Промедление означает потерю генофонда

Ведущий в студии. Большое спасибо, что согласились принять участие в нашей программе, тем более что руководители вашего ранга не очень любят отвечать на не очень удобные вопросы. Многие экологи говорят, что Казахстан в экологическом плане — проблематичная республика, а если мы будем сейчас завозить ядерные отходы из-за рубежа, даже низкоактивные, это будет равносильно тому, что мы превратим свою страну в помойку… Что вы можете сказать по этому поводу своим оппонентам?


М.Джакишев. …Большинство казахстанцев, когда они представляют себе карту Казахстана, то вспоминают в первую очередь Чимбулак, Медео, Боровое, наши курортные места… Но, когда я говорю о радиоэкологической ситуации в республике, я вижу иную картину. Которую, к сожалению, большинство моих соотечественников не видят. Взгляните на эти карты.


Итак, первая карта представляет собой панораму так называемых природных загрязнений. Сами по себе природные очаги загрязнения не опасны, но на самом деле надо знать, из каких родников можно пить, из какого материала можно строить.


Вторая карта — это плоды нашего труда в течение последних 50 лет. Это так называемые техногенные загрязнения. Если вы внимательно рассмотрите эту карту, то, наверное, поймете, что очень мало мест в Казахстане, где можно было бы спокойно жить. То есть большинство территории Казахстана загрязнено, кстати, а то, что обозначено на карте, которая как чистая и свободная территория на самом деле не означает, что там нет загрязнений. Просто там мы еще не исследовали. На сегодняшний день мы располагаем только данными, собранными до 1996 года.


Теперь последняя, третья карта. Это то, каким должен стать Казахстан после рекультивации, то есть после очистки. На ней обозначены два определенных места, предназначенных для захоронений высоко- и низкоактивных отходов. Но для того чтобы территория республики представляла из себя именно эту карту, необходимо много финансовых средств. По нашим предварительным оценкам, это более миллиарда долларов. Прекрасно понимая, что в ближайшее времени республика просто физически не в состоянии выделить такое количество средств, чтобы привести в порядок радиоэкологическую ситуацию, мы примерно спрогнозировали, что в течение 30 лет мы можем найти таки деньги. Но тогда, как минимум, в течение 30 лет энная часть казахстанцев будет жить в условиях крайне неблагоприятной радиоэкологической ситуации и фактически за 30 лет будет потерян определенный генофонд нации. Вот в чем проблема. Промедленье очень чревато.


Ведущий. Тогда вполне логичный вопрос: Тогда почему же развитые страны стараются захоронить ядерные отходы в третьих странах? Значит, они беспокоятся о своей экологии и вряд ли учитывают при этом наши приоритеты.


М.Джакишев. Не совсем так. Дело в том, что большинство стран, обладающих ядерной технологией, в число которых входит и Казахстан, договорились не ввозить отходы именно в развивающиеся страны, страны Африки и т.д. Поскольку эти страны не обладают технологиями захоронений, не имеют ни технических, ни административных возможностей для захоронения.


Ведущий. А как вы представляете контроль над этими денежными потоками в случае, если Казахстан все-таки начнет таким образом зарабатывать деньги для собственного же очищения?


М.Джакишев. Вырученные деньги должны находиться плотно под контролем парламента, правительства, а возможно, и президента. То же самое я говорил депутатам. Забирать эти средства на текущие нужды “Казатомпрома” никто не собирается. На собственные производственные программы у нас все расписано. В свое время атомная промышленность принесла огромный вред населению Казахстана в виде полигонов, всех этих отвалов. Пусть теперь эти средства станут рычагом для радиоэкологического улучшения и социальной реабилитации. И это может сделать для людей атомная отрасль путем вот такого проекта.


Вопрос телезрителя. А из каких стран могут поступать отходы?


М.Джакишев. Прежде всего это страны, имеющие достаточно ограниченную территорию, это островные государства. Между прочим, ждать, что со всего развитого мира нам повезут отходы, не стоит. Это прибыльный бизнес, поэтому за этот рынок еще предстоит побороться.


Вопрос телезрителя. Допустим, деньги поступят, начнутся мероприятия по захоронению. Не получится ли так, что эта работа достанется иностранным подрядчикам?


М.Джакишев. В основном предстоят земляные работы, иначе говоря, низкоквалифицированный труд, и можно задействовать огромную армию безработных. Также получат работу специалисты, которые работали на урановых рудниках. Теперь они будут заниматься рекультивацией. Потребуется техника, значит, пойдут заказы на тот же Павлодарский тракторный. Иными словами, эти деньги не совсем будут зарыты в землю. Они создадут рабочие места, образуют новую налоговую базу… Не думаю, что при освоении этих средств нам нужны будут иностранцы как в качестве менеджеров, так и в качестве рабочей силы.


P.S. Пользуясь случаем, мы поздравляем Мухтара Джакишева с новым назначением. Теперь он заместитель министра природных ресурсов и недропользования и в известной степени остается одним из кураторов предложенной идеи отноистельно захоронения низкоактивных отходов.

Новости партнеров

Загрузка...