“Жить стало лучше!” Чтобы в этом убедиться, поживите в Атырау


Расскажите, пожалуйста, на какой стадии развития сейчас Атырау непосредственно находится и каковы перспективы развития?


Недавно, в одной статье про Атырау я прочел очень хорошее выражение: “В Атырау есть три украшения – это “изумруд”, который уже блестит, красуется – месторождение Тенгиз, дающий колоссальные доходы нашему государству. Второе украшение – “алмаз”. Он еще не бриллиант, он нуждается в отделке и огранке. Речь идет о месторождении Кашаган на шельфе Каспийского моря. И третье – это “ожерелье” Каспийского трубопроводного консорциума “Тенгиз – Новороссийск”. Эти три проекта фактически определяют лицо, экономику и перспективы атырауской области. Они были осуществлены президентом республики за десять лет независимости нашей страны, в то время, когда государство еще возрождалось, когда еще не было законов и инвесторы относились к молодой республике с некоторой настороженностью. Сегодня же это огромные корпорации, колоссальные объемы нефти и второе или третье место в формировании бюджета Казахстана. Кстати, каждый год наш вклад в республиканский бюджет увеличивается – к примеру, в этом году за девять месяцев мы собрали налогов ровно столько, сколько за весь прошлый год.


Каким еще отраслям, помимо нефтедобычи, уделяется особое внимание?


Атырау начинался с рыбной отрасли. У нас тут множество видов рыб, включая осетровых, и поэтому промысел тут очень сильно развит. Вообще недаром же говорят, что наш регион – это уникальная история, культура, природа и экология. А люди здесь разные: из пяти пять человек — рыбаки, четыре – домбристы, трое – нефтяники, двое – русские, и те говорят меж собой на казахском языке.


А кроме нефти и рыболовства есть еще какая-нибудь визитная карточка области?


Визитная карточка не может быть многосторонней. Традиционно символами Атырау считаются осетр и нефтяная вышка. Но это не говорит о том, что мы занимаемся только добычей углеводородов и рыбалкой – у нас есть и сельское хозяйство, хотя и сложное, но овощеводство здесь развито; животноводство, хоть и не такого высокого уровня, но, тем не менее, оно есть; у нас выращивают уникальную породу овец; у нас разрабатываются месторождения и соли, и бора; в общем, у Атырауской области очень многовекторное развитие. Но все же мы прежде всего нефтяная столица страны. Поэтому при формировании бюджета 2002 года только для атырауской области было выделено около пяти миллиардов трансфертов на развитие инфраструктуры, решение вопросов дренажа водопровода и канализации и строительства жилья. Поэтому к визитной карточке Атырау, я думаю, нужно добавить еще и строителей.


Давайте теперь поговорим о занятости населения – есть ли работа и много ли безработных в нефтяной столице?


С каждым годом уровень безработицы у нас снижается. Это связано с тем, что открываются новые рабочие места, приходит очень много компаний, достаточно активно развивается малый и средний бизнес. Но есть и проблема – в сельской местности, где нет нефтяных месторождений, уровень безработицы по сей день очень высок. И эту трудность можно разрешить только с развитием сельского хозяйства. И здесь бы нам в свое время очень помогло бы кредитование. Но в сельской местности банки не берут залоги, и поэтому мы по опыту актюбинской области создали залоговый фонд коммунальной собственности. Механизм его работы прост – по рекомендации сельских акимов для некоторых бизнесменов мы выделяем залог для банка, который готов выдать кредит. И это может реально помочь в развитии сельского хозяйства в нашем регионе.


Какая часть населения занята в нефтяном секторе?


Так или иначе, в этой отрасли занята очень большая часть населения – около половины жителей области. Но непосредственно на месторождениях и геолого-разведочных работах занято не более десяти процентов населения.


А какова численность населения в атырауской области?


460 тысяч человек.


А как себя здесь чувствуют пенсионеры, ведь из-за близости нефти, Атырау считается очень дорогим городом; не тяжело ли им содержать свои квартиры?


Престарелые люди в нашем городе пользуются особым вниманием. Я думаю, что такого персонального подхода нет ни в одной области нашей республики. Пенсии во всяком случае мы выплачиваем вовремя. Кроме того, у нас очень много благотворительности, поскольку здесь работают очень состоятельные нефтяные компании, мы призываем всех помогать, и они не отказывают в благотворительности. Как детям, так и престарелым. Кроме того, в рамках десятилетия Республики Казахстан мы начали оказывать адресную социальную помощь участникам Великой Отечественной войны. К примеру, в недавно созданном гипермаркете мы обслуживаем их со скидками, у участников ВОВ пятидесятипроцентная скидка за пользование теплом. Кроме того, мы недавно закончили новый корпус дома для престарелых.


