Информационный апартеид?

Столь долго длившееся неопределенное состояние наших государственных телеканалов наконец завершилось гигантской реорганизацией: «Хабар 2» объединяется с «Казахстаном-1» и Казахским радио. Образована телерадиокомпания, которая будет вещать только на государственном языке, осуществляя некую самостоятельную от «Хабара» стратегию. Что стоит за этим информационным апартеидом государственного масштаба? Кстати, чтобы быть правильно понятой, поясню: понятие «апартеид» в данном случае никакой оценочной окраски не имеет, констатируя «раздельное существование» русского и казахского телерадиовещания. Уже не раз отмечалось, что русские и казахские СМИ в стране представляют два совершенно разных мира. Понятно, что произошедшая реорганизация не будет способствовать конвергенции этих миров.


Какие цели преследует руководство, станет ясно несколько позже. Сейчас же, когда новая структура только формируется, закладываются ее основные параметры, нам — заинтересованной аудитории позволительно высказать некоторые пожелания и предложения. Хочется надеяться, что новая ТРК не унаследует все худшее от своих предшественников, образовав среднеарифметическое их недостатков: застойности “Казахстана-1” и новояза «Хабара 2», что национальные традиции «Казахстана-1», (а отрицать их наличие, пусть в отдаленном прошлом, нельзя). Желательно, чтобы техническая и финансовая оснащенность «Хабара 2» послужили основой для синтеза чего-то совершенно нового, интересного, и казахский телезритель получил, наконец, «обыкновенное чудо» встречи с информативным, культурным и динамичным ТВ. ТВ, которое сформирует, наконец, общеказахское информационное пространство. ТВ, которое, наконец, перестанут бойкотировать газеты, публикующие телепрограммы.


Одной из основных проблем казахских СМИ является не преодоленная за 10 лет независимости информационная вторичность. Собственно за эти годы была предпринята лишь одна интеллектуально обеспеченная попытка в потоке мировой информации отбирать и анализировать новости действительно важные и интересные для казахской аудитории. Я имею в виду агентство «Хак-Назар», без какой-либо поддержки со стороны государства и других структур созданное частным лицом — Джанибеком Сулеевым. Впрочем, лишь попыткой и оставшейся… Еще одно слабое место казахстанского ТВ, и не только казахскоязычного, почти полное отсутствие учебных и познавательных программ, логически выстроенных, содержательных, обеспеченных ярким видеорядом. «Хабар» дублировал ряд западных передач такого плана, но, во-первых, возникает вопрос о принципах отбора программ. (Насколько нашему массовому зрителю интересны частные аспекты истории от кутюр, например?) Дубляжная политика, направленность и содержание закупаемых программ и фильмов, «мыльных опер» и мультсериалов — отдельный большой разговор. Во-вторых, многие, в общем-то, интересные программы, например, об истории живописи, имело смысл не просто дублировать, а адаптировать для нашей аудитории, заказав казахстанским специалистам закадровый текст. И, в-третьих, «Гарун Тазиев рассказывает о своей земле», а о нашей — лучше все-таки снимать нам самим.


Если русскоязычное ТВ импортировало несколько интеллектуальных шоу, познавательно-развлекательных викторин, то казахское ТВ ничего подобного не имеет. Между тем достаточно посмотреть состав участников передачи «Кто возьмет миллион», чтобы понять, что подобные шоу с солидными призами и прозрачными правилами игры будут иметь огромный успех в казахской аудитории, как-никак такие шоу поднимают престиж знаний, чем выгодно отличаются от «Бинго» и прочих розыгрышей, проводимых путем случайного отбора среди курильщиков, «выпивальщиков» пр.


