Президент НАК “Казатомпром” и Нобелевский лауреат занимают одинаковую позицию? Да.

Россия борется за рынок… ядерных отходов


Не спадает накал страстей вокруг идеи захоронения на территории Казахстана низкоактивных ядерных отходов из-за рубежа. 21 августа ряд ученых, в том числе и радиоэколог Рыспек Ибраев, биофизик Александр Инюшин и другие провели очередную пресс-конференцию, посвященную предстоящим слушаниям в парламенте по поводу вышеназванной идеи. Последняя была подвергнута жесточайшей обструкции. При этом Р.Ибраев вновь делал ссылки на Россию в том плане, что будто бы Казахстан собирается хранить у себя на территории российский ядерный мусор, причем не абы какой, а отходы ядерного топлива (ОЯТ). Проще говоря, отходы с атомных электростанций (АЭС). Так ли это на самом-то деле? Дело даже не в том, что в Казахстане предполагается хоронить не высокоактивные, а низкоактивные отходы. Этот момент все наши ученые, не просто опустили, а попросту забыли о нем и с ходу повели разговор о “ядерных отходах”, причем в их лексиконе постоянно звучат такие термины, как ОЯТ и АЭС. Получается какой-то общий, беспредметный разговор, в то время, как в этих ОЯТ и АЭС теряется, замыливается главный вопрос – надо соглашаться с идеей захоронения низкоактивных отходов или нет?..

Постоянно нагнетаемая Р.Ибраевым тема “российского следа” требует осветить данный сегмент проблемы поподробнее. И вообще, читателю, наверное, небезынтересно будет узнать, как подходит к этому вопросу великий северный сосед. Дело в том, что Россия сегодня отчаянно бьется за такой рынок и готова хоронить на своей территории не только низкоактивные отходы, но и принимать высокоактивные отходы для дальнейшей переработки. Директор петербургского Института ядерной физики РАН Владимир Назаренко на одной из своих пресс-конференций отметил, что до сих пор на Западе монополистами в переработке ОЯТ были Англия и Франция, но теперь в эту сферу активно включаются США. По его словам, переработка ОЯТ чрезвычайно выгодна. Кстати, вопреки распространенному мнению, развитый Запад вовсе не приветствует перспективу масштабного ввоза ОЯТ в Россию. Принято считать, что развитые страны хотят превратить Россию в «ядерную свалку».»Это неправда«, — заявил коллега В.Назаренко, академик и Нобелевский лауреат Жорес Алферов. — «Дай бог нам захватить этот рынок, который позволит России заработать 20 млрд долларов за 20 лет”. Зарубежные энергетики тоже понимают, что переработка ОЯТ выгодна и безопасна. Поэтому Жорес Алферов считает, что программа ввоза использованного ядерного топлива через некоторое время может столкнуться с международной конкуренцией в сфере такого вида работ. На сегодняшний день, по оценке академика, Россия только на две трети использует свои мощности по хранению и переработке ОЯТ. Зарубежное отработанное ядерное топливо позволит загрузить оставшуюся одну треть, что, естественно, скажется на прибыльности этой отрасли. Так неужели кто-то думает, что МАГАТЭ позволит, а Россия при этом захочет каким-то мафиозным, скрытным образом завезти в Казахстан как свои ОЯТ, так и чужие, за которые получены миллиарды!? К тому же, как известно, Казахстан не в состоянии ни захоронить ОЯТ (а спрятать их невозможно-по излучению обнаружат из космоса), ни переработать. А когда у Казахстана такая возможность появится (если она появится!), то вряд ли он прорвется на рынок по приему ОЯТ. Но в данном случае, как говорится, и слава Богу: своего “добра” хватает. Но зачем, спрашивается, Россия идет на такой “опасный” (если следовать точке зрения Р.Ибраева) шаг? В России точно такие же проблемы, как и у Казахстана. Все различие в масштабах — Россия имеет ряд АЭС и массу других ядерных объектов… Чтобы содержать все это хозяйство, у России элементарно нет средств.


