 7 раз больше). Однако коренных жителей здесь лишь около 700 тысяч. Остальные — иностранцы, приехавшие в разное время на заработки.



Люди, приехавшие из этого нефтяного рая, единогласно утверждают, что основной принцип тамошней власти — делиться с народом. Благодаря такой политике граждане государства заинтересованы в его экономическом благополучии. Государство, в свою очередь, стремится гарантировать социальную стабильность и достойную жизнь всем жителям страны.



Другая страна, которой нефть принесла благополучие, это Норвегия. Доказанные запасы нефти Норвегии оцениваются почти в 1,5 миллиарда тонн.



Во всех правительственных документах, касающихся энергетики или экономического развития Норвегии, четко прописано, что норвежская нефть «принадлежит народу и должна быть использована на благо нынешнего и будущего поколений». В отличие от России и Казахстана, где официально декларируемые цели часто отличаются от реальности, норвежцы в течение десятилетий очень строго следили за выполнением этого принципа. Когда началась разработка первых месторождений, к ней были допущены лишь три компании — Statoil, Norsk Hydro и Saga Petroleum. Все они были норвежскими, «национальными», хотя последние две были созданы с участием частного капитала. Тесная связка между государством и нефтяным сектором только укрепилась в 90-е годы, когда правительство создало специальный фонд, в который направлялись доходы от экспорта нефти. Дело в том, что благодаря растущему экспорту энергоресурсов Норвегии удалось сформировать устойчивый профицит (превышение доходов над расходами) бюджета. И прибыль правительство решило сохранить для будущих поколений, когда нефтяные месторождения будут исчерпаны. Для этого был создан некий фонд, активы которого к маю нынешнего года выросли до 46 млрд долларов, что составляет почти 10 тыс. долларов на каждого норвежца.



Но есть и обратная сторона сырьевой медали: страны, которым нефть не только не принесла благополучия, но, наоборот, ухудшила их положение. Таких государств на карте мира тоже немало, что дает обильную пищу для размышлений.



Мексика находится на втором месте среди латиноамериканских государств по количеству доказанных запасов углеводородов. Ей «черное золото» отнюдь не принесло ощутимого благоденствия. Несмотря на то, что экономика этого государства считается наиболее устойчивой среди стран Южной Америки, с начала XIX века основная масса народа живет в нищете. Причинами бедности большинства населения экономисты называют военные перевороты, сопровождающие становление этой страны на протяжении уже двух столетий. Экспансия иностранного капитала стала постоянным спутником развития мексиканского капитализма. Американским, а затем и транснациональным компаниям нужно было выстроить экономику страны под себя, превратить её в колониальный анклав. А нарождавшуюся местную буржуазию Запад сделал послушным партнёром, который облегчил бы ему эксплуатацию природных и людских ресурсов Мексики.



Нигерия — страна, которую по праву считают крупнейшей в Западной Африке. Несмотря на то, что по уровню доказанных запасов углеводородов Нигерия числится среди нефтяных держав, народ в государстве живет отнюдь не припеваючи. Судите сами: по данным 1998 года, около половины жителей этой страны живут за чертой бедности, зарабатывая меньше одного доллара в день. По мнению независимых экспертов, страна шла к такой развязке на протяжении нескольких десятилетий — до последнего времени в Нигерии постоянно происходили государственные перевороты, что прямо влияет на экономический климат.



Кредиты, выданные иностранными банками и организациями, в большинстве своем просто


раскрадены. Но страны Запада предпочитают закрывать глаза на происходящее в Нигерии, ведь транснациональные компании, представляющие эти страны, делают серьезные инвестиции, особенно в нефтедобывающий комплекс. Но, несмотря на значительные объемы экспорта углеводородов, Нигерия была и остается страной-должником. По последним данным, внешний долг этого африканского государства составляет на сегодняшний день около 33 миллиардов долларов. А по уровню коррумпированности государственного аппарата Нигерия занимает первое место в мире.



Парадокс — сегодня эта крупнейшая нефтяная держава испытывает серьезные трудности с нехваткой топлива. Неправда ли — многозначительная параллель с Казахстаном, где при нашем нефтяном изобилии и трех НПЗ, способных с лихвой покрывать все внутренние потребности, каждую посевную и уборочную возникает дефицит ГСМ с соответствующим всплеском цен!



Итак, примеры из мировой практики весьма поучительны. Как мы видим, наличие углеводородов не обязательно означает всеобщее благоденствие. Скорее, благополучие любого государства складывается из умения распорядиться этим богатством. Существует множество «сравнительно честных», как говаривал Остап Бендер, способов поставить при помощи нефти всю страну на ноги.



Но к нашей республике, пожалуй, применим лишь один. Ведь едва ли мы сможем, как в Арабских Эмиратах, дождаться появления родовой аристократии, считающей благоденствие своих подданных делом не только собственной, но и фамильной, династийной чести. У нас, к сожалению или к счастью, это уж кому как хочется, но просто нет той истории, куда можно было бы вернуться в поисках всеобщего царя-батюшки или хана-отца, в поисках такой родовой аристократии, которая бы не воровала хотя бы из-за стыда перед мавзолеями своих предков. Да и не реально это — надеяться найти выход в тех исторических схемах, которые уже пережило и изжило современное человечество.



Взять один только факт, что большинство родословных у наших акимчиков и министров откровенно выдуманы или банально куплены. Не сможет сегодняшняя властвующая так называемая элита стать в многонациональной семье добрым отцом, которому даже не придет в голову обкрадывать своих детей. Наша власть как гребла под себя нефтяные доллары, так и будет это делать, пока будет иметь возможность. И поэтому схема, по которой развивались Арабские Эмираты, для нас не более чем экзотическая картинка, к которой у нас столько же шансов прийти, сколько достичь миража в пустыне.



Остается один путь — классический. Можно назвать его по-разному — норвежский, или американский, или, скажем, японский. Важна суть — страна должна развиваться в условиях разделения властей на представительные, исполнительные и судебные, на местные и центральные и при условии взаимной ответственности всех ветвей и уровней власти друг перед другом и всех их — перед гражданским обществом. Путь сложный, но, как показывает практика, единственно перспективный…


Новости партнеров

Загрузка...