“Казахфильм” – АТКЭ: один – ноль!


В прошлом номере мы обещали вернуться к вопросу отключения горячей воды в микрорайоне “Казахфильм”. Рады сообщить, что в день выхода газеты воду людям подключили. Сход жителей, организованный (кстати, совершенно бездарно) городским и районным акиматами, несмотря на наш скепсис, все же дал свои плоды.


…В стандартный актовый зал обычной средней школы все желающие поместиться не смогли. А ведь собравшихся было не более 300 человек, в то время как в “Казахфильме” проживает восемь тысяч жителей, и если бы хоть половина из них проявила интерес к проблеме, то от школы остались бы одни развалины. Сход” уже должен был начаться, а люди все шли и шли со своими стульями, скамейками, табуретками. В итоге организаторы попросили всех выйти на улицу и собраться перед школой. Потом перед собравшейся толпой обозленных, немытых людей начали трясти ненужными никому бумажками, пытались угрожать, предъявляли требования. Но на таком сходе решить можно было только один вопрос: когда дадут воду, а не выяснять, кто кому и сколько должен, чья бумажка важней и у кого рыльце больше в пушку.


Монополию представляли президент “Алматытеплокоммунэнерго” Айрих и начальник сбыта Казакова. Они потребовали платить за воду напрямую поставщику. “В противном случае вам придется платить дважды”, — заявила г-жа Казакова. Нечего и говорить, какую бурю вызвали ее слова. “Когда воду дадите?” – в буквальном смысле наступали на Айриха обозленные женщины. “Не хватайте микрофон! Это же казенные деньги! Отойдите от колонок!” – кричал в ответ представитель акимата. Выступление монопольщиков еще раз подтвердило, что дело не в долгах жителей. Получение оплаты напрямую от потребителя – вот единственное желание поставщика. О том, какие это дает преимущества мы уже говорили: это и комиссионные, и отсутствие всякого контроля со стороны КСК. Но монополист на то и монополист, чтобы блюсти свои интересы, и здесь все вполне понятно, непонятно другое: почему власть в лице районного акимата защищает не жильцов, а монополиста? Сначала прокурор Бостандыкского района назначает проверку в кооперативе, потом акимат вместо того, чтобы дать разрешение на митинг жильцов, объявляет “сход” жителей “Казахфильма”. И на сходе представители местной власти – замакима Бостандыкского района Гордеев и завотделом жилищно-коммунального хозяйства Симонова выступают не в пользу людей, оставшихся без воды, а защищают монополиста. Поневоле складывается ощущение, что власть у нас существует, чтобы оберегать монополии от народа.


И все-таки цель мероприятия была достигнута: воду дали. И хотя у истории этой, скорее всего, будет продолжение: некоторые из жильцов не успокоились на достигнутом и хотят подать в суд на “Алматытеплокоммунэнего” за нанесенный моральный ущерб, все же победа на данном этапе осталась за потребителями.


Все дело в схеме, или О том, как должно быть


Мы не раз говорили и повторим еще, что немытым жителям плевать на трудности КСК и желания поставщика. Они заплатили и имеют право требовать горячую воду, остальное их не касается. И это правда. Но теперь, когда главный вопрос решен, — воду дали, возникает другая правда. Она в том, что если каждый не начнет что-то предпринимать и не захочет видеть дальше собственного носа, то завтра совершенно безнаказанно нам могут отключить и воду, и газ, и энергоснабжение. Так как же все-таки должны быть устроены наши КСК, как должны быть выстроены их взаимоотношения с органами местной власти, поставщиками, жильцами, чтобы таких ситуаций не возникало впредь? Ведь не помогло ничего: ни Конституция, ни Гражданский кодекс, ни предписание Антимонопольного комитета с требованием включить горячую воду. Конечно, никому не надо объяснять, что законы не действуют, Департамент по защите прав потребителей не имеет реальной силы, власть по скрытым причинам не хочет трогать монополии, но главная проблема – в схеме. Какой должна быть схема?


Начнем с того, что между монополистом и жителями всегда заключается публичный договор. На собрании, вернее, сходе, представители АТКЭ сильно упирали на то, что они условия публичного договора опубликовали в газете “Вечерний Алматы” (которую читают, скажем так, не все), он вступил в силу со дня выхода газеты, а незнание жильцов от ответственности не освобождает. Но публичный договор – на то и договор, чтобы в нем участвовали две стороны, потребитель и поставщик. И потребитель договор должен прочитать и с его условиями согласиться. А когда монополист публикует договор, а потом заявляет потребителю как воришке, попавшемуся с поличным, что незнание не освобождает от ответственности, это уже не публичный, а кабальный договор.


Конечно, публичный договор должен быть типовым, и его условия должны быть одинаковы для всех, в одиночку отстаивать свои права жители не смогут. И здесь им на помощь должны были бы прийти органы власти, они могли бы придержать зарвавшихся монополистов, сделать условия более приемлемыми для потребителя, в чем, кстати, и состоит их прямая обязанность.


Кроме того, органом правления КСК является общее собрание собственников квартир. Но собрать всех собственников квартир того же “Казахфильма”, а их там восемь тысяч, практически нереально, значит необходимо выдвинуть, допустим, от каждого дома или подъезда своего выборщика, который мог бы представлять жителей на собрании. Но для этого опять же надо собирать общее собрание. Снова замкнутый круг.


Это только некоторые из несостыковок в Законе “О жилищных отношениях”, который, впрочем, ничуть не хуже других наших законов. Несовершенное законодательство позволяет и будет позволять и дальше нарушать права людей. И каждый из нас может стать очередным заложником коммунальных террористов, так что, вполне возможно, что никакое собрание или “сход” уже не поможет.

Новости партнеров

Загрузка...