Иначе говоря, в России в этом смысле дела обстоят еще хуже, чем в Казахстане. Например, огромную проблему представляет собой списанный ядерный военный флот. По данным Минатом РФ, на сегодняшний день из боевого состава ВМФ выведено 189 субмарин. Подлодки, находящиеся в отстое, — это мины замедленного действия, каждая из которых таит в себе мощь Чернобыля. Но Россия по-прежнему имеет производственные и интеллектуальные ресурсы, позволяющие ей даже в нынешних безденежных условиях как-то выходить из положения и держать ситуацию до того, как в страну потекут первые миллионы и миллиарды. В 2001-2002 годах в России в рамках Международной программы «Арктическое военно-экологическое сотрудничество» (АМЕС) планируется ввести в строй 4 накопительные площадки для хранения отработанного ядерного топлива с атомных многоцелевых подводных лодок. Первую из площадок, рассчитанную на установку 19 сорокатонных металлобетонных контейнеров, предполагается открыть уже в сентябре текущего года на базе РТП «Атомфлот» в Мурманске. Затраты на ее обустройство составят около 500 тысяч долларов. Планируется также наращивать мощности завода-переработчика отходов и создать на ПО «Маяк» на Урале при помощи МАГАТЭ модульное контейнерное хранение.


В огороде бузина, а в Киеве дядька, или Кто о чем, а Инюшин о своем


Кстати, неудивительно, что именно в 2000 году в России всерьез заговорили о законе по ОЯТ, который поддержал сам президент Владимир Путин и весь цвет научно-технической элиты РФ. А спустя полгода в Казахстане началась инициация законопроекта о разрешении на ввоз низкоактивных отходов… Все это объясняется одним: в обеих странах радиоэкологическая ситуация из-за отсутствия средств складывается самым неблагоприятным образом. Причем ситуация ухудшается с каждым годом. Российские экологи проанализировали деятельность атомной промышленности в целом и сами убедились, что внутренних ресурсов на принципиальное решение проблемы в России сейчас нет. «Нам и дальше придется пассивно наблюдать за ухудшением экологической ситуации на предприятиях и в местах, где накапливаются отработанные радиоактивные материалы. Нам и дальше придется мириться с нарастанием риска радиационной катастрофы. Так как необходимых средств у правительства просто нет«, — заявил председатель комитета РФ по охране окружающей среды Виктор Данилов-Данильян. «К примеру, американцы на программу утилизации таких отходов (а у Америки их меньше, чем у нас) выделили около 200 миллиардов долларов«. Российские атомщики придумали, откуда можно получить дополнительные средства. Чтобы решить проблему собственных отходов, предлагают согласиться на ввоз и переработку чужих. При этом Данилов-Данильян допускает, что Россия может согласиться хранить на своей территории отработанное топливо из Литвы и Украины, где условий для его переработки нет совсем, и это представляет экологическую угрозу для самой же России. С Даниловым-Данильяном категорически не согласна председатель комитета по экологии Госдумы Тамара Злотникова. Она считает выгоду от подобных сделок сомнительной и требует «не превращать Россию в ядерную свалку«. Правда, со своей стороны не предлагает никаких способов решения проблемы, которая в недалеком будущем грозит обернуться для России экологической катастрофой.

Таким образом, российская дискуссия вокруг “атомного” закона выглядит один к одному как казахстанская — местные “зеленые” ученые, критикуя того же президента НАК “Казатомпром” Мухтара Джакишева, сами ничего конструктивного предложить не могут и практически уходят от разговоров по существу. Наверное, не все в мире познается через сравнения, но кое-что хотелось бы сравнить. В России по “атомному” закону высказались буквально все ученые и практики, чья работа связана с атомной энергетикой и смежными областями. Это ученые с мировым именем, с большим техническим бэкграундом. Академики Евгений Велихов, Николай Пономарев-Степной, Николай Лаверов, Владимир Фортов, Олег Фаворский выступили с открытым письмом, в котором они соглашаются, что «в стране, пережившей чернобыльскую трагедию, психологически трудно принять законодательные акты, разрешающие ввоз ОЯТ зарубежных АЭС даже на временное хранение или переработку«. Однако специалисты убеждены, что такое решение принять необходимо.


