Начать переговоры с Чечней – это единственный выход для Путина

По сведениям, полученным в ходе расследования, проведенного ФБР, шесть из девятнадцати камикадзе, совершивших теракты в Нью-Йорке и Вашингтоне, воевали ранее в Чечне. Об этом упомянул 26 сентября официальный представитель Белого Дома Ари Флейшер (Ari Fleischer), уточнив, что «нет никаких сомнений в связях террориста Бен Ладена (Bin Laden) с Чечней». Весьма неосмотрительное замечание, сделанное в то время, когда США стремятся к заключению союза с арабскими странами в борьбе против терроризма, и, особенно, принимая во внимание тот факт, что, со временем, чеченский конфликт превратился в символ борьбы маленького исламского государства с российским империализмом. Кондолиза Райс (Condoleeza Rize), советник по безопасности президента Буша (Bush) была вынуждена исправить эту ошибку, напомнив, что у конфликта в Чечне своя история и, что необходимо разделять законные стремления чеченского народа и те связи, которые существуют между чеченскими сепаратистами и терроризмом. Это мнение поддержал и президент Буш.


Подобная точка зрения США на чеченское досье представляет собой серьезную проблему для президента Владимира Путина (Vladimir Putin). В конце сентября он уполномочил генерала Казанцева (Kazantsev), своего представителя на Северном Кавказе, начать переговоры с президентом Чечни Асланом Масхадовым (Aslan Masjadov). Масхадов назначил своего представителя для участия в переговорах и, кроме того, по-видимому, Масхадов и Казанцев установили телефонный контакт друг с другом. Со своей стороны, военные и пророссийское правительство Чечни не скрывали враждебного отношения к подобным переговорам. Кондолиза Райс, напротив, в своем интервью газете «Известия» одобрила эту инициативу Кремля, настаивая на необходимости политического решения этой проблемы и, в то же время, призвав чеченцев порвать свои связи с международными террористами. Однако сказать легче, чем сделать.


Относительно последнего пункта, и, опять же в «Известиях», советник Путина Сергей Ястржембский (Serguei Iastrzembski) уточнил численность наемников, воюющих в Чечне — она доходила до 800 человек, но осталось не больше 200 — также как и способы их проникновения на территорию Чечни (Азербайджан, Грузия). Их главарь, иорданец Хаттаб (Khatab), имеет в своем подчинении бойцов из Турции, Саудовской Аравии, Кувейта, Афганистана и Пакистана. Все эти наемники принадлежат к организации «Братьев Мусульман» и записывают для показа за рубежом свои воинские подвиги на видеокассеты. Уменьшение численности наемников, опять же, по мнению Ястржембского, объясняется потерями, которые они несут в боевых действиях и расколом в рядах бойцов, вынудившего Хаттаба выгнать группу из 30 боевиков. «Братья мусульмане» входят в состав «Черного интернационала», одним из руководителей которого является Бен Ладен.


Столь детально описывая наемников, Ястржембский напрасно ничего не сказал о переговорах. Подобное умолчание ведет к еще большему замешательству в российском общественном мнении, которое не слишком понимает пылкую приверженность Владимира Путина антитеррористическому походу США и американским бомбардировкам Афганистана. Они напоминают русским бомбардировки Югославии два года тому назад, и, кроме того, россияне не понимают, чем можно оправдать нападение на одну из самых бедных стран мира. В первые дни войны стало известно, что большинство украинцев (73%) не одобряли действия Соединенных Штатов. Однако чтобы не огорчать президента, не было опубликовано ни одного опроса общественного мнения среди русских, еще в большей степени настроенных против бомбежек. Путин воспользовался ситуацией и без лишних слов, демонтировал шпионский центр на Кубе, намереваясь показать Соединенным Штатам, что холодная война окончательно закончилась. Ожидает ли он изменения позиции Соединенных Штатов по Чечне? И, что могут сделать США для того, чтобы помочь русским вылезти из кавказского болота?


Вернемся ненадолго к истории этой войны. По одной из версий, Джохар Дудаев (Djokhar Dudaiev), генерал авиации, направленный в Эстонию и женатый на русской женщине, решил в 1991 году создать в Чечне народный фронт. Несмотря на его скромное происхождение, затея Дудаева имела шумный успех. Казалось, что чеченцы ждали его, чтобы свергнуть коммунистическую власть в Грозном и дать выход своей старой обиде за сталинские депортации чеченцев. Дудаев взял бразды правления в свои руки, в то время как русские выводили свои войска, оставляя в Чечне оружие.


Не все чеченцы вернулись на родину, когда Хрущев их освободил. Многие из них предпочли создать свои диаспоры в Москве или в других местах; таким образом, чеченец Руслан Хасбулатов был избран спикером российского парламента, в то время как «чеченская мафия» открыла новую страницу в истории бандитизма в столице России. Между 1991 и 1994 годами Чечня находилась в «серой зоне»: она получала субсидии от центральной власти и принадлежала к экономической и финансовой системе России, однако, отказывалась выдавать лиц, разыскивавшихся той же центральной властью. Для того чтобы положить конец этой неразберихе, Борис Ельцин счел правильным последовать советам своих безответственных «ястребов», считавших, что батальон десантников «возьмет Грозный за четверть часа». В действительности, российский войска штурмовали город более одного месяца, превратив его в груду развалин. Однако взятие Грозного не означало конца войны.


