Война в Афганистане будет развиваться не так, как планирует Пентагон

Итак, свершилось! Мировая общественность дождалась войны, которую так вожделела в последние дни. Телевизионные журналисты вознаграждены за две недели бесплодного ожидания качественной “картинки”. Захлебываясь от ощущения собственной значимости и плохо скрытого чувства удовлетворения, они спешат “выполнить свой долг” и донести зрителям вести “прямо с линии фронта”.


Давно в мире так азартно не ждали войны. Люди изнывали от нетерпения. Кажется, промедли Буш еще пару дней, представители общественности и СМИ разорвали бы его на части. Все это очень похоже на ожидание войны в далеком 1914 году. Тогда, так же как и сейчас, люди в мире со страхом и любопытством ждали перемен к лучшему — они надеялись на глобальные изменения в результате войны. Ждали, что война заставит всех встряхнуться, освежит кровь, пробудит Старый и Новый Свет от сна и праздности.

Сейчас почему-то говорят, что мир повзрослел и стал более ответственным. Это вряд ли. Хотя бы потому, что сегодня никто всерьез толком не способен просчитать реальные последствия этой войны как для Центральной Азии, Ближнего и Среднего Востока, так и для остального мира.


Теперь, когда военная машина запущена и ничто не может ее остановить, когда ударам подвергаются военные объекты и афганские города, а генералы в победных реляциях сообщают о множестве уничтоженных военных целей, — наступает время спокойно подумать о том, что, собственно, происходит на самом деле.


Авиация бомбит с высоты 7—10 километров. Крылатые ракеты запускаются с кораблей и подводных лодок, находящихся на удалении примерно 500—1000 километров от целей. Удары наносятся ночью, и, разумеется, о какой-либо высокой точности говорить не приходится. Да, конечно, будет уничтожено несколько аэродромов вместе с устаревшими и изношенными советскими истребителями и РЛС. Возможно, будут разбиты такие же устаревшие и изношенные танки. Заодно разрушат множество мирных домов вместе с их жителями и нехитрым скарбом.


Главная сила талибов – полупартизанские формирования — уже попрятались по щелям и пещерам и поджидают непрошеных гостей. Вряд ли они будут тратить силы во фронтальных боях, где их шансы в сложившейся ситуации близки к нулю. Они сделают ставку на удары из засад и ночные набеги. Поэтому ступившим на афганскую землю американским рейнджерам (если в Вашингтоне решатся пустить в дело спецназ) придется долго искать противника днем. А тот будет сам находить их ночью.


Между тем возможности Северного альянса ограниченны. И не потому, что у него недостаточно техники или людей. Даже если всего этого у него будет с избытком и вдобавок Северный альянс получит поддержку авиации США и Великобритании, он все равно не сможет нанести поражение талибам. Даже если возьмет Кабул и установит формальный контроль над всей территорией страны.


Три года назад, во время наступления талибов, когда все СМИ говорили о его неминуемом поражении, Северный альянс потому и удержался, что опирался на поддержку местного узбекского и таджикского населения. И сегодня его главные силы состоят из узбеков, таджиков, хазарейцев и других народностей, населяющих Афганистан. Между тем при продвижении на юг Северному альянсу предстоит вступить в земли, населяемые преимущественно пуштунскими племенами. Так что победа Северного альянса не приведет к полному поражению талибов и не принесет мира. Талибы будут вести партизанскую войну, опираясь на поддержку местного пуштунского населения.

И все же главное кроется в другом. Западная коалиция, если быть предельно точным, по сути, воюет сейчас не столько с бен Ладеном и талибами, сколько с пуштунами; движение “Талибан” на 95% состоит из пуштунов. Именно их так называемый цивилизованный мир во главе с США вознамерился выпороть в назидание другим. Пуштуны сегодня — вслед за иракцами и сербами — стали для Запада “плохими парнями”. В результате Запад с помощью самого современного оружия громит страну, по своему уровню застрявшую в XIX веке.


Пожалуй, в таком трудном положении ранее не оказывался ни один народ мира. У Ирака была поддержка части арабского мира. Сербы пользовались сочувствием России. Чеченцы – поддержкой Турции, стран Ближнего Востока и Запада. От талибов (пуштунов) отказались все, даже их ближайшие союзники – пакистанцы. Сейчас у них нет ничего, кроме тихого сочувствия в мусульманском мире.


