Великий экономический кризис. Краткая хронология

Паника роста


Экономика США — очень сложная, но в то же время удивительно эффективная система, которая обеспечивает необычайно высокий уровень жизни 270 миллионам американцев. Ее огромнейшее влияние на мировое хозяйство неоспоримо, ее финансовые ресурсы поистине огромны, она играет ведущую роль практически во всех областях, от образования и науки до культуры и религии. Ни одна страна мира не может похвастаться сопоставимыми экономическими показателями. В течение последнего десятилетия американская экономика играла флагманскую роль, вытягивая за собой все мировое хозяйство.


Хозяйство США, как и все остальные, держится и развивается за счет нескольких факторов, обычных для всех экономик рыночного типа. Основные киты — это потребление, инвестиции и внешняя торговля. С внешней торговлей у Штатов в последнее время дела обстоят не очень, поэтому оставим этот пункт, тем более что по сравнению с другими вышеназванными параметрами этот относительно невелик. Действительно, именно потреблением был обеспечен в последние годы практически весь прирост американского ВВП, уровень потребления штурмовал все новые и новые высоты, вызывая эйфорию у рыночных спекулянтов. Надо отметить, что государственные расходы занимали с годами все меньшую долю в экономике, в то время как население из года в год потребляло все большее количество товаров и услуг, перебивая подчас самые оптимистичные прогнозы. Инвестиции хотя и не росли так быстро, тоже оставались на относительно высоком уровне. Уровень инфляции и безработицы был минимален.


Однако, судя по всему, лафа закончилась. Как ни была красива и завлекательна американская сказка, похоже, пришло время обернуться к реальности, несмотря на ее жестокие и подчас немного грубоватые очертания. Рассказы о новой экономике, о новых и удивительных особенностях ее развития, опровергающих все казавшиеся ранее очевидными экономические законы, можно не слушать. Сейчас наступил кризис. Вернее, он пока скромно топчется у порога, словно не решаясь зайти в гостеприимный дом. А приглашают его довольно давно, со временем все более и более настойчиво.


Предпосылки для глобального спада зародились, как это часто бывает, в процессе буйного роста. Развитие в какой-то момент переступило разумные границы и начало потихоньку перекашивать стройную систему, становясь все более и более нездоровым. Американские власти, обычно действующие в таких случаях высокопрофессионально, на этот раз оказались поразительно недееспособными. Сейчас сложно сказать, чем это было вызвано: собственными заблуждениями, проблемами смены власти, возникшими с истечением рабочего контракта Клинтона, чересчур затянутой акклиматизацией экономической команды Буша или иными причинами. Однако факт остается фактом — проблемы образовались задолго до прихода Буша к власти, поэтому сваливать сейчас всю ответственность лишь на президента и его администрацию было бы некорректно. И все же надо отметить потрясающую неэффективность мер, принимаемых сейчас для выхода из ситуации.


Основной посылкой к росту послужила «новая экономика», возникшая в связи с развитием Интернет-технологий, резким ростом рынка программного обеспечения и сопутствующим технологическим рывком. Отчасти этому способствовала замечательная система венчурных фондов, которые отбирали перспективные идеи и вкладывали в них деньги, взамен которых получали определенную долю акций. Когда дело начинало приносить прибыль, акции выводились на биржу и, поднимаясь в цене, сторицей окупали рискованные вложения. Вкладывать деньги в такие предприятия было хоть и рискованным, но довольно прибыльном делом, ведь отбор проходили самые многообещающие проекты. И хотя иногда случались проколы, отношение прибылей и рисков было довольно вкусным.


Тут случилась маленькая неприятность — азиатский кризис. Не знаю, какое отношение к нему имела экономическая политика Штатов, однако последствия кризиса были относительно благоприятны для Америки. Капиталы, вложенные в азиатские хозяйства, решили поменять дислокацию на более стратегически выигрышную и переползли в другие края. Ползли они, кстати, очень неуклюже, задев и опрокинув по пути на Запад аккуратную и симпатичную пирамидку ГКО, любовно выстроенную нашим правительством, увлекавшимся в те времена экономическими игрушками. А тут еще и производство в Азии упало и азиаты слили лишнюю нефть, которая (вот невезуха!) вылилась под нашу раскачивающуюся пирамидку и размыла ее основание — наш торговый баланс. Увлекаемый снижающимися котировками на нефть баланс провалился ниже пола, оставшись в отрицательных значениях. Такие заморозки вынудили оставшийся капитал тоже покинуть помещение, что привело к полному краху всей нашей пирамидки, а за ней — финансового сектора да и всей (!) экономики.


Так вот к чему я веду. Описанные события сильно напугали капитал — это нежное и ранимое существо — и заставили его уединиться преимущественно на двух рынках — Европы и США, что вызвало его достаточно резкую концентрацию. Люди посвященные видели отражение возникшей ситуации в упавшей до рекордного минимума доходности гособлигаций США в то время. Но тут капитал заметил новую экономику — и полюбил ее с первого взгляда, так как других подходящих объектов внимания рядом не оказалось. Инвестиции в предприятия новой экономики резко возросли, котировки акций — тоже. Объем венчурных инвестиций увеличился в разы, деньги текли уже во все проекты без разбора. Рынок ел все, что ему предлагали. Это было сразу замечено и оценено предприимчивой американской молодежью. Ребята бросали университеты и бежали со всех ног, чтобы успеть к разбору слонов. Большинство было щедро вознаграждено рынком за прыть — истории успеха юных миллионеров усеяли обложки газет и журналов, порождая все новые волны беглецов от учебы. На рынок акций пришли частные инвесторы, тоже стараясь успеть урвать хотя бы кусочек. Итак, в акции вкладывались все: банки, страховые компании, пенсионные и другие фонды, простые чистильщики обуви, обычные компании. Неповоротливая Европа некоторое время чесала в затылке, пытаясь понять, что же там, в Америке, без нее происходит. Однако, отбросив в сторону бесплодные попытки, вскоре и она помчалась в направлении Клондайка. Но уже было упущено драгоценное время, а с ним и деньги, которые поплыли прочь из Европы. Надо, правда, заметить, что в области мобильной телефонии европейцы немного отыграли проигранные очки, однако Штаты все равно вели с огромным разрывом. Тут пошли отличные макроэкономические новости из Америки, компании начали публиковать свои полные прибылей балансы, что вызвало очередной рывок рынка.


Это был апофеоз паники роста. Однако весной 2000 активное проедание капитала принесло свои плоды — рынок акций начал потихоньку проседать, ситуация стала рассасываться.


(Продолжение следует)


© Русский Журнал

Новости партнеров

Загрузка...