О роли религии в “малорелигиозном” Казахстане

Весна и лето 2001 года проходят в Южном Казахстане под знаком слухов о возможном вторжении экстремистов с юга. Пока эти слухи не находят документального подтверждения, но уже появились признаки того, что в обществе отсутствует единое отношение к сложным процессам в идеологической и духовной сфере, что само по себе не менее, если не более, опасно, чем вторжение извне.


Свидетельством тому стало несколько событий, прошедших под знаком попыток конфессиональной консолидации в регионе. В начале лета в Шымкенте практичски одновременно состоялись семинар священнослужителей, “Круглый стол” по обсуждению предлагаемых к законопроекту “изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам свободы вероисповедания”, и было принято решение об открытии факультета с преподаванием на персидском языке в местном университете. Все эти события, хотя формально и не связаны между собой, но красноречиво отражают превращение религии в значимый фактор общественной и политической жизни. Отрадно, кончено, что власть инициирует различные мероприятия в рамках которых проходят обсуждения вопросов взаимодействия светской и религиозной власти, но вызывает сомнения способность светской власти удержать свой авторитет в современной ситуации.


Семинар священнослужителей проходил два дня и был организован отделом по связям с религиозными объединениями областной администрации ЮКО. Поводом для проведения семинара послужило то, что в некоторых районах области большинство религиозных объединений (в основном исламские) работают без должной регистрации. Как пояснили сотрудники областной прокуратуры ЮКО, на территории области замечена активизация деятельности религиозных организаций экстремистского толка: “Тарихатшылар”, “Нурджи”, “Зикр”. Кроме того, по словам сотрудников ДКНБ по ЮКО, за пределами Казахстана появилась новая организация “Хизбут-Тахрир-эль-Туркестан”, предназначенная специально для действий на территориях Казахстана, Узбекистана и Кыргызстана.


Сам факт проведения такого семинара говорит о том, что власть решала более активно участвовать в организации конфессиональной деятельности в регионе. Однако, по словам работников областной администрации, часть присутствующих имамов была настроена высокомерно по отношению к светской власти и не спешила идти на сотрудничество. Для некоторых имамов приглашение на семинар было знаком попыток администрации поставить их под свой контроль, к чему они отнеслись отрицательно. Очевидно, многие имамы уже привыкли к положению верховных авторитетов на вверенной им территории и болезненно относятся к любым формам хотя бы косвенного контроля со стороны властей. Эти опасения имеют помимо духовных вполне прозаические причины: многие мечети являются крупными землевладельцами на льготных условиях и имамы опасаются лишения их привилегий в сфере налогообложения. Представителям органов землепользования пришлось чуть ли не угрозами опубликования реальной ситуации в сфере сбора земельного налога от некоторых религиозных общин остужать пыл некоторых имамов. Несмотря на то, что сегодня открытых выступлений против светской власти пока не наблюдалось, вызывает тревогу тот факт, что даже угроза экстремизма пока не сплотила духовную и светскую власть. Более того, наметились контуры если не противостояния, то отсутствия единой позиции в отношениях между ними.


В это же время в здании шымкентского филиала Казахской государственной юридической академии состоялся “Круглый стол”. Обсуждался проект закона РК “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам свободы вероисповедания”. В поправке к закону должна быть отдельная статья, предложили преподаватели казахско-кувейтского университета, дающая более полное разъяснение таким терминам, как миссионер, вероучение, религиозный экстремизм. Необходимо четко указывать время пребывания иностранных миссионеров и уточнить порядок получения ими аккредитации. В числе предложений также установить возрастной ценз 28-30 лет для тех, кто отправляется за границу в духовные учебные заведения. При этом у молодого человека уже должно быть высшее образование. Наиболее инициативным на идеи был главный редактор газеты “Дiл”, член координационного совета общественного движения “Азамат-Онтустик” Ш.Пирмат. По его словам, настало время для изменения не только рассматриваемого закона, но и Конституции РК. Его предложение состоит в том, чтобы внести поправку в Основной закон страны о введении единой государственной религии – ислама суннитского толка, а ДУМКу (Духовное управление мусульман Казахстана) дать статус управления всеми конфессиями, действующими на территории станы. Кроме того, Пирмат предложил увеличить количество совершеннолетних граждан для создания религиозного объединения с 50 до 10000 человек. Было и категорическое предложение запретить финансирование религиозных объединений из-за рубежа. По итогам “Круглого стола” участники приняли постановление, которое было направлено в мажилис РК. То есть ясно читается намерения некоторых общественных движений сделать ислам одной из значимых политических сил. Не приходится сомневаться в искренности инициаторов подобных предложений в их желании противостоять экстремизму. Но также трудно скрыть сомнения по поводу того, что их реализация может однозначно способствовать этому. На наш взгляд, превращение ислама в политическую силу, легитимизированное законодательно и в массовом сознании вовсе не означает, что все активные участники этого процесса будут определенно лояльны к власти и станут работать на укрепление уровня консолидации в обществе, а не будут решать свои узкогрупповые задачи.


Если добавить, что также в начале июня было принято решение открыть на базе шымкентского филиала МКТУ факультета с обучением на персидском языке, то становится ясно, что ЮКО представляет собой поле, где скрещиваются интересы и религиозного и светского характера с нескольких сторон. Приходится признать, что власть региона пока только пытается взять ситуацию под свой контроль.


Нужно отметить, что по-прежнему в Казахстане широко распространено мнение о том, что казахи в основе своей малорелигиозны, и вопросы религии никогда не будут играть важного значения в общественной жизни республики. Поэтому, мол, нечего перегибать палку в своей тревоге по поводу распространения отдельных неоднозначных явлений в сфере религиозных организаций. На наш взгляд, отмеченные явления свидетельствуют о том, что для того чтобы религия стала важным фактором общественной жизни вовсе не обязателен поголовный массовый интерес к исламу. Не нужно и каждодневных богословских диспутов на экране и вступления большинства молодежи в ряды членов “Хизб-ут-Тахрир”. Достаточно того, чтобы религиозная сфера выглядела привлекательной в глазах некоторых общественных сил для своих вполне земных устремлений. И эти силы имели поводы, оправдания в массовом сознании и возможности свои устремления реализовывать. На наш взгляд, в ЮКО происходит как раз нечто подобное.


Власти способствуют внедрению в массовое сознание представлений о ценности этнического или религиозного аспекта человеческого коллективного существования. Само по себе это неплохо, но вот подчеркивание доминирования только одной культуры из множества уже способствует формированию ощущение некомфортности у носителей нетитульных культурных особенностей. Кроме того, что более важно, появляются люди, которые уверены в своем праве выступать от имени членов той или иной этнической или религиозной общины с узкокорыстными программами, идущими в разрез с идеологией общеказахстанской гражданской идентичности.


Это чревато не только обострением межэтнических отношений, но и распространением уверенности в том, что любые культурные границы можно использовать в политических целях (например: родовые, региональные, религиозные и т.д.). Широкое внедрение в общественную практику подобных убеждений не способствует консолидации общества.

Новости партнеров

Загрузка...