Российская армия совсем не похожа на советскую армию времен Афганистана. Плохооплачиваемые, не слишком дисциплинированные российские солдаты начали завоевательную войну, настолько же абсурдную, насколько жестокую. Они были неспособны удержать контроль над этой горной страной. Российская армия потеряла в два или в три раза больше солдат, чем во время войны в Афганистане. В свою очередь, в этой стране с населением в один миллион человек погибло 80000 мирных жителей. Приближались президентские выборы 1996 года и, следовательно, Ельцину нужно было закончить эту варварскую кампанию. В апреле 1996 года генерал Дудаев, которого по телефону пригласили для проведения переговоров с Москвой, был убит ракетой, которую «навели» на цель, обнаружив его мобильный телефон. ФСБ посчитало исключительным успехом убийство единственного человека, с которым можно было вести законные переговоры.


После президентских выборов, Ельцин поручил генералу Лебедю (Lebed) положить конец этой бессмысленной войне. Лебедь быстро договорился с Асланом Масхадовым, также бывшим советским генералом. Они заключили «хасавьюртовский мир», по которому решение вопроса о юридическом статусе Чечни было отложено еще на пять лет. Таким образом, под аккомпанемент криков радости и народных празднований русские войска были выведены из Чечни и в декабре 1996 года чеченцы избрали своим президентом Аслана Масхадова. Возникла новая проблема: будучи переполненной вооруженными людьми, не занятыми какой-либо производительной деятельностью, Чечня превращается, как выразилось BBC, во «всемирный центр похищений людей». Все гуманитарные организации спешным образом покидают страну. Масхадов пытается разрядить кризис, введя в свое правительство самых жестоких полевых командиров — в течение короткого периода Шамиль Басаев (Chamil Bassaev) занимал должность вице-президента — и, объявив новым законом страны Шариат (что нарушало «хасавьюртовские соглашения»). К этому времени Саудовская Аравия объявила в качестве одной из своих целей распространение ваххабизма, и Чечня оказалась весьма уязвима перед лицом подобной угрозы.


Летом 1999 года, накануне президентских выборов в России, ситуация обострилась: генерал Геннадий Шпигун (Guenaddi Chpigun), официальный представитель России, похищен с борта самолета, на котором он должен был лететь в Москву. В августе ваххабиты Басаева и Хаттаба пытаются вторгнуться в Дагестан для провозглашения «кавказской исламской республики». В результате трех взрывов в Москве и Волгодонске погибли более 200 человек. Кандидат в президенты, Владимир Путин, названный преемником Ельцина, реагирует жестко и заявляет, что будет «мочить чеченских террористов в сортирах». Страна, разозленная всеми этими событиями, выбирает его президентом.


Российская армия нанимает контрактников, хорошо оплачиваемых добровольцев, которые, как подразумевается, в меньшей степени будут заниматься грабежами. Военная кампания протекает относительно успешно, однако жизнь гражданского населения не улучшается. Русские отвечают на нападения чеченцев крайне жестокими и неэффективными «зачистками».


По причине отсутствия журналистов СМИ, представить себе, что там происходит возможно только по тем крупицам информации, которые передает российское телевидение. Несколько примеров. Группа женщин проводит демонстрацию перед проезжающим российским конвоем, после того, как был убит десятилетний ребенок. На импровизированном футбольном поле, группа юношей тренируется перед проведением чемпионата Чечни, однако матч не состоялся: команда соперника из соседнего города целиком была задержана военными. Тренер, крайне рассерженный, объясняет, что футбол — это единственное развлечение для молодежи. По данным еженедельника «Аргументы и факты» в Чечне осталось только 500.000 жителей; 650.000 человек бежали в Россию или в другие соседние республики.


Последний кадр: пророссийский президент, Кадыров, рассказывает, что только что он завершил поездку по арабским странам: Египту, Ираку, Сирии. Иордании, где просил оказать материальную помощь для восстановления страны. У России что, нет средств на восстановление маленькой Чечни, или, может быть, деньги, которые выделяются с этой целью теряются где-то по дороге?


Есть еще много неясностей: по слухам, распространившимся по Москве, молодые чеченцы создали группы мстителей и совершают нападения, как на русских, так и на ваххабитов.


Известно немногое, однако, если и есть что-то, что привлекает внимание, так это тот факт, что чеченские девушки не носят ни чадру, ни платок. У Аслана Масхадова есть достаточная социальная база для создания светской Чечни, наделенной правами широкой автономии в границах Российской Федерации. Чечня не должна стремиться к независимости, потому что международное сообщество не согласится изменить существующие границы. Однако, достаточно русским вывести основную часть своих войск, чтобы можно было вернуться к нормальной жизни и покончить с ненавистью. Для этого надо вести переговоры, и Путин докажет, что он извлек для себя урок из чеченской авантюры, если их начнет.

Новости партнеров

Загрузка...