Ассамблея народов Казахстана против терроризма

Сказки дедушки Камала, замешанные на презрении в адрес кыргызов


Центральное место в двух номерах “Егемен Казакстан” заняла VIII сессия Ассамблеи народов Казахстана. Накануне открытия сессии этого общественного органа был обнародован указ президента страны, по которому за особые заслуги в деле укрепления межнационального и общественно-политического спокойствия ряд руководителей культурно-национальных центров были награждены орденом “Достык” (“Дружба”) второй степени и почетным званием “Заслуженный деятель Казахстана” Калдарбек Найманбаев, вице-президент Всемирной организации казахов. На страницах официального “Егемена” выступили руководители областных филиалов культурно-национальных центров: кореец Никофор Кан, татарка Закия Мухсинова, уйгур Омаржан Ибрагимов. Свой доклад на открытии сессии Ассамблеи президент страны озаглавил “Десятилетие нашей независимости: мир, прогресс и общественное согласие”. В докладе много места уделено новым вызовам, в частности, угрозе терроризма.


День республики и приближающееся (чуть более 50 дней) десятилетие независимости Казахстана – вот главный лейтмотив всех изданий. Каких-то специальных, а уж тем более концептуальных материалов, посвященных этой дате, не было (если не считать две статьи Камала Смаилова, который ныне презентует себя как “публицист, профессор”). Но все авторы таких статей и заметок как по стандарту отталкивались от того, что вот, дескать, почти уже и прошли первые 10 лет самостоятельного развития страны… Все тексты были торжественны и никаких сомнений в том, что прошедшие десять лет прожиты зря ни у кого не возникло. Но всех переплюнул Камал Смаилов, не избавившийся от коммунистической привычки все гиперболизировать. В своей статье в “Казакстан-ZAMAN” (24.10.01) “Вот и встретили мы XXI век” он считает, что к началу нового века Казахстан подошел “не с пустыми руками”. Он перечисляет, какое место в мире Казахстан занимает по запасам ванадия, меди, золота, угля нефти, газа и т.п. Затем говорится о том, что небо Казахстана бороздят 172 воздушных лайнера, в Алматы строится новый терминал, в Караганды уже есть роскошный международный аэропорт, в Атырау строится новый международный порт. Но самое главное, оказывается, в том, что Казахстан почти что морская держава, поскольку “Из Каспия можно через Волго-Донский канал попасть в Черное море, через железную дорогу въехать в Иран и добраться до Персидского залива, ну а по Волге можно добраться до Белого моря, т.е. до Ледовитого океана. Таким образом, транспортные артерии Казахстана таковы, что можно выйти в любой из четырех океанов – Атлантический, Тихий, Индийский и Ледовитый”. Утверждается, что на автомобиле посредством Каракорумского шоссе можно через Китай и Пакистан также добраться до Индийского океана. Теоретически все возможно, но практически?


Такого рода статьи, похожие на отчет, причем дутый, оторванный от реалий, иначе чем политической трескотней не назовешь. После прочтения такого пузыря возникает вопрос: есть ли экономическая надобность нашим автомобилистам осваивать Каракорумское шоссе? Сегодня народ стал предприимчивым и лихим в борьбе за “капусту”, но что-то не слышно о смельчаках, рвущихся на своих стальных конях через Пакистан к Индийскому океану! Зачем? А какую-такую продукцию может вывозить к берегам Ледовитого океана Казахстан? И почему к Ледовитому океану надо непременно через Волгу добираться? Ведь есть Иртыш, правда, сегодня он несудоходен, по крайней мере в казахстанском своем отрезке… Казахстан — это континентальная страна в кольце почти что вражеских государств. Если бы К.Смаилов написал бы так, это было бы гораздо ближе к истине… Но бывший идеологический соловей ЦК Компартии Казахстана, следивший в те времена, чтобы творческая национальная элита не выходила из русла марксизма-ленинизма, в своем репертуаре: “все хорошо, прекрасная маркиза”. Только теперь великий знаток мировой и казахстанской экономик вещает исключительно о глобальных вещах. Только получается эта пропаганда какой-то неубедительной. Избитые фразы о Казахстане как о нефтяной державе с недавних пор вызывают лишь раздражение, поскольку любой студент уже знает о том, что тенденция к увеличению добычи казахстанской нефти почему-то странным образом пропорциональна увеличению внешнего долга страны, и это при том, что львиная ее часть принадлежит иностранным концессиям. Традиционный кивок в сторону угольного Казахстана тоже не вызывает энтузиазма: лучшие шахты, где добывается кокс, самый элитный сорт угля, также принадлежит отнюдь не Казахстану, а некогда гордые карагандинские шахтеры, забивавшие стучанием касок по асфальту самого Нурсултана Назарбаева, сегодня до смерти боятся чем-то прогневить своих смуглых англоговорящих индийских хозяев, а о том, как в былые годы слетать на пару часов в Алмату, чтобы попить пивка, они забыли ровно десять лет тому назад… Что касается международного аэропорта в Караганды, то бишь выстроенного еще в советское время огромного аэропорта “Сары-Арка”, то его будущее весьма туманно. В двух часах езды от Караганды находится столица, там тоже будет международный порт – не многовато ли для одного практически Центральноказахстанского региона? Кого собирается встречать Караганды в своем международном аэропорту? Что касается самолетного парка, то он весь дошел до ручки и находится в полуаварийном состоянии.


