Казахстан превращается в СНГ

Все повторяется в этом лучшем из миров. Особенно у нас…



В прошлом веке некий семипалатинский аким, выкормыш и ставленник премьера, вдруг публично восстал против шефа. Безумству храброго была воспета соответствующая песня, смельчак получил должность, специально созданную для лечения правительства от “голландской” болезни”, а правительство получило другого премьера.


Страна же в итоге того кульбита получила укоренившегося в Павлодаре политика национального масштаба плюс воплощенную в Национальном фонде тогдашнюю его странную идею насчет параллельного нефтяного бюджета. А вместо “международного брокера” мы получили признанного лидера демократической оппозиции.


На новом витке спирали неудержимо растущий аким Жакиянов курьезно-естественным образом “отзеркалил” … кинутого им тогда премьера Кажегельдина. Тот перед отставкой тоже сильно задружил с одним медиа-холдингом и стал поражать народ смелыми мыслями насчет кое-каких плохих людей во власти и назревшей для Казахстана демократизации.


Но в отличие от Акежана Галымжану светит не дальняя дорога в оппозицию, а новый выигрыш. И дело даже не в том, что он опять правильно сориентировался в выборе персонального объекта атаки, а в силе главного его лозунга – насчет выборности акимов.


В стране быстро созревает ситуация, выход из которой потребует хоть каких-то новых выборов. Здесь все: усиливающиеся разговоры о преемниках, втягивание в сферу публичной политики схваток внутри “ближнего круга”, депутаты, все более выходящие из управления, ОБСЕ с “круглым столом”, США с их вооруженной демократизацией Азии – все это требует какой-то “развязки”. А выборы настоящих акимов – это то самое тонкое место, с которого и начнет рваться ткань авторитарной власти. После убого задуманных и бездарно проведенных выборов акимчиков это стало очевидным.


Вот только радоваться такому рывку к демократии особо не стоит, и вот почему.


В нормальных странах граждане избирают местные власти под ту отдельную от центра компетенцию, которую эти власти имеют. Например, в Астане, Караганде, Аркалыке и Акбулаке есть свои проблемы водопровода и канализации, отопления и освещения, общественного транспорта и порядка на улицах. А в целом в государстве нет такой проблемы, как городской водопровод и канализация. Поэтому во всех нормальных государствах существуют отдельные от центральной власти городские, поселковые, сельские самоуправления со своей компетенцией, имуществом, бюджетом, и именно на такой базе – выборностью властей. Собственно, наличие городского самоуправления и есть первый признак цивилизованной системы власти. И наоборот.


В некоторых странах (США, Германия) исторически сложилось еще и региональное самоуправление. Такие государства именуются федеральными, поскольку их части (штаты, земли) также имеют отдельную от общегосударственной компетенцию, собственность и бюджет и, соответственно – местные парламенты и правительства.


Но нет на земле, не было и не будет устойчивой федерации более чем с одним уровнем. Кстати: именно разноуровневость субъектов федерации есть сейчас реальный фактор “раскачивания” России и наоборот – городское самоуправление безусловно стабилизирующий фактор.


Матрешечная же структура “представительных” властей на территориях сельских округов, районов и областей – это чушь, анекдот для Книги Гиннесса, юридический нонсенс и практическая нелепость, нейтрализованная лишь тем, что маслихаты и акимчики реальной власти не имеют. Зато ее имеют акимы…


Павлодарский аким в своем газетном пиаре называет астанинские власти федеральными. Такие оговорки именуются фрейдистскими. Но, по сути, он прав – именно по факту неразделенной президентской власти Казахстан уже на половину – акимовская федерация. Осталось сделать финальный шаг.


Наш президент, как человек практический, уверен, что лучше него государством Казахстан управлять некому. (Между нами: глядя на “команду”, с этим трудно спорить.) Поэтому провозглашенное Конституцией самоуправление “территорий компактного проживания населения” в ней же и осталось. За шесть лет правительство и парламент семь (!) раз пытались принять закон и так порасплескали потенцию на это туда-сюда без удовольствия, что теперь вопрос самоуправления вообще не стоит.


А акимы – вот они: со своими уже сформировавшимися “командами”, с подобранными под себя банками и самыми лакомыми кусками местной экономики. И, между прочим, с подконтрольными им избирательными комиссиями. Они созрели для роли бессменных местных президентов, и это то главное, что они сейчас ждут от Астаны.


Аким-телезвезда у нас один, но за его атакой внимательно наблюдают ой как многие. Разве мало у нас “крепких хозяйственников”, тихо-тихо приватизировавших территории? Бизнес-олигархии, евразийские группы, самсунги и шевроны – все они тоже не в Астане делают деньги и плотно “работают” с акимами. Так что и им переход на местные президентства будет на руку. А там и “большие игроки” сообразят, что договариваться, допустим, по Каспию удобнее с Актюбинском и Атырау, чем с Астаной. После чего недолго ждать местного повторения Беловежской Пущи.


Разговоры о выборности акимов идут под заклинания: власть должна приблизиться к народу. Кто бы спорил?! Но на территориях — в областях и районах, никто, кроме рыболовов-охотников, не живет. Народ живет в городах и селах, где никакой власти, кроме третьестепенных представителей той же президентской матрешки, нет. Как нет и элементарной организации самоуправления в КСК, системы взаимоотношений с естественными монополистами, вообще мало что есть из того фундамента, на котором стоит здание демократической государственности. Олимп же демонстрирует стойкую неспособность не то чтобы решить, но хотя бы осознать эту проблему.


Поэтому “демократические” раскачки на верхних этажах нашего здания без фундамента – это очень опасно. Но пока ветер дует в паруса акимовщины…

Новости партнеров

Загрузка...