«Откуда мы? Кто мы? Куда идем?»

Месяц назад мир потрясла трагедия в Нью-Йорке. Осмысливая все то, что произошло, невольно прихожу к выводу: человечество должно выработать иную систему ценностей и ориентиров нежели ветхозаветное «око за око». Можно согласиться с тем, что американский ответ на террор есть не более чем акция возмездия. Но нельзя забывать и о том, что в сегодняшнем хрупком мире подобные акции могут вызвать самые непредсказуемые последствия.


Вспомним историю: атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки, напалмовые удары по Сайгону, бомбардировки Югославии — все эти действия объяснялись необходимостью борьбы с «врагом». При этом не уточнялось, против какого врага направлено страшное оружие: в огне гибли не солдаты противоборствующих армий, сражавшиеся с оружием в руках, а мирное население. Можно ли считать подобную акцию «справедливым возмездием»? Чем доказана «вина» людей, ставших жертвами столкновения правительств, стран, идеологий? И если принять «логику возмездия» как единственно правильную, можно ли считать противозаконным «красный террор», объявленный как реакция на «террор белый»?


Мы, живущие в третьем тысячелетии, вынуждены констатировать: человек, пройдя многочисленные этапы развития, ничуть не повзрослел. Он по-прежнему наполняет иным содержанием такие вечные ценностные понятия, как «семья», «нация», «вера», «родина», «государство». В результате эти понятия рознят нас, а не объединяют. Человек не воспринимает себя, как неотъемлемую часть всех живущих на планете. Мы по-прежнему: «чеченцы» и «русские», «католики» и «протестанты», «верные» и «неверные», а попросту — «свои» и «чужие». И со всей остротой встает вопрос: а что вообще нас может объединить? Какие сверхценности способны заставить нас одуматься, перебороть в себе многовековую «людоедскую психологию мести»? В состоянии ли общество в целом (каждый его член в отдельности и все общество в совокупности) на современном этапе развития выработать новую систему взглядов? Еще совсем недавно мы пытались сформировать нечто подобное, назвав это новым мышлением. Сегодня мы просто забыли о принципиально иной концепции сосуществования людей, стран и экономических систем, как забыли и то, что понятие это вовсе не плод фантазий «великого архитектора перестройки» — Михаила Горбачева. Советская пропаганда сделала свое дело, вдолбив нам стереотип, что новое мышление — это «сглаживание антагонистических противоречий между классами». Стоило только отказаться от классовой теории, как по необъяснимой логике мы подвергли критике и эту концепцию, ничего общего с коммунистическим мировоззрением не имеющую. Как это часто бывает, мы вместе с водой выплеснули и ребенка. Вместо поиска взаимоприемлемых решений — новый этап наращивания военной мощи, который на этот раз объясняют необходимостью борьбы с экстремизмом. Необходимость, конечно, есть и отрицать это невозможно: любое государство обязано оберегать своих граждан от любых угроз извне. Но, с другой стороны, не приведет ли этот посыл к обоснованию новой гонки вооружений? Уже сегодня во всех развитых странах отмечается тенденция к урезанию бюджетных расходов на социальные программы, в пользу укрепления обороноспособности. Увы, и Казахстан не стал исключением.


Мы перед лицом новой войны, о возможности которой сегодня говорят уже и политики, и социологи. Но война — это всегда свидетельство кризиса, и не только экономического. Речь идет, прежде всего, о кризисе современной идеологии. Совершенно очевидно, что западная модель строительства «общества потребления» не может нас удовлетворять. На чем основана эта идеология? На неоспоримом приоритете выгоды. Это главный моральный постулат рыночного общества: благо то, что выгодно! А теперь задумаемся, к каким противоречиям приводит этот постулат, возложенный на вершину пирамиды приоритетов? Подсчитано, что население США, составляющее 5% от населения планеты, ежегодно потребляет свыше 50% продукта, производимого всеми странами мира. Отсюда целый ряд общественных, политических и экономических противоречий, обуславливающих и рост экстремизма в том числе.


Роль предпринимательства неоправданно возведена в некий абсолют. Именно предпринимательство, оперирующее понятием «выгоды и не выгоды», стало чуть ли не единственной движущей силой общества. Тем не менее есть много сфер деятельности, где предпринимательство зачастую просто невозможно. Деятельность человека не сводится исключительно лишь к производству материальных благ. Недаром даже на Западе есть четкое деление на коммерческие и некоммерческие виды живописи, кинематографа, медицины, литературы. Ошибочно думать, что западную цивилизацию не волнуют эти проблемы: многие ученые обращались к ним, но единого, приемлемого всеми «рецепта» не найдено.


Мы стоим перед выбором. От того, какой путь выберет человечество, зависят судьбы наших детей.

Новости партнеров

Загрузка...