Они готовы к войне



Пешавар. Главный город спецрегиона, так называемой N.W.f. Province (т.е. провинция N.W.f.). В трех-четырех десятках километров пакистано-афганская граница. Номинальная граница. Можно смело сказать, что Пешавар – это уже почти Афганистан. Более 80 процентов жителей его – это пуштуны и другие выходцы из Афганистана.


В Пешаваре есть огромный жилой массив под названием Катче Гала Кэмп, в котором проживает более двухсот тысяч пуштунов. Когда-то здесь оседали беженцы с афгано-советской войны. До сих пор многие калеки проживающие в Катче, это те кто пострадал в той десятилетней эпопее… Здесь живут не самые богатые пуштуны. Но и в этом глинобитном городе за дувалом можно неожиданно увидеть «навороченный» “Ниссан Патрол”. Говорят, что Пешавар напичкан машинами угнанными в Исламабаде и даже в Карачи…


Бейджики со словом “PRESS” и “Kazakhstan” имели магическое действие. Местное население можно сказать на “ура” принимали неизвестно откуда свалившихся журналистов из Казахстана (правда, некоторые упорно кричали “Таджикистан, Таджикистан!” — Авт.). С нами говорили “авторитеты” представлявшие один из “кварталов” Катчи. Старейшина Ахмет Садых с белоснежной бородой и загорелым до черноты лицом и мужчина средних лет, которого все называли доктор Сардарик (видимо очень образованный человек или врач. — Авт.). Они в курсе всего того, что творится вокруг Афганистана и имеют свое мнение на эти вещи. И, надо сказать, весьма консолидированное мнение. Они против Америки, они поддерживают Талибан, они готовы вновь воевать…


Ахмет Садых: “Мы десять лет воевали с русскими. Мы там ничего у них не взрывали. Но они пришли и мы воевали. Американцам мы тоже ничего плохого не делали, но они тоже хотят на нас напасть. Но мы их встретим таким же сопротивлением. Каким встретили русских (они говорят руссикаю. – Авт.)”.


Доктор Сардарик: “Он за последние двадцать лет не спросил народ, как он живет, а сейчас он хочет стать главным? Не будет такого! Зачем нам Закир Шах? Зачем Америка сует свои нечистые руки не в свои дела?”.


В Пакистане функционирую два афганских Посольства. Одно представляет правительство Бурханутдина Раббани, а по сути Северный альянс, а другое движение Талибан. Соответственно таким же образом дублируются консульства. Генеральным консулом Талибана в Пешаваре является Моулави Нажибулла. Несмотря на то, что этот пожилой человек плохо себя в тот день чувствовал. Он согласился нас принять, но выказал через своего человека удивление, что иностранные журналисты обратились к талибанам с просьбой об интервью.


Г-н Моулави запретил видео- и фотосъемку, сославшись на шариат и на то, что только Посол уполномочен сниматься на видео. Запланировано было пять минут, но увлекшись г-н Моулави провел с нами полновесных сорок минут и только вечерний намаз прервал нашу аудиенцию. Однако львиную долю времени отнял перевод, который шел таким образом – вопрос изначально задавался на русском, затем он звучал на урду, затем на пушту (пуштуны говорят на дари, принадлежащий к фарси. — Авт.). Соответственно, когда звучал ответ, перевод повторялся в обратном направлении.


— Господин Моулави, утверждается, будто Талибан является мировым производителем наркотиков…


Консул: Бисмилля иль рахмани рахим. Наркотик и алкоголь затуманивают сознание человека. И это плохо. Ислам выступает против этого зла. Когда Талибан стал брать власть в Афганистане в свои руки, Азрет мулла Омар сразу же поставил вопрос о уничтожении наркотических плантаций и готовых наркотиков. Талибан никогда не прекратит борьбы против наркотиков. Это гарантия.


— Все говорят о гражданской войне идущей в Афганистане вот уже более десяти лет. Но с другой стороны мы видим четкое размежевание по национальному признаку. Например Раббани и погибший Масуд – это таджики. Генерал Достум – узбек. И все они борются против Талибана, основу которого составляют пуштуны. Это больше похоже на межнациональную войну.


Консул: Бисмилля иль рахмани рахим… До сих пор у нас все есть народы и языки. Например Субо Пактиа, он из Бадахшана… Когда Россия была побеждена, новую систему образовали Раббани, Масуд, Дустум. Но при них началась внутренняя война. Талибан был призван самим аллахом прекратить такую внутреннюю войну. Мы стали делать джихад. Сегодня, алхам дулилля, Талибан контролирует почти 95% территории Афганистана и мы стараемся что бы на этих территориях был порядок и спокойствие, столь необходимые всем народам живущим в Афганистане. А с нами рядом стоят многие, всех не перечислишь… Ислам не делит на пуштунов, таджиков, пенджаби, хазараи (то бишь хазарейцы).


Ислам и Талибан стали синонимами такого понятия, как “терроризм”. Так по крайней мере утверждает мировая пресса. Что бы вы сказали г-н Моулави по этом поводу?


Консул: Бисмилля иль рахмани рахим… Когда мы воевали с Россией (надо понимать с СССР. — Авт.) мы для всех были хорошие — для Саудовской Аравии, для Пакистана и для множеств других стран. Нас называли моджахеддинами, борцами за веру. Но сейчас США, те же Саудовская Аравия, Пакистан и остальные называют нас террористами. Почему так?! Тогда деньги давали нам, помогали вести войну против неверных. Сегодня дают деньги другим и напускают на нас. Почему так?! Да потому что мусульманский мир поднимается и теперь его надо расколоть. Американцы сами террористы. США убили генерала Зия уль-Хака (президент Пакистана в восьмидесятых), бомбили ливанских мусульман, Ирак. Это только отдельные эпизоды, а сколько их было! Разве это не терроризм?! Почему будучи сами террористами они навязывают свое мнение миру будто мы террористы? Мы здесь, находимся у себя, а они хотят прийти и нагадить в нашем доме. Кто бы что не говорил, весь мусульманский мир внутренне с нами и против США. Американцы и их пособники собираются нас атаковать. Но мы этого мы не боимся, потому что истина на нашей стороне. И есть шахиды, которые желают ценою своей жизни защищать страну и свою веру. Триста тысяч шахидов уже открыли свои имена мулле Омару.


Господин консул последний вопрос… Проблема беженцев остро стоит накануне новой афганской войны. Но ведь вечно так продолжаться не может. Каким образом правительство Талибана собирается менять обстановку в позитивную сторону?


Консул: Бисмилля иль рахмани рахим… Угроза нападения США заставляет некоторых срываться с места и искать доли в Пакистане и в других государствах. Но основная масса народа с нами, она не хочет менять власть Талибана ни на какую другую. Эти люди имеют внутреннюю силу. За последние два года мы кое-чего добились. Прежде всего нормализовалась внутренняя жизнь, это очень важно было после почти двадцати лет беспрерывных войн. Западная пропаганда делает из нас нехороших людей. Но мы страна открытая для дружбы и сотрудничества. Примером может служить отношения с Туркменистаном. Нет никаких проблем в вопросах бизнеса, потому что открыты ворота. Очень жаль, что нашего Посольства нет в таких странах, как Казахстан. Но там есть Посольство Раббани. Получается Раббани хороший, а мы, за которыми 95 % территории страны плохие… Не вижу здесь никакой логики. Но будущее Афганистана мы видим в своем упорстве и в дружбе со своими соседями, во взаимовыгодном экономическом сотрудничестве. Пусть будет так. Иншалла.

Новости партнеров

Загрузка...