“Что случилось с интеллектуалом, неизменно интеллегентным, остроумным Григорием Александровичем?”

В третьей декаде ноября председатель Нацбанка Григорий Марченко должен появится в парламенте, чтобы ответить по существу депутатских запросов касающихся лопнувших банков, в частности, “Бизнесбанка”. История с вкладчиками “Бизнесбанка” в числе которых оказался и автор запроса, депутат мажилиса Сергей Дьяченко, достаточно подробна была освещена в республиканской прессе. Об писали “Новое поколение”, “Казахстанская правда”, “Регион” и пр. Главный банкир страны сделал упор на том, что депутат преследует свои интересы и из всего этого раздул популистскую пропаганду. Однако на деле ситуация выглядит совершенно однозначно – банковские структуры в очередной раз жестоко обманули людей, а Нацбанк, как всегда, умывает руки. Таким образом подтверждается главный вывод С.Дьяченко, сделанный им на страницах “Казахстанской правды” (09.10.01): “Настойчиво декларируемая в последние годы надежность банковской системы Казахстана остается во многом, увы, еще пустым звуком”. Что же касается вклада С.Дьяченко, то он его, между прочим, сделал на имя своего осиротевшего внука… Пока что Гирогорий Марченко по прежнему не заявляется в парламент и, еще неизвестно, появятся ли он там в ближайшее время. Ибо давно известно, что львиную долю времени у него занимают пресс-конференции, на которых он продолжает убеждать обществннное мнение в том, что в банковская система Казахстана чуть ли не самая идеальная в мире, а также многочисленные командировки заграницу. Но визит г-на Марченко рано или поздно наверное состоится, а предваряет его на сегодняшний день письмо на имя спикера Мажилиса паралмента РК Ж.Туякбая, в котором, главный банкир страны и косвенно, и прямо отвечает своему оппоненту. Чем любопытно это письмо? Да тем, что после его прочтения начинаешь очень сильно сомневаться что в Национальном Банке нашего государства работают настоящие специалисты и профессионалы. Письмо настолько вульгарно по стилю и безграмотно с точки зрения норм русского языка, что остается только диву даваться. Поскольку письмо подписано самим г-ном Марченко, остается вслед журналисту Алексею Банцикину из «Столичного обозрения» (08.11.01) воскликнуть: “Что случилось с интеллектуалом, неизменно интеллегентным, остроумным Григорием Александровичем?”.


Итак, читайте ниже письмо главного банкира парламенту. А заодно, после письма главного банкира, ответ С.Дьяченко, который, кстати, так и не понял — отчего же Г.Марченко послал письмо спикеру палаты, а не лично депутату Дьяченко, являющемуся автором запроса по странному банкротству “Бизнесбанка”…


КАЗАХСТАН РЕСПУБЛИКАСЫНЫЦ УЛТТЫК БАНК1


НАЦИОНАЛЬНЫЙ БАНК РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН


Председателю Мажилиса Парламента Республики Казахстан Туякбаю Ж. А.


Ответ на депутатский запрос


Уважаемый Жармахан Айтбаевич.


Национальный Банк Республики Казахстан, рассмотрев депутатский запрос от группы депутатов о ситуации, сложившейся вокруг ОАО “Бизнесбанк”, оглашенный на пленарном заседании Мажилиса Парламента Республики Казахстан 3 октября 2001 г., сообщает следующее:


Названный запрос содержит в себе несколько основных тезисов.


Тезис первый — о доверии к банковской системе страны и ее надежности.