У нас до сих пор нет ни одной передачи о кино и современной музыке, которая не просто регистрировала кошмарно низкие вкусы толпы, но и пыталась бы влиять на нее. Можно долго обсуждать механизм раскрутки хитов, факторы, влияющие на отбор и частоту прокручивания тех или иных «шедевров». В публикациях «Meгаполиса», в частности, указывалось на существование своего рода мафии в российской эстраде, а также на связь между наркобизнесом, дискотеками и раскруткой поп-звезд. В контексте статьи для нас важно констатировать непосредственную связь между частотой выхода в эфир и популярностью шлягера. Отвратительные плоды этой системы на слуху у всех, кто, находясь в общественных местах или транспорте, вынужден слушать радио. До сих пор не могу забыть кошмара встречи с так называемым «Русским радио»: до невозможности пошлая песенка с еще более пошлым и развязным комментарием ведущих, голоса которых отбирались, кажется, по принципу максимальной гнусности звучания и интонации. Приняв это действо за подделку местного розлива, я, честно говоря, ожидала чуть ли не инцидента на дипломатическом уровне между РФ и РК за оскорбительное для русской нации и культуры использование элементов фольклора и этнического названия для подобной пошлости. Увы, вещало довольно известное радио из Москвы, передавало оно хит популярнейшей группы, через пару месяцев занявший первое место и в казахстанских хит-парадах. Секрет популярности подобных групп — один из многих секретов современной русской истории. У нас же подобное «искусство» вовсе не является прибыльным, как внушают, а насаждается целенаправленно, чуть ли не за счет госбюджета, при поддержке официальных структур, в частности, акиматов обеих столиц (об этом более подробно заинтересованный читатель может узнать в публикации «Как Абылай хан сразился с инопланетянами» в «Казак эдебиетi», посвященной нашему шоу-бизнесу).


Чтобы противостоять этой мутной волне, Казахской ТРК (если будет на то воля ее руководства) необходимы: во-первых, интересные и динамичные обзорные передачи с профессиональными и в меру циничными ведущими, способными определить место подобного «искусства» в иерархии культуры, сформировать саркастическое отношение к нему (основной потребитель этой продукции — подростки в силу особенностей возрастной психологии боятся быть смешными, отстать от вкусов своей группы, и это надо умело использовать); во-вторых, эффективное продвижение на зрительском и слушательском рынке ТРК, современный маркетинг (задайтесь вопросом: сколько радиоприемников настроено на Казахское радио и сколько на «Русское радио»); и, самое главное, содержательность собственных передач, посвященных национальной культуре.


Выражение «национальная культура» здесь используется в противопоставление масс-культуре, не имеющей духовных корней и традиций. Казахской TРK на качественно новом уровне стоило бы возродить передачи, посвященные традиционной культуре и лучшим образцам современного национального искусства народов, населяющих Казахстан. Передачи эти на казахском языке должны создаваться профессиональными музыковедами так, чтобы они были интересны не только конкретно татарам, туркам, уйгурам, украинцам, полякам и т. д., но и всей широкой аудитории, способствуя в тактическом плане популярности ТРК среди диаспор, а в стратегическом — укрепляя казахстанский патриотизм и авторитет государственного языка. В этих передачах должны прослеживаться общие культурные корни, межкультурные связи и параллели. Казахской ТРК не стоит замыкаться в национальных рамках, сверхзадачей для нее должно стать завоевание общеказахстанской аудитории. Утопия? Если работать профессионально, иметь собственное, отличное от других каналов содержание, сотрудничать с элитными каналами других стран, а не гоняться за дешевыми сериалами, — ничуть. Ведь не секрет, что на наших русскоязычных каналах нет места российским исполнителям высшего уровня, я не имею здесь в виду специализированные российские каналы, недоступные массовому казахстанскому зрителю. А где у нас сейчас можно услышать татарскую гармонь? И если снять классную передачу о Шопене, рассказать, чем он близок казахской душе, разве не заинтересует она не только казахов, но и поляков?


Разумеется, главной проблемой для ТРК будут программы о казахской культуре. Экстраполируя прошлый опыт, можно назвать несколько неблагоприятных факторов для создания программ высокого уровня:


1. Деньги. Не секрет, что на наших телеканалах автор передачи должен сам найти источник финансирования. Высокий профессионализм и творческие способности далеко не всегда сочетаются с предприимчивостью и нужными связями. Например, уже более года не снимается единственная на «Казахстан-1» казахская передача о традиционной музыке «Куй шежiре». Ее автор — заслуженный деятель культуры Казахстана Жаркын Шакаримов, автор нескольких книг, создатель и первый директор Музея народных музыкальных инструментов, человек, разыскавший в московских архивах утерянные записи Дины Нурпеисовой и Амре Кашаубаева, имеющий наиболее полную личную картотеку современных исполнителей традиционной музыки. Причина его бездействия одна — неспособность оплатить расходы на съемку передачи. Дикий рынок сформировал у руководителей нашего ТВ довольно странные представления: во всем мире эфирное время оплачивают заказчики рекламы, ПР-акций и т. п. У нас оплату требуют с тех, кто дает интереснейший материал и кому в соответствии со здравым смыслом должно платить телевидение. Передачи «Куй шежiре» безбожно монтажируются (урезаются), выбрасываются ценные фрагменты, чтобы вписаться в 20-25 минут, милостиво предоставленных в сетке вещания безденежной передаче. О том, чтобы из отснятого готового материала смонтажировать цикл, речи и быть не может. Еще более вопиющий пример: традиционный исполнитель высшего уровня проводит свой творческий вечер. Билеты бесплатные, как принято в этой среде. Зал предоставлен Домом ученых. Бесплатно, из уважения к искусству. Артист обращается на телеканалы с предложением снять концерт. Снять бесплатно, ради разбросанной в провинции аудитории ценителей традиционной музыки… Концерт не был снят, потому что руководство государственных телеканалов потребовало у артиста оплату съемочных расходов и эфирного времени. Та же история повторяется и в консерватории на концертах традиционных исполнителей — зал забит, зрители стоят в проходах и дверях. А музыкальная редакция KaзTВ не может получить санкцию руководства на съемки концертов, достойных войти в золотой фонд национальной культуры. Начальство предпочитает подработать на тех, кто ради престижа или раскрутки готов оплатить свое появление на экране. Пока истинное искусство будет уступать денежному мешку или родственным связям, будет проигрывать и национальная культура, и нация в целом. «Отцы нации» сколько угодно могут кричать о наступлении американизированной поп-культуры, но единственный реальный способ противостоять ей — в каждом конкретном случае отдать предпочтение таланту перед безголосой креатурой. Возможно, коммерческие каналы не всегда могут позволить себе принципиальность, но ТРК, функционирующая хотя бы частично на деньги налогоплательщиков, должна отвечать перед ними за уровень связей продукции.


2. Отсутствие вкуса, стиля, в конечном счете, профессионализма, особенно ярко проявившееся в шоу-программах «Хабара 2», представляющих чаще всего или раздражающе неумелое калькирование русскоязычных шоу «Хабара» (представляющих в свою очередь кальку с…), или псевдо-национальное по форме, неизвестно какое по содержанию зрелище на уровне районной самодеятельности. Если бы в стране была развита телевизионная критика, «хабаровский» новояз стал бы предметом специального анализа. Как телезритель могу сказать только одно: надоели герои «Перекрестка», не похожие ни на аульных, ни на асфальтных казахов, надоели козлобородые тщедушные «старички» в душегрейках, надоели и накрашенные «старухи «(молодухи?) в кимешеках с обязательным веретеном в руках. Не обувая пластмассовых лаптей, сердца миллионов российских телезрителей завоевал ныне покойный ведущий передачи «Играй, гармонь». Почему у нас до сих пор нет программы подобного уровня? Народные исполнители традиционно являются прекрасными рассказчиками и собеседниками. Но за 10 лет независимости никто из них так и не обосновался на ТВ. «Заповедник золотой молодежи» — «Хабар» выпускает одну 5-10-минутную музыкальную передачу «Музыка Великой степи», название которой (в программах никогда не конкретизируемое) может скрывать выступление как традиционного исполнителя, так и попсу. Возникает впечатление, что программа эта безразлична даже ее создателям и существует лишь для галочки.


Традиционную программу «Золотой фонд» на «Казахстан-1» давно уже можно было модернизировать с учетом современных технологий так, чтобы привлечь внимание общественности и спонсоров к благородному делу реставрации разрушающихся бесценных записей выдающихся исполнителей.


О нереализованных возможностях нашего телевидения можно говорить бесконечно. Объясняя его провальное состояние, казахские СМИ довольно регулярно ссылаются на злые козни руководства «Хабара» в лице В. Рериха и Л. Мацкевич, которые держат в пасынках казахские программы, выделяя для них средства и технику по остаточному принципу, задвигают талантливых тележурналистов, намеренно поддерживая малопрофессиональных, плохо владеющих казахским языком и культурой людей. Возможно, это так и есть. Но теперь в рамках «чисто казахской» TРК ставится любопытный эксперимент: сумеют ли казахские чиновники от культуры без рерихов и мацкевичей преодолеть исконную некомпетентность, неорганизованность, протекционизм, подсиживание, ненависть к талантам и профессионалам и сделать, наконец, действительно интересное, открытое идеям телерадиовещание.


 

Новости партнеров

Загрузка...