Как вы только что сказали, с нефтью так или иначе связана добрая половина населения – эти люди могут считать себя благополучными, ведь они нефтяники – богачи по нынешним меркам. Но ведь есть и другая половина, не задействованная в нефтегазовом секторе – как живется таким людям в столице “черного золота”?


Здесь у нас действительно создана достаточно большая “вилка”. Между уровнем заработной платы нефтяного сектора и, скажем, доходами пенсионеров лежит пропасть. Цены у нас подтягиваются, естественно, к возможностям нефтяников, и люди, получающие более низкую зарплату, страдают. Это компенсировать можно только одним способом – дать большое изобилие продуктов, создав тем самым конкуренцию. Ну и поднять заработную плату бюджетникам. А помощь малоимущим мы по мере своих возможностей уже оказываем. Других путей я не вижу.


А как здесь развит туризм?


Вы знаете, такой вид отдыха, как “поймал-отпустил”? Я говорю о спортивной рыбной ловле – поймал рыбину, сфотографировался и отпустил. Причем это очень популярно среди туристов, стекающихся к нам с Запада. Тем более, что у нас есть возможности для развития именно этого вида туризма – в Урале водятся огромные сомы. Но основной вид атырауского туризма – экономический. В связи с развитием нефтегазового сектора, очень много народу рвется сюда, чтобы посмотреть, что можно здесь сделать или создать. Поэтому экономический туризм считается самым рентабельным.


А какие проблемы испытывает сегодня Атырауская область?


Тут ответ однозначен – браконьерство. Это бич, который всегда присутствовал, но в последние годы он просто стал необузданным и приобрел колоссальный размах в связи с большой безработицей и экономическими трудностями. По разным оценкам, сегодня около 60 процентов рынка заполнено браконьерской икрой. Естественно, мы тоже не сидим сложа руки – например, в этом году мы провели операцию “Осетр”, сейчас проводим операцию “Путина”. Но лично я думаю, что этого совершенно недостаточно для борьбы с браконьерством. Раньше инспектор получал около половины стоимости нелегальной рыбы или икры, у него был экономический интерес поймать преступника и конфисковать улов. Но сегодня налоговики говорят, что человек и без этого получает зарплату и лишили инспекторов вознаграждения. Естественно, теперь ему выгодней отпустить браконьеров, получив определенную мзду.


Сколько сегодня атырауская область дает икры республике?


У нас всего один завод, производящий икру – это “Атыраубалык”. Он дает что-то около тридцати тонн икры ежегодно. Браконьеры делают в два раза больше.


Теперь обратимся к инвесторам. Казахстан из-за невзаимовыгодного договора с “Шевроном” теряет миллиарды долларов. Вы согласны с такой постановкой вопроса?


Нельзя говорить, что мы что-то теряем. Условия контракта выполняются, следовательно, мы ничего не теряем. А вот насколько договор сбалансирован в интересах страны и компании? Но вы вспомните, когда заключался контракт на разработку Тенгизского месторождения – на самой заре независимости. Мир еще не знал Казахстан, как нефтяную республику, и потому не хотел идти на риск, вкладывая миллиарды долларов в инвестиции. И “Шеврон” пошел на определенный риск тогда, ведь деньги, вложенные в республику, надо было оправдать – мало ли что могло случиться: национализация или революция… Поэтому и был подписан такой контракт. Естественно, всем хочется, чтобы договор был наиболее выгоден для страны. Но ведь стакан воды в пустыне стоит дороже, чем на берегу речки. И все это должны помнить.


А что вы думаете по поводу разделения дна Каспия?


Сложный процесс, который, я думаю, будет идти еще долгие годы. Здесь, может быть, не надо торопиться – ведь это настолько уязвимая тема. И требуется, чтобы в конце концов, все пришли к единому мнению. А это будет длиться долго.


Вы, в силу своих должностных обязанностей, встречаетесь с людьми, разговариваете. Как вы думаете, народ сегодня уверенно себя чувствует или уже потерял даже надежду?


Во-первых, в последнее время, в Атырау очень сильно изменился экономический климат. В лучшую сторону. И это чувствует каждый гражданин, ведь это видно невооруженным взглядом. Десять лет независимости дали возможность почувствовать атыраусцам экономику нефтегазового сектора. Я думаю, что население смотрит в будущее с полной уверенностью, что жизнь будет лучше, что она уже сейчас улучшается, но чтобы в этом убедиться, вы должны жить в Атырау.


Подготовили к публикации Руслан Газиев и Михаил Пак

Новости партнеров

Загрузка...