Проблема доверия банковской системе, и в этом уважаемые господа депутаты правы, весьма актуальна. Проблема недостатка доверия является обоюдной: как недостаточное доверие вкладчиков к банковской системе, так и нехватка доверия банков к ссудозаемщикам отрицательно влияют на развитие экономики. Стремлением усилить устойчивость банковской системы объясняется жесткая линия НБ РК по вопросу финансовой устойчивости банков с целью избавления банковской системы от несостоятельных банковских учреждений при одновременном укреплении институциональных начал этой системы, введении международных стандартов отчетности, усилении требований к капиталу банков. Нам всем нужен здоровый банковский сектор, которому доверяют вкладчики и кредиторы и наличие позитивных тенденций во вверенном Национальному Банку секторе экономики, на наш взгляд, безусловно, и дополнительных доказательств не требует.


Все действия; предпринятые Национальным Банком Республики Казахстан по ситуации с “Бизнесбанком” как раз и были продиктованы названными соображениями.


Конкретные цифры, факты и даты, касающиеся допущенных банком нарушений и примененных к НБ РК за это санкций, неоднократно — и письменно, и устно были сообщены инициативной группе вкладчиков, в т.ч., во время встреч с ними Заместителя Председателя Национального Банка страны Колпакова К. А., начальника Управления контроля за ликвидационным процессом банков НБРК Бадырленовой Ж. Р., руководством Алматинского городского филиала Национального Банка, а также широко освещались в СМИ.


Содержащееся в запросе утверждение о том, что надежность банковской системы Казахстана остается во многом пустым звуком является голословным, поскольку основывается на незнании автором запроса реальной ситуации в этой системе, а опирается лишь на факты того, что банки “лопаются”. Финансовая несостоятельность отдельных банковских учреждений не является чем-то уникальным, свойственным лишь нашей стране. К сожалению, эпизодически такие вещи происходят практически всюду. Чтобы убедиться в этом достаточно, например, прочитать статью в газете “Известия” от 23 октября нынешнего года (статья “Сигнал бедствия”) и увидеть, что даже в такой развитой банковской системе, как в Германии, такие факты происходят и отнюдь не в далекой исторической ретроспективе, а в наши дни. Кроме того, если сделать хотя бы небольшой обзор ситуации с ликвидацией банков по стране в целом, то можно увидеть следующую весьма показательную картину.


Так, по состоянию на 01.08.2001г. из 102 банков, в отношении которых было принято решение о принудительной ликвидации в судебном и внесудебном порядке, ликвидационное производство было завершено в 63 банках. По ним имели долг перед вкладчиками — 42 банка, из которых рассчитались с вкладчиками полностью 35 банков, частично — 5 банков, не рассчитывались — 2 банка.


Из 39 банков, ликвидационное производство в которых не завершено, долг перед вкладчиками на начало ликвидации имели 32 банка, из них рассчитались с вкладчиками полностью 13 банков, частично — 14 банков, не приступили к расчетам — 5 банков.


Как видим, в результате работы, проводимой ликвидационными комиссиями, в подавляющем большинстве банков расчеты с вкладчиками были произведены.


Тезис второй — о снисходительно-вальяжном тоне и цинично обескураживающем содержании ответов руководства Нацбанка вкладчикам и СМИ.


Руководство Национального Банка всегда считало, считает и будет считать, что не уходить от ответов на вопросы, открыто и очно встречаться с их авторами и говорить, пусть горькую, но правду — это правильнее и лучше, чем отмалчиваться или врать, а уж тем более давать заведомо невыполнимые обещания. Более того, мы не только так считаем, но так и поступаем.


Более того, мы считаем, что столь же открыто и честно должно быть зафиксировано и продекларировано наличие собственного интереса в любой ситуации. Чего, к сожалению. Национальный Банк не увидел со стороны депутата Дьяченко С.А., который ни разу — ни в самом запросе, ни в выступлениях на эту тему в СМИ (до самого последнего времени, когда соответствующая информация была озвучена самим Национальным Банком) не заявил открыто о том, что и он сам является вкладчиком данного банка. Оговоримся сразу — нет абсолютно ничего зазорного в том, чтобы быть вкладчиком какого-то банка. Но почему не сказать об этом сразу же и открыто. Невольно возникает вопрос о том, все ли из 49 депутатов, подписавших с г-ном Дьяченко С.А. депутатский запрос, знали о том, что он сам является вкладчиком данного банка?