За свой страх и одиночество пуштуны будут мстить цивилизованному миру. А к ним постепенно присоединятся сторонники различных течений ислама в других странах. После того как картины жертв и разрушений от бомбардировок в Афганистане заслонят события 11 сентября, военная кампания в глазах мусульман будет выглядеть жестоким избиением единоверцев.

Признаки восприятия войны в Афганистане именно как крестового похода Запада против ислама уже сегодня можно заметить во многих мусульманских странах. Даже в такой вполне светской, как Турция. О Пакистане и говорить нечего. Там генерал Мушарраф со своим окружением вертится
, как пескарь на сковороде. Их поджаривают с двух сторон – исламская оппозиция и пуштуны, которые компактно проживают на востоке страны вдоль границы с Афганистаном и, между прочим, составляют около 19% населения Пакистана (это почти 20 млн человек).


В ответ на все это мне могут возразить: “Так что же, оставить без возмездия атаку террористов на США?”. Разумеется, нет. Но крушить дубиной страну, в которой и так нет промышленности, железных и вообще нормальных дорог, которая уже более 20 лет находится в состоянии гражданской войны, под предлогом поимки одного негодяя – тоже не выход.


Разумнее было бы начать с другого. Во-первых, разобраться с представительствами радикальных религиозных организаций в Великобритании и в самих США. До недавних пор в Лондоне, например, спокойно работали офисы более десятка исламских радикальных организаций. Именно из Лондона члены объединенных организаций “Джихад” и “Аль-Каеда” через час после взрывов американских посольств в Кении и Танзании спокойно распространяли по факсу в СМИ торжествующее заявление бен Ладена по этому поводу.

Во-вторых, целесообразно было бы прежде всего нанести удар по финансовой структуре террористов. Ведь доллары, которыми террористы располагают и пользуются, перевозятся не на арбах с ишаками и хранятся не
в пещерах где-нибудь в горных грядах Гиндукуша. Они, понятное дело, находятся на счетах в приличных банках. Вполне вероятно, где-нибудь недалеко от разрушенных в Нью-Йорке зданий Всемирного торгового центра.


В-третьих, намного разумнее было бы сразу же после 11 сентября нанести действительно точечные удары по базам террористов и по нарколабораториям, производящим героин в Афганистане. Данные о расположении большинства таких объектов у США были. Теперь, конечно, время упущено. За две недели все оборудование наверняка разобрали и припрятали в надежных местах.


Если по уму, то нужно было потратить больше времени и на подготовку Пакистана к столь резкому повороту своей политики. Нестабильность в ядерной стране, наводненной религиозными экстремистами, – дело явно нешуточное.


Ну и, наконец, последний вопрос, который почему-то многим сегодня кажется почти неприличным. И все же, извините за назойливость, неплохо было бы предъявить хотя бы какие-нибудь доказательства причастности бен Ладена к терактам 11 сентября. Хотя бы для очистки совести перед мусульманами мира накануне бомбовых ударов. Помнится, осенью 1999 года после взрывов жилых домов в Москве от России подобные доказательства требовали.


Руководству России, в свою очередь, было бы полезно излишне не суетиться. Вряд ли стоит надрываться и навязывать свою помощь и покровительство. Надо будет — попросят. Видимо, привычка к выполнению интернационального долга въелась в кровь нации. Похоже, многие просто обрадовались возможности снова кому-то чем-то помочь и за кого-то повоевать.


В этом деле разумно ограничиться очень умеренной и взвешенной поддержкой. Упаси Боже посылать в Афганистан военных специалистов. Это не наша война. И не надо туда снова влезать, есть риск в очередной раз оказаться крайними. Только наивный человек может обольщаться насчет лояльности Северного альянса и ждать благодарности за помощь. Сегодня альянс — союзник западной коалиции, завтра — объявит войну за освобождение своей земли от иностранных интервентов. В истории, в том числе истории Афганистана, так уже было, и не один раз.


Западные военные в своих интервью заявляют о том, что повторения неудачного опыта Великобритании и СССР не будет. Они утверждают, что войска западной коалиции хорошо подготовлены и лучше обучены. Они уверены в стопроцентном успехе операции. Уверенность – дело хорошее. Но следует помнить, что военные всего мира перед любой войной считают себя готовыми к любым поворотам событий. Однако история, как правило, преподносит самые непредвиденные сюрпризы.

Новости партнеров

Загрузка...