Другой свой опус “публицист, профессор” опубликовал в казахской “Литературке”, т.е. в “Казак эдебиетi” (26.10.01) под названием: “Мы вышли из трудностей. Больше их не осталось?” Надо сказать, эта статья более приближена к реалиям жизни. В ней автор хоть и хвастает Кашаганом и тем, что Казахстан богат полезными ископаемыми, в то время “когда есть народы, которым кроме воды и продавать-то нечего” (намек на бедных кыргызов. — Прим.), профессор в конце концов возмущается тем, что добыча ценных руд находится в руках иностранцев: “Когда же наконец отечественные бизнесмены начнут сами извлекать эти богатства и затем пускать их в оборот? Этот животрепещущий вопрос должны поднимать и жалеющие свой народ писатели!” Надо понимать, теперь писатели начнут лоббировать эту идею?


Пушистый Жакиянов, и трогать его не моги…


Скандальное противостояние областного акима Галымжана Жакиянова и заместителя председателя КНБ РК Рахата Алиева продолжается. Павлодарский голова обвинил своего визави в том, что тот узурпировал информационное пространство страны. Однако и Жакиянов не сирота казанская в этом пространстве. Так, например, крупноформатный еженедельник “Казакстан”, сравнительно недавно отпочковавшийся от “старшей” русскоязычной сестры “Деловое обозрение. Республика”, дал понять, что Жакиянов не просто крупный государственный чиновник, а горячий патриот своей страны, своей нации и стойкий приверженец демкоратии. В статье Сергазы Мухтарбекова о житье-бытье омских казахов (статья, кстати, интересная. – Прим.) есть даже такая главка – “Пусть лопнет чей-нибудь желчный пузырь, но мы вновь о Жакиянове”. Из названия уже следует, что здесь про Жакиянова — только комплиментарно. Казахстанский аким наладил отношения с губернатором Омской области Полежаевым, пользуется уважением омских казахов, а посему нечего там всяким КТК “искать грязь под ногтями”. Подоплека писем трудящихся (Т.Султанбеков, М.Алпысбаев, К.Шакаримов) о том же, какой Жакиянов демократ и полезный обществу человек, а его зазря очерняют… Блок писем позиционируется ни больше ни меньше, как глас народа. Соответственно, казахский народ за Жакиянова, демократы — за Жакиянова. Антитеза – Алиев, носится с казахстанским футболом, не был замечен в заботах о казахскости и казахском языке, будучи шефом спецслужб вызывает аллергию у поборников демократии. Словом, в имиджевой войне Жакиянов выглядит “пушистее”…


Страна толмачей-переводчиков


Становление казахского языка как государственного, а значит чиновничьего языка затягивается по той простой причине, что в ведомствах и министерствах, президентской администрации сидит целая армия переводчиков, современных толмачей. Они переводят казахские тексты на русский и наоборот по необходимости, хотя весь аппарат на сегодня состоит практически из одних казахов. Об этом эмоционально пишет в первополосной статье в своей газете главный редактор газеты “Жас Алаш” Нурторе Жусип. Такая практика плохо влияет на желание чиновников изучать государственный язык, ибо зачем знать казахский язык, если под рукой всегда есть толмач? – вопрошает журналист-главред. Он же и восклицает: “Да здравствует страна толмачей!” Вечные вопросы относительно длящейся вот уже десять лет проблемы внедрения казахского языка в общественно-политический, государственно-канцелярский оборот не прекращаются. Раз за разом он ставится на страницах казахскоязычной прессы, но рецепты далеки от реальности. Теперь вот все уперлось в удаление из бумажных контор переводчиков. Кто на это пойдет? Минфин? Вновь созданный Минздрав? Кроме творческой организации, вроде Союза писателей Казахстана, сегодня никакая другая структура не готова перейти на казахское делопроизводство. Даже Союз кинематографистов. Для отвода глаз можно нагородить казахскоязычие, а по серьезному – нет. Почему? Об этом в обзорах уже говорилось не раз. А чтобы самому раскумекать такой вопрос, стоит заглянуть в еженедельник “Ана тiлi” (№ 43/2001), в котором известный исследователь казахского языка Сабыржан Шукирулы разбирает ошибки 31 (!!!)-томного казахско-русского и русско-казахского терминологического словаря. Свою статью он начинает так: “31 том – это много или мало? Если это качественный словарь, это богатая казна; если нет – то это мусор, на который ухлопали огромные средства”. Судя по “разбору полетов” – эти тома полны мусора… Все эти тома абсолютно несистемный продукт, и даже такой патриот языка и традиционалист, как С.Шукирулы, жалеет тех русских, которые вознамерятся воспользоваться этим словарем. Таким образом, старый диагноз сохраняется: казахский язык до сих пор не имеет полных и адекватных связей даже с русским языком, не говоря уже о других мировых языках. В таких условиях вряд ли какой язык может взвалить на себя функции государственного языка, языка управления…


 

Новости партнеров

Загрузка...