Мифы и реальность антитеррористической кампании

Рост исламистских организаций вызван слабостью национальных государств. Разворачивающаяся кампания по борьбе с международным терроризмом породила немало мифологизированных представлений и жестких схем, требующих, чтобы в их отношении были бы высказаны хотя бы некоторые комментарии.


Наиболее широкое распространение получила идея о том, что терроризм напрямую связан с исламом, в котором имманентно заложена идея жертвенности, мученичества, и поэтому камикадзе надо искать в мусульманской среде. При этом совершенно упускается из виду то обстоятельство, что и в христианстве воину, павшему на поле брани, уготовано место в раю. В исламских представлениях шахид, то есть тот, кто пожертвовал своей жизнью ради высоких целей защиты своих религиозных ценностей, также после своей смерти пользуется особым уважением и почитанием со стороны своих единоверцев, и он, согласно исламскому толкованию, попадает прямо в рай. Однако эти общие для двух религий представления совершенно не означают, что они являются источником фанатизма и основой для появления смертников. Любая идеология может выполнять эту роль. Террористы из «Красных бригад» жертвовали своей жизнью во имя своих, отнюдь не религиозных, идеалов.


Связь между терроризмом и исламом в то же время является обоснованием для того, чтобы рассматривать действия США и поддерживающих их государств в контексте противостояния между исламской и христианской цивилизациями. Апологеты подобного подхода не принимают в расчет многие серьезные контраргументы. Прежде всего американские руководители неоднократно заявляли о том, что они ведут борьбу с террористами, а не с мусульманами. Посещение президентом Бушем мечети в Америке призвано было продемонстрировать лояльность американской администрации по отношению к мусульманам. Кроме того, многие мусульманские государства не только поддержали действия Вашингтона, но и заявили о своей готовности внести свой вклад в возглавляемую им борьбу. Среди этих государств имеет смысл назвать Саудовскую Аравию, которая является признанным лидером мусульманского сообщества и хранительницей ее основных святынь. Важную роль в мусульманском и арабском мире играет Египет, который одним из первых откликнулся на призыв Соединенных Штатов поддержать их действия. Симптоматично, что Организация Исламская Конференция (ОИК), объединяющая более 50 мусульманских государств, выступила с осуждением террористических актов, совершенных в США, и фактически одобрила действия, направленные на ликвидацию тех, кто их совершил. Нелишне напомнить, что еще в декабре 1991 г. ОИК приняла Дакарскую декларацию, где, в частности, говорилось следующее: «Мы еще раз подтверждаем наше решительное осуждение феномена терроризма, как идущего вразрез с учением исламской религии, ценностями, нормами и традициями наших стран, где относятся к жизни человека с уважением и достоинством. Мы подтверждаем нашу решимость искренне сотрудничать с мировым сообществом в его борьбе с международным терроризмом во всех его формах и проявлениях в рамках закона и уважения принципов международного права». Эти высказывания мусульманских лидеров позволяют утверждать, что в современном мире большинство мусульманских государств стремится к тому, чтобы быть неразрывной частью мирового сообщества. Эти государства настаивают на уважении своей религии, собственных культурных и цивилизационных особенностей и традиций, но при этом подчеркивают общие гуманистические принципы, лежащие в основе всех мировых религий, с одной стороны, а с другой — утверждают, что они готовы вносить свой позитивный вклад в процесс экономической и политической интеграции и в решение проблем, имеющих универсальный для всей планеты характер.


