“…живыми можно будет взять и Усаму бен Ладена, и муллу Омара”



Советник и поверенный в делах Афганистана в Республике Казахстан Азизулла Рузи отвечает на вопросы Тамары Зариповой, ведущей информационно-аналитической программы “Эксклюзив” (“Радио 31”) и Гимрана Ермеккалиева, обозревателя газеты “Мегаполис”


— Г-н Азизулла, ваша официальная точка зрения: возможные пути урегулирования афганского кризиса?


— Мы заявляли и раньше, что талибы представляют угрозу Средней Азии и всему миру, но к нашему голосу не прислушивались. Лишь после терактов в Америке в мире осознали, что Усама бен Ладен и его движение — серьезная угроза. Сейчас на территории, которую мы контролируем, положение очень тяжелое. Уже два года в Афганистане – засуха, несмотря на это, мы продолжаем держать линию фронта и бороться с международным терроризмом. Бен Ладен пригласил в свою армию 20 тысяч террористов со всего мира, это и арабы, и чечены, и китайские уйгуры, узбекские группировки. В данный момент мы блокировали северную столицу Афганистана – город Мазари-Шариф. Вы, наверное, в курсе последних событий, что мы заняли военный аэродром Баграма, наши войска приблизились к Кабулу, мы хотим во время ракетного удара по террористам захватить Кабул, Мазари-шариф и Таликян.


— Сейчас многие аналитики приходят к выводу, что для Штатов оптимальным вариантом является материальная и финансовая поддержка Северного альянса. Впрочем, и сами представители альянса заявили в Риме: “Помогите нам оружием, и мы докончим уже начатое дело. Насколько реальна победа ваших войск при таком раскладе?”


— Дело в том, что мы более приспособлены к климатическим условиям Афганистана, особенностям рельефа, сейчас у нас 15 тысяч пехотных войск. Я думаю, именно техническая и финансовая помощь будет наиболее эффективной, и военная операция продлится очень небольшой срок – не более месяца. Мы захватим Кабул, живыми можно будет взять и Усаму бен Ладена, и муллу Омара, который его поддерживает, и “Талибан”.


— Гражданская война в Афганистане длится 4-5 лет. Иран и Россия и раньше поддерживали Северный альянс. Тем не менее альянс не смог одержать победу. Как вы собираетесь делать это сейчас?


— Помощь, которую нам оказывали раньше, была гуманитарная. Сейчас мы получили военную технику, оружие. Кроме того, теперь весь народ Афганистана осознал, что никакого толка от Усамы бен Ладена и “Талибана” не будет. Ведь в Америке во время терактов погибли простые люди, женщины и дети. Сейчас создалась такая ситуация, что победа нам обеспечена.


— Предполагается, что победа – это взятие Кабула. Но, скорее всего, движение Талибан и пуштунские племена на юге не примирятся, и гражданская война на этом не закончится.


— Пуштуны живут не только на юге, а на всей территории Афганистана, и мы не отождествляем их с террористами. И в наших войсках есть пуштуны, как и таджики, туркмены, узбеки… Многие боевые командиры талибов напрямую с нами связаны и уже готовы сдаться. Позавчера 650 человек юго-восточнее Джалалабада сдались одному из лидеров Северного альянса. Мы не говорим, что с захватом Кабула наступит мир, и не хотим единовластия альянса. Наша делегация встречалась в Риме с бывшим королем Мохаммад Захир Шахом, обсуждалась идея создания Совета единства Афганистана, в него войдет 120 человек, 50 человек будут представлять Северный альянс, столько же делегатов от всех племен и наций страны и 20 афганцев, проживающих сейчас за границей. Не надо забывать, что талибы – это в основном не афганцы.


— Вполне возможно, что народом Захир Шах будет восприниматься, как ставленник Запада. Это напоминает ситуацию с Наджибуллой, чья власть держалась за счет военной помощи СССР. По мнению политологов, вряд ли эта замена принесет в Афганистан долгожданный мир.


— Дело в том, что народ устал от войны, которая длится 23 года, у нас нет семьи, в которой за это время не погиб хотя бы один человек. Люди уже давно не поддерживают разжигателей межплеменных раздоров. Кроме того, раньше внешние заинтересованные силы помогали разным группировкам, и каждая группа воевала за себя, сейчас и все мировое сообщество, и афганцы объединились против талибов и бен Ладена.


— Но есть государства, которые заявили, что не поддержат США в военной операции против талибов.


— Однако никто не сказал, что не согласен с борьбой против терроризма. Иран заявил, что необходимо разрешение ООН на операцию. Просто сейчас каждая сторона предлагает свой вариант, но никто не против борьбы в принципе.


— Возможно ли начало операции США в Афганистане с территории Узбекистана?


— Сейчас я не могу сказать, с какой стороны начнутся военные действия. В Узбекистан, по данным СМИ, прибыл американский самолет с отрядом в 30 человек. Но и в Кувейте, и Пешаваре на аэродромах размещены войска США, штаб-квартира бен Ладена и его организация находятся на юге страны, так что, возможно, операция начнется со стороны Пакистана.


— Некоторые аналитики считают, что задержка военных действий вызвана тем, что Штаты ведут сепаратные переговоры с талибами: речь идет только о выдаче террориста №1, после этого Америка не будет вмешиваться во внутренние дела Афганистана.


— Я так не считаю, ведь США с самого начала требовали выдачи не одного бен Ладена, но и его соратников, а также полного уничтожения Аль-Кайеды. Бен Ладен – это всего лишь один человек, главное это его организация. Если убрать одного лидера, на смену придет другой.


— Вы допускаете вариант, что в итоге военных действий страна будет поделена на две части или на несколько оккупационных зон?


— Если страну разделят, мы уже не будем считаться афганцами. У нас племена и нации не разделены территориально, а рассеяны по всему Афганистану. Нет такой провинции, где жили бы, например, одни пуштуны, или узбеки, или таджики. Мы хотим, чтобы Афганистан был единым и сильным.


— За двадцать лет выросло целое поколение войны, которое не привыкло трудиться, и лучше всего умеет обращаться с оружием. Как вы собираетесь решать эту проблему? Как вы думаете развивать свое хозяйство? Придется брать кредиты?


— Действительно, дети, родившиеся в начале войны, уже стали командирами. В Северном альянсе сейчас много молодых командиров. Но повторяю, у нас все устали от войны. Мы надеемся, что те, кто привезет мир в Афганистан, помогут нам. За 20 лет все было разрушено, у нас нет школ, нет неразрушенных зданий, дорог, все это надо восстанавливать. Афганистан – очень богатая природными ресурсами страна. Конечно, в первое время мы возьмем кредиты у Международного банка, кроме того, многие государства скрыто участвовали в афганской войне, причины войны были внешние, а не внутренние, мы думаем, что эти страны теперь помогут нам. Кроме того, народ Афганистана на самом деле очень трудолюбив, например, в Казахстане около двух тысяч афганских беженцев. Им никто не дает жилья, не предоставляет работы и льгот, они сами находят работу. Я считаю, если наступит мир, мы поднимемся.

Новости партнеров

Загрузка...