И уж совсем неприемлемыми, на наш взгляд, являются содержащиеся и в запросе и в материалах СМИ, посвященных рассматриваемой ситуации, недобросовестные политические намеки, прямо ассоциирующиеся у нас с желанием повесить ярлык, а заодно и решить собственную меркантильную проблему политическими методами. Чего стоит, например, утверждение автора запроса, фактически обвиняющее Нацбанк в желании инициировать серьезный социальный взрыв. Кроме того, судя по последним материалам прессы, мы не исключаем того, что ситуация с “БизнесБанком” будет использована для того, чтобы изменить конституционную и законодательную модель деятельности центрального банка страны, а также для оказания на него давления создать определенные трудности в прохождении его законопроектов через парламент. Понимая, что это может прозвучать не очень уютно, для тех, кто пытается нажить .политический капитал на этой печальной ситуации, но, опять-таки, следуя своим принципам, продекларированным выше, отмалчиваться и на эту деликатную тему тоже не считаем для себя возможным.


Тезис третий — о бездействии Национального Банка в ситуации с “Бизнесбанком”.


Решение Национального Банка Республики Казахстан об отзыве лицензии ОАО “Бйзнесбанк” на проведение банковских операции было принято в результате систематического нарушения банком пруденциальных нормативов, нормативных правовых актов и письменных предписаний Национального Банка.


Национальным Банком в адрес ОАО “Бйзнесбанк” неоднократно направлялись письменные предписания о необходимости принятия мер по обеспечению выполнения требований нормативных правовых актов Национального Банка с предупреждением о возможном применении санкций, предусмотренных банковским законодательством.


Для выявления реального положения дел в банке. Национальным Банком в 2000 и 2001 году были проведены инспекторские проверки деятельности банка, в ходе которых выявлены факты невыполнения банком отдельных норм и лимитов, установленных Национальным Банком, неадекватного отражения качества кредитного портфеля, нарушения законодательства Республики Казахстан. По результатам второй инспекции банк являлся убыточным и имел отрицательный собственный капитал.


Своевременно реагируя именно на данные факты и используя весь тот набор средств, который установлен законодательством. Национальный Банк принял решение об отзыве лицензии ОАО “Бизнесбанк” на проведение банковских операций. В связи с чем, содержащееся в депутатском запросе утверждение о бездействии Национального Банка по отношению к ОАО “Бизнесбанк”, считаем безосновательным.


Национальным Банком опять-таки своевременно, в точном соответствии с требованиями закона, было направлено исковое заявление в суд о прекращении деятельности (принудительной ликвидации) ОАО “Бизнесбанк” в связи с отзывом Национальным Банком его лицензии на проведение банковских и иных операций, а не в связи с банкротством банка.


Алмалинским районным судом г. Алматы 10.07.2001 года принято решение о принудительной ликвидации ОАО “Бизнесбанк” и назначен председатель ликвидационной комиссии.


Однако, как сообщил при встрече с руководством Национального Банка представитель инициативной группы вкладчиков, в связи с их обращениями об отмене решения суда о принудительной ликвидации банка и применения в отношении банка реабилитационной процедуры, 25 июля 2001 года прокурором Алмалинского района г. Алматы был принесен кассационный протест об отмене решения суда в связи с нарушением норм гражданского процессуального законодательства судом при рассмотрении дела.


В .последующем в связи с отзывом прокуратурой кассационного протеста решение суда вступило в законную силу только 29 августа 2001 года.


Поэтому, как видим, задержка с принятием необходимых судебных решений и “запуском” ликвидационного процесса, произошли отнюдь не по вине Национального банка.