Непонимание политики мусульманских государств и различий, существующих между ними, приводит еще к одной распространенной ошибке. Высказывается идея о том, что действия США в Афганистане, которые они проводят с целью уничтожения находящихся там лагерей подготовки террористов и захвата Усамы бен Ладена и его сторонников, приведут к взрыву в мусульманском мире. Некоторые политические силы в мусульманских странах действительно пытаются использовать сложившуюся ситуацию для решения своих задач. Так, например, для оппозиционных Арафату палестинских организаций американские удары по Афганистану становятся дополнительным подтверждением того, что США в угоду Израилю будут якобы наносить удары и по палестинским патриотам, которые ведут справедливую борьбу за осуществление своих законных требований и создание независимого палестинского государства. В свою очередь, проходящие в Пакистане массовые демонстрации связаны не с тем, что пакистанское население поддерживает террористов. Политические противники генерала Мушаррафа, пришедшего к власти путем военного переворота, пытаются таким образом изменить власть в стране и укрепить свои позиции. Вспышки недовольства в том или ином мусульманском государстве объясняются не чувством «мусульманской солидарности», а конкретными причинами, связанными с внутренними проблемами соответствующего государства. Какие-либо серьезные катаклизмы в мусульманском мире, вызванные действиями американцев и их союзников, представляются маловероятными, по аналогии с тем, что происходило в мусульманском мире в 1990 г. В то время, после иракской агрессии против Кувейта, когда войска США и входивших в антииракскую коалицию государств были размещены на священной для всех мусульман земле Саудовской Аравии, многие предрекали взрыв возмущения и массовые акции протеста в мусульманских странах. Однако этого не произошло. Вряд ли стоит ожидать подобного и сегодня.


Степень поддержки или же осуждения действий США зависит от национальных интересов каждой отдельно взятой мусульманской страны. Почему-то вызывает удивление тот факт, что такие страны, как Исламская Республика Иран, Ливийская Джамахирия, или же глава Палестинской автономии Ясир Арафат осудили террористические акты, совершенные в США, и выразили готовность оказывать поддержку в борьбе мирового сообщества с терроризмом. Ведь все они стремятся преодолеть сложившиеся стереотипы и изменить свои отношения с индустриально развитыми государствами мира в силу того, что нуждаются в их экономической и политической поддержке. В то же время лидеры этих государств вынуждены считаться с тем, что эти перемены должны быть постепенными, для того чтобы не дать повода местным оппозиционным силам для активных антиправительственных действий. Поэтому Иран, например, осудил бомбардировки Афганистана. В ситуации острой борьбы между либералами, поддерживающими президента Хатами, и клерикальными кругами, группирующимися вокруг духовного лидера страны Хаменеи, для иранских правящих кругов это был единственно возможный вариант поведения.


Еще одно мифологизированное представление касается идеи о всемирном заговоре всех радикально настроенных исламистов. Причины широкого распространения в мусульманском мире радикальных движений и организаций кроются не только в социальной обездоленности. Исламистские организации существуют и в таких благополучных странах, как Саудовская Аравия и Бахрейн, где средний уровень доходов на душу населения велик. Скорее их возникновение подпитывается незавершенностью процессов создания национальных государств, в которых по-прежнему велико влияние племенных, клановых или региональных связей и отсутствуют демократические институты, дающие возможность для легальной борьбы за свои права как представителям этноконфессиональных меньшинств, так и региональным элитам.


Исламистские радикальные организации в каждой мусульманской стране ставят перед собой конкретные национальные задачи и решают их самостоятельно. Да, их объединяют риторика, антизападные, а скорее антиамериканские, настроения. Можно допустить наличие связей между отдельными организациями. Но даже если и представить себе существование некоего «Исламского интернационала», то и тогда полное единство действий исламистов не может выглядеть в качестве действительно реального.


История и практика жизнедеятельности созданного в качестве инструмента внешней политики Советского государства Коммунистического Интернационала свидетельствовали о существовании серьезных противоречий между входившими в эту организацию партиями, о невозможности сколько-нибудь глубокой координации их действий. Эта причина и лежала в конечном итоге в основе роспуска Коминтерна. Сегодня же в современном мире ни одно государство не решится открыто признать свою поддержку экстремистским организациям. А это лишь означает, что позиции этих организаций по мере развертывания широкомасштабной борьбы с терроризмом будут подвергаться все большей эрозии.

Новости партнеров

Загрузка...