Токал на шее

“Мен токалдан тудым ба?” В вольном переводе с казахского на русский язык эта фраза звучит так: “Я что, рожден от токал?” Токал: любимая женщина или содержанка? Любовь или блажь?


История первая


Он называл ее токал, и мы условились, что я буду называть ее так же. Тихая скромная женщина. Неброская, обычная фигура. Минимум косметики. Кто поверит, что ее любил миллионер?


Она прошла 37 унылых лет и зим. Ни мужа ни детей. На руках — больная мать, в полнолуние одержимая желанием подпалить дом. Из-за вечных больничных осталась без работы.


…Когда позвонила подруга и сказала, что можно хорошо провести время с командировочными, она сразу согласилась: “Света, а что мне было терять?


Он приехал на машине. Старше ее лет на 10. Отношения обозначил сразу и четко: “Часто бываю в командировках, мне нужна женщина на “постоянку”, без детей. Чтобы приехал, посадил в машину — и на отдых”. Она молча проглотила цинизм его слов.


Я стала считать любовь вредной привычкой. Мне тоже хотелось расслабиться. Сначала немножко комплексовала, особенно из-за одежды. Его статус — директор астанинской фирмы, машина с шофером. Мужчина “со всеми удобствами”. Потом она решила не зацикливаться. Уехал — она и забыла о нем.


Но он свое обещание — “на постоянку” — выполнил. Как только приехал в очередной раз в Жезказган, сразу позвонил ей. Нежно сказал в присутствии друзей: “Это моя вторая будущая жена”.


Однажды я спросила его о первой. Он недоумевал над моим вопросом: я ее люблю, дарю ей бриллианты, она прекрасная женщина и трое детей обеспечены.


Сначала это были встречи, выгодные обоим. Поездки по магазинам, “обмывка” покупок. Накатанный план, расписанный на месяц вперед. Приезжал два раза в месяц и очень часто звонил. Иногда угрожал: “Попробуй только найди кого-нибудь”.


За семь лет мы первый раз поссорились, когда у него родилась внучка и он на радостях повез меня в ресторан. Что-то на него нашло, вытащил пачку денег и начал кричать : “Я сейчас вас всех куплю”. Потом подошел к одной симпатичной блондинке и предложил ей поехать с ним. Я молча встала, вызвала такси и уехала.


Он приехал следом, просил прощения, оправдывался, говорил, что хотел заставить меня ревновать. А я никогда не ревновала, хотя знала про его “левые” движения в других городах. Чаще всего это были случайные женщины на одну ночь. Другим он помогал делать карьеру.


А официально он предложил ей стать токал через три года. Он позвонил и попросил, чтобы я получше оделась. За мной заехал его водитель. Меня привезли в дом. Он объявил: “Мара — моя вторая жена”. Родители сначала молча смотрели на меня, потом закричали, что отрекутся от него. Потом приехала его жена. Она опрокинула накрытый стол и стала кричать на меня, чтобы я и не мечтала о роли токал. В общем, получился жуткий скандал. Он геройствовал, но…


После этого я почувствовала себя полной дурой и прекратила встречи. Решила, что и сама хороша, а он подлец. Надоело. А любовь — просто вредная привычка.


Через какое-то время его жена узнала ее домашний телефон, звонила, угрожала, унижала. Она ответила ей: “Ваш муж сам от меня не отстает”. Это было правдой. Он звонил несколько раз в неделю. Иногда от его имени названивали девочки, которые представлялись любовницами.


Теперь я радовалась, что не поддалась на его уговоры и не переехала в Астану. Я помню, как моя подруга сделала такую глупость. Ее друг сейчас оплачивает квартиру, сделал содержанкой, а ей иногда хочется выть. Она — пленница в золотой клетке. Вся жизнь проходит в ожидании, когда же Он соизволит прийти к ней. Я никого не осуждаю, жизнь сейчас трудная, но для себя решила, что разумный человек не может больше терпеть.


Почему за семь лет она не родила ребенка? Однажды она решила проверить его и сказала, что беременна. Первый его вопрос: “От кого?” После чего он исчез на два месяца. Как выяснилось, проводил собственное расследование. Результат оказался нулевым, другие мужчины не светились на горизонте, и он разрешил: “Ну ладно, рожай, после определим, чей ребенок”. Это было выше ее сил, она призналась в обмане.


Траектория встреч изменилась. Он приезжал, они сидели, пили кофе. Никакой близости и душевности. Что-то медленно уходило из отношений. Возможно, оба не учли, что рождение чувств, так же как их смерть, нельзя запрограммировать. А игра на чувствах — опасная вещь. Сегодня ты — охотник, завтра — жертва.


— Я не могу сказать, что мне было легко разорвать отношения. Семь лет что-то значат.


Она старается не произносить слово “любовь”, а если оно вырывается, возникает неловкая пауза.

  • Он до сих пор звонит и теперь уверяет, что любит. Но наши разговоры, как игра в пинг-понг. “Привет-привет. — Как дела? – Нормально. — Я тебе еще позвоню? — Как хочешь”.
  • История вторая


    Второй моей героине, казалось бы, особо горевать нечего. Она устроена в этой жизни, у нее собственное дело. Она сильна. Но она тоже рассчитывала стать токал.


    Ей была нужна эта любовь, чтобы выжить в этом мире. Она сама вторглась в его жизнь. И провинциальный город быстро узнал об этой связи. Вначале она надеялась, что он уйдет к ней. Он обещал ей совместное будущее, и она купилась на слова. Когда слова были исчерпаны, решила родить ребенка. Но ее выпирающий живот стал преступлением. Злые реплики и косые взгляды на работе. Родители запретили приходить ей к ним, а снохи-моралистки брезгливо оттопыривали губки, говоря ее братьям: “Не хотим сидеть с ней за одним столом”.


    Времена меняются, но не мораль, особенно мораль восточная: внебрачный ребенок до сих пор считается позором. Никого не интересовало, что ей было за тридцать, что она известный в городе юрист с хорошей зарплатой и стабильной клиентурой. Положен тебе пепел на голову — получай обывательское: “В подоле принесла”.


    А ее любимый мужчина исчез на четвертом месяце ее беременности, сказав : “Прости”.


    Сейчас ее сын — чудесный, незакомплексованный мальчик. Пока… Пока кто-то в сердцах при нем не бросит жестокие слова: “Мен токалдын тудым ба?”


    Ее желание родить “для себя” стало миной замедленного действия. Я вижу в ее глазах другое желание. Теперь она поняла, что хочет определенности. Все ее маневры все равно ни к чему не привели. Ни первой, ни второй женой она так и не стала. Зря спрашивала: “Когда, к какому берегу прибьешься, любимый?” А у него весел не хватает. Злится на все ее потуги и разговоры.


    А как себя ведет самый пострадавший человек? Мальчик давно знает тайну своего рождения, безумно любит отца и неведомых ему братьев и сестер в параллельной семье. И хочется ему только одного: чтобы папа-параллельщик однажды при всех назвал его сыном.


    Но за 15 лет два взрослых человека так запутались в отношениях, что до сих пор гадают, а какое же оно, правильное. Их встречи теперь — просто сердитые кухонные разговоры. К ребенку он по-прежнему холоден.


    Раз так, может быть, не фокусировать внимание на золе, самой набраться мужества и решиться начать любить себя? Начать жизнь сначала, а не терять силы на эту ущербную любовь? Или ущербную привычку?


    Новости партнеров

    Загрузка...