По мнению ученых, поправки к законодательству позволят решить не только многие финансовые (прием ОЯТ в течение 10 лет может принести порядка 21 млрд долларов), но и экологические проблемы. Треть заработанных средств планируется потратить на ликвидацию последствий прежних катастроф, решение проблемы хранения и переработки российских радиоактивных отходов. А комиссию по вопросам ввоза на территорию России отработанного ядерного топлива (ОЯТ), между прочим по предложению президента РФ Владимира Путина, возглавил вице-президент РАН Жорес Алферов. И он тоже уверен, что закон поможет «сохранению и развитию как атомной энергетики России, так и других высокотехнологичных отраслей«. По словам академика, комиссия будет решать сугубо технические проблемы ввоза и переработки ОЯТ, давать экспертную оценку по каждому конкретному грузу и, в конечном итоге, разрешать или запрещать его перемещение. Что касается лоббирования чьих-либо политических интересов в этой сфере, то подобные вещи не имеют к комиссии никакого отношения – заверяет общественность России Алферов. И, надо сказать, к мнению таких авторитетов и к мнению специалистов-атомщиков того же ПО “Маяк” прислушивается вся здравомыслящая общественность. Так, представители экологического конгресса и знаменитого российского природоохранного движения «Кедр» распространили заявление, в котором указали на допустимость ввоза ОЯТ из-за рубежа при определенных условиях. В числе таких условий авторы заявления назвали гарантированный возврат продуктов переработки ОЯТ странам, из которых оно поступило, и обязательное проведение экологической экспертизы на всех стадиях реализации подобных проектов.


Иная картина предстает перед нами в Казахстане. Возвращаясь к пресс-конференции казахстанской группы специалистов и общественности, оппонирующих “Казатомпрому”, вновь подчеркнем, что принципиально научного и технически целесообразного альтернативного пути поиска средств и решений, необходимых для радиационной очистки Казахстана они не предложили. Причем, что больше всего настораживает, многие утверждения из уст Ибраева и Инюшина дезавуируются доступной информацией из официальных источников-из источников, заслуживающих куда большего доверия. Допустим, по мнению того же Ибраева атомная энергетика ненавидима всем человечеством и от нее все отказываются (?). А Инюшин в интервью телеканалу “Рахат” заявил, что Казахстан спасут ветряные электростанции, одну из которых он поставил бы в створе Джунгарских ворот (?). Но те же самые Жорес Алферов и директор петербургского Института ядерной физики РАН Владимир Назаренко свидетельствуют, что ближайшее будущее энергетики в течение 50-100 лет связано с атомной энергией. Ученые уверены, что можно строить безопасные атомные станции, «просто они дороже, так как необходимо использовать в них новые типы реакторов«. Проблема радиоактивных отходов, вопреки расхожему мнению, имеет решение. Под это имеется полное научное обоснование, проекты и уже внедренные технологии. Комплексная схема переработки всех образующихся отходов существует и успешно работает на новых заводах Франции и Великобритании. Что касается АЭС — их активно строят по всему миру. Китай активно развивает атомную энергетику: там прямо на побережье Желтого моря под руководством россиян строят Тяньваньскую АЭС, которой нет аналогов в мире… Учитывая такие несуразности в аргументах “зеленой” стороны, видимо, назрела необходимость в том, чтобы казахстанской ситуации дали оценку компетентные и не ангажированные эксперты, чье мнение стало бы по-настоящему отправной точкой…


Новости партнеров

Загрузка...