Черноморская трагедия: взгляд из Украины

Не будет преувеличением сказать, что катастрофа российского авиалайнера Ту-154 авиакомпании “Сибирь” не получила адекватной реакции среди общественности Украины. В контексте событий, происходящих в мире, — террористические акты в США, последовавшая реакция в форме бомбежки Афганистана, распространение вируса “сибирки”, а еще больше — возросшая неуверенность в завтрашнем дне в связи с этими событиями — трагедия над Черный морем осталась в какой-то степени малозамеченной и малодискутируемой. Согласно соцопроса, проведенного Центром экономических и политических исследований им. Разумкова среди жителей столицы Украины города Киева, почти 28% опрошенных не могли дать оценки трагедии и не знали ее деталей (соответственно можно говорить о еще большем незнании ситуации в других городах Украины, где люди гораздо хуже информированы, чем в столице).


Тем не менее, пообщавшись с людьми, которые более-менее следят за происходящим и соответственно имеют доступ к информации, можно представить определенную картину реакции украинцев на трагедию над Черным морем, и что они думают о поведении украинских политиков в этом контексте.


Большинство согласны с тем, что международный имидж Украины, и так ослабевший после политического кризиса и так называемого “кассетного скандала”, в результате “черноморских” событий пострадает еще больше. Более того, по мнению респондентов, существенный ущерб имиджу Украины уже нанесла не так сама катастрофа, как поведение украинских властей сразу же после нее. То есть, жесткая позиция президента и представителей МИДа и категорические заявления с их стороны о непричастности Украины к случившемуся. Здесь, с точки зрения многих, сработала советская традиция замалчивания фактов и сохранения “чистоты мундиров” (достаточно вспомнить безответственное поведение тогда еще советской власти после Чернобыльской катастрофы 1986 года и замалчивание ее масштабов и вреда).


Можно также говорить об определенном падении имиджа как министра обороны, так и президента внутри своей страны. С их стороны звучали заявления, которые воспринялись людьми как более чем циничные в данной ситуации. Вкратце суть заявлений состояла в том, что катастрофа подобного рода не является чем-то из ряда вон выходящим: последнее время транспортные катастрофы случаются довольно часто и в высокоразвитых странах. Такой способ украинских властей оправдать себя в то время, когда погибли десятки невинных людей, привел многих в негодование. Кроме того, украинские плательщики налогов справедливо обеспокоены тем, как Украинская власть будет компенсировать материальный ущерб по требованию российской авиакомпании “Сибирь”, что совсем не способствует поддержанию рейтинга вышеуказанных политиков.


Люди, следящие за политической ситуацией в Украине и вокруг нее, не исключают, что эта катастрофа будет выгодно использована Россией, которая стремится продлить срок пребывания Черноморского флота РФ в Крыму и увеличить свою геостратегическую роль в Черноморском регионе. Если верить российской газете “Известия” от 15 октября, российские политики уже заявили о том, что Россия должна начать переговоры об установлении контроля над системой украинской ПВО. Представители партии Український Народний Рух, правоцентристской партии, которая также имеет фракцию в парламенте, в связи с этим даже заявили, что катастрофа российского пассажирского самолета Ту-154 является “сознательной провокацией России с целью подчинения украинских войск ПВО”.


Далее. После того, когда последовало официальное заявление министра обороны Украины Александра Кузьмука о том, что именно украинская ракета, запущенная во время учений на Черноморском побережье, сбила российский лайнер, дискуссии перешли в русло «что делать с министром обороны». Первое заявление об отставке он подал почти сразу же после катастрофы, и оно вскоре было отклонено президентом Леонидом Кучмой (уже после факта официального признания Украиной своей вины). Буквально через неделю последовало другое заявление, с решением судьбы которого президент опять медлил, пока в конце концов не подписал его 23 октября. Многие считали, что отставка министра обороны необходима, и даже не столько для того, чтобы улучшить управление оборонным ведомством страны (нынешний министр вполне справляется со своей работой, и это при отсутствии соответствующего финансирования), сколько для того, чтобы показать как украинскому народу, так и другим странам, что Украина приняла меры в связи со случившейся трагедией. Такой жест был бы реальным подтверждением того, что Украина признала свою вину. С другой стороны, и у этой точки зрения тоже есть приверженцы. Трагедия с самолетом была «трагическим стечением обстоятельств» и случилась не из-за недосмотра украинских военных, а по сугубо техническим причинам (которые до сих пор остаются неизвестными), не зависящим от человеческого фактора. Поэтому нужно искать корни проблемы, а не заниматься бессмысленными кадровыми перемещениями. Эти же люди считают, что сейчас в Украине нет реальной замены нынешнему министру.


Теперь стоит вопрос о том, кто же возглавит оборонное ведомство Украины: военный, как прежде (господин Кузьмук является генералом армии Украины), или гражданское лицо (практика, весьма распространенная в Европе)? Тут опять же нет единой точки зрения. После введения в Украине должности государственного секретаря, который, по сути, является вторым человеком после министра, соответствующим указом президента министр стал публичным лицом, политиком, а не функционером, каковым он считался до этого. В соответствии с этим, следуя логике многих опрошенных, именно гражданское лицо, которое не является частью армейской диктатуры и имеет более широкое понимание проблем безопасности, сможет должным образом обеспечить оборону страны. Противники такой позиции аргументируют свою приверженность военному лицу в должности министра обороны тем, что только профессионал в сфере безопасности, то есть человек из армии, является достаточно компетентным для такой должности. Более того, пока еще в Украине нет гражданских специалистов по проблеме безопасности, так же как нет профессиональной армии, как во многих европейских странах, поэтому назначать министром обороны «человека в штатском» преждевременно в условиях Украины.


Ко всему следует добавить, что дискуссии по этому поводу будут длиться еще долго и будут менять свое направление по мере того, как будет появляться новая информация о причинах и условиях, в которых произошла катастрофа. Соответственно, с появлением новой информации появятся новые возможности для всевозможных политических спекуляций, что особенно актуально в Украине всего за четыре месяца до парламентских выборов. Этот фактор нужно брать во внимание, анализируя общественное мнение в Украине, где качество и наполнение информационного пространства слишком зависит от интересов отдельных личностей.

Новости партнеров

Загрузка...