Говорить же. сегодня об эффективности или неэффективности работы ликвидационной комиссии по отношению к вкладчикам, как это пытается делать в своем запросе его инициатор, явно преждевременно, поскольку в соответствии с действующим законодательством, только после 5 ноября т.г., т.е. после истечения претензионного срока и составления и утверждения промежуточного баланса, становится реальной непосредственная работа по практическому осуществлению удовлетворения требований вкладчиков банка.


Тезис четвертый — о возможности защиты интересов вкладчиков ОАО “Бизнесбанк” через Казахстанский фонд гарантирования вкладов физических лиц.


В целях защиты интересов вкладчиков (депозиторов) банков второго уровня в феврале 2000г., более чем за год до отзыва лицензии ОАО “Бизнесбанк”, Национальным Банком была внедрена система обязательного коллективного гарантирования (страхования) депозитов (вкладов) физических лиц, участниками которой стали 16 банков Республики Казахстан. Ни само ОАО “Бизнесбанк”, ни кто-либо из его акционеров ни разу не изъявили желания стать участником данной системы. Следовательно, у вкладчиков банка имелись основания и возможность перевести собственные депозиты в любой из банков -участников вышеуказанной системы. Поэтому, содержащиеся в заявлениях, в т.ч. опубликованных в СМИ (в частности, в газете “Казахстанская правда” от 23.10.01.) утверждения о том, что Национальный Банк якобы не включил “Бизнесбанк” в обязательную систему гарантирования депозитов, мягко говоря, очень далеки от истины. Нельзя включить в систему того, кто сам об этом не просил, при том, что система включения носит инициативный порядок для всех желающих в нее попасть. Компенсировать же сейчас потери вкладчиков “БизнесБанка” за счет средств Фонда, а фактически за счет денег других банков и их вкладчиков, очевидно, несправедливо и незаконно.


Тезис пятый — об оказании содействия ликвидационной комиссии в ее деятельности.


Относительно возврата вложенных населением в банк денег сообщаем, что в настоящее время данным вопросом занимается назначенная судом ликвидационная комиссия банка, к которой, в соответствии со статьей 50 Гражданского кодекса Республики Казахстан (далее — Гражданский кодекс), перешли полномочия по управлению имуществом и делами банка.


В настоящее время ликвидационной комиссией проводятся первоочередные мероприятия по ликвидации банка: опубликованы объявления в газетах о начале принудительной ликвидации банка, порядке и сроке заявления претензий кредиторами банка, начата инвентаризация активов и обязательств банка, закрыты корреспондентские счета банка и открыт текущий ликвидационный счет, а также принимаются меры к уведомлению всех дебиторов и кредиторов банка о начале принудительной ликвидации банка и т.д. В соответствии с положениями этой же статьи Гражданского кодекса претензии кредиторов принимаются в срок не менее двух месяцев. После истечения срока для предъявления претензий кредиторами ликвидационная комиссия составляет промежуточный ликвидационный баланс, который содержит сведения о составе имущества ликвидируемого юридического лица, перечне заявленных кредиторами претензий, результатах их рассмотрения, а также формирует реестр кредиторов банка. Ликвидационная комиссия приступает к расчетам с кредиторами только после утверждения судом реестра кредиторов банка.


Согласно Закону Республики Казахстан “О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан” (далее — Закон о банках), требования кредиторов ликвидируемого банка удовлетворяются в порядке очередности, установленной статьей 74-2 настоящего Закона, в соответствии с утвержденным судом реестром кредиторов банка.


Национальный Банк как орган, законодательно наделенный полномочиями осуществления контроля за деятельностью ликвидационных комиссий банков, в пределах своей компетенции оказывает содействие в решении этого вопроса. При этом, согласно пункту 2 статьи 73 Закона о банках все расходы, связанные с ликвидацией банка, производятся только за счет средств этого банка. Поскольку, как известно, в соответствии с пунктом 9 статьи 48-1 Закона о банках, запрещается финансирование Национальным Банком расходов по принудительной реорганизации и ликвидации банков.


Наконец, тезис шестой — о преднамеренном банкротстве банка и необходимости подключении органов прокуратуры и следствия к выяснению этой преднамеренности и выявлению получателей невозвращенных кредитов.


Полагая постановку таких вопросов совершенно оправданной и справедливой. Национальный Банк заявляет о своей готовности максимально способствовать всеми доступными для него способами в их прояснении. Также, как и в выявлении и наказании тех, кто высказывает в адрес наиболее активных вкладчиков “БизнесБанка” угрозы на предмет их устрашения.


Председатель Национального Банка


Ответ депутата С.А. Дьяченко


О сути проблемы говорить сегодня не буду, так как о ней хорошо знают в настоящее время уже и все жители Казахстана, благодаря спровоцированной лично господином Марченко полемике в прессе (см. например, газеты “Казахстанская правда” от 9.Х.2001г., Деловое обозрение “Республика” от 11.Х.2001г., “Время” от 1.Х1.2001г. “Столичная жизнь” от 8. Х1. 2001 г., и т.д.).


Не буду расписывать и все детали ответов Марченко в СМИ, Парламенту, вкладчикам. Формальность и даже абсурдность этих ответов, их несерьезность уже очевидна. В порядке примера: господин Марченко обвинил вкладчиков даже в том, что они сами затянули вступление в законную силу решения суда после того, как оно уже вступило в силу.


В ответе господина Марченко Г.А. Председателю Мажилиса Парламента Республики Казахстан Туякбаю Ж.А. (кстати, не уместнее ли было бы озвучить его лично – в стенах Парламента?) одни “общие места”. Позволю себе процитировать только один “тезис”: “Руководство Национального Банка всегда считало, считает и будет считать, что не уходить от ответов на вопросы, открыто и очно встречаться с их авторами и говорить, пусть горькую, но правду – это правильнее и лучше, чем отмалчиваться или врать, а уж тем более давать заведомо невыполнимые обещания. Более того, мы не только так считаем, но так и поступаем”. И это говорится уже после того, когда тысячи вкладчиков Казахстана лишились своих законных, кровных сбережений. Комментарии, как говорится, излишни.


Поэтому хочу сразу же задать прямые и четкие вопросы Председателю Национального Банка.


Единственная просьба к господину Марченко дать такие же прямые и внятные ответы.


Вопрос первый. Что у нас в государстве: банковская система или финансовая пирамида?


Вопрос второй. Если все-таки банковская система, то почему людям не возвращаются их законные, кровные деньги?


Вопрос третий. Если не возвращаются деньги, то почему за это никто не ответил, в том числе и Национальный Банк?


Вопрос четвертый. Почему Национальный Банк, игнорируя действующее законодательство, упорно отказывается от ответственности, им предусмотренной (к примеру, статья 72 Закона РК “О Национальном Банке Республики Казахстан” предусматривает ответственность его руководства за “нанесение вреда физическим и юридическим лицам незаконным действием или бездействием, связанным с контрольными и надзорными функциями Нацбанка”)?


Вопрос пятый. Почему не несет ответственности лично господин Марченко, на которого Президентом Республики Казахстан возложена персональная ответственность по контролю и надзору за деятельностью банков второго уровня?


Хочу также задать еще два вопроса о деятельности Национального Банка страны.


Первый. Какова величина расходов Национального Банка на собственные нужды и их динамика за последние три года?


Второй. Каков процент доходов руководства (Председателя, замов, руководителей департаментов и управлений) Национального Банка в общей сумме доходов всех работников центрального аппарата?


Должен заметить, что, вынужденно вникнув в состояние банковской системы Казахстана, считаю, что банкротство “Бизнесбанка” было организовано преднамеренно. Думается, что вместо принятия самого простого — решения о ликвидации — Национальный Банк имел возможность с целью защиты интересов всех кредиторов “Бизнесбанка” либо присоединить его к другому действующему банку, либо оказать финансовую помощь для поддержки банка с целью его оздоровления и расчетов с вкладчиками, либо ввести прямое управление Национального Банка, либо осуществить консервацию, либо принять другие меры.


Напомню, что Председателем Нацбанка постоянно делается упор на готовности ликвидационной комиссии к активной работе по возврату денег вкладчикам сразу после составления реестра кредиторов. Однако действующее налоговое законодательство, и, надеюсь, господин Марченко об этом осведомлен, а также позиция судов и прокуратуры не позволяют предъявлять иски заемщикам кредитов с отсрочкой либо освобождением от уплаты госпошлины.


В настоящее же время у ликвидационной комиссии нет денег не только на уплату госпошлины, но и на то, чтобы заплатить за аренду помещения, за телефоны, за коммунальные услуги и т.д.


Кроме того, на практике — пока вступит в силу новый Налоговый кодекс, все заемщики предпримут, и уже предпринимают срочные меры для ухода от ответственности по своим договорным обязательствам перед банком.


Итог: настойчиво декларируемая господином Марченко с мая месяца возможность возврата кредитов и расчета с вкладчиками уже стала просто ничтожно мала. Поэтому ликвидпроцесс, на который он предлагает надеяться обманутым вкладчикам, может вообще и не начаться. Получается замкнутый круг.


Считаю, что именно действия (или бездействие), умышленные (или неосознанные) господина Марченко способствовали такому печальному развитию событий.


Убежден, руководство Национального Банка Республики Казахстан в свое время могло, обязано было предотвратить настоящую ситуацию, во всяком случае, извиниться перед людьми (хотя кому сейчас нужны эти извинения!). Однако, господин Марченко Г.А. не только не предотвратил, но, осознанно или нет, продолжает упорно усугублять ситуацию.


И последнее. На мой взгляд, и участие в широко рекламируемом Фонде гарантирования вкладов населения, на самом деле (о чем я тоже в свое время уже говорил) не дает людям никакой гарантии возврата их вкладов даже в банках — участниках системы гарантирования вкладов, если ставки вознаграждения по ним превышают предельный уровень, установленный Советом директоров Фонда. Хотя при учреждении данного Фонда, видимо, в целях более полного привлечения вкладов населения, речь шла о страховании любого вида вклада. А теперь, когда люди доверились банкам, Фонд устанавливает новые, менее выгодные условия своей деятельности.


Нередко случающиеся в финансовой сфере негативные события заставляют задать и следующие вопросы:


— все ли в порядке у нас в деле сохранности пенсионных активов накопительных пенсионных фондов?; насколько эффективно работают организации, на которых законом возложена обязанность защищать интересы вкладчиков?


Представляется, что это уже тема отдельного, особого разговора.


Р. S. Считаю, что господин Марченко вместо решения назревших вопросов повышения надежности банковской системы проявил против меня старый, и вечный как мир, прием: чтобы сокрушить своего противника, нужно сделать только одно — обвинить его в чем-либо. Считаю, что попытка уличить вкладчиков в каком-то стяжательстве есть очередное оскорбление людей, в том числе и меня. Люди-то пытаются получить свои деньги, а не, как пишет Марченко в ответе Туякбаю, “решить собственную меркантильную проблему политическими методами”, и даже, вновь цитирую Марченко, “пытается нажить политический капитал на этой печальной ситуации”.


Расцениваю это как весьма неудачную, но вполне осознанную попытку инспирировать личный скандал и оттеснить на второй план главную по теме проблему — попрание гражданских прав потребителей банковских услуг.


Критерием надежности банковской системы и доверия к ней граждан может быть только одно: возврат людям принадлежащих им денег, причем в полном объеме.


Думается, нам нужен иной подход, иная концепция надзора за финансовыми института, а, может быть, и новый независимый орган, который смог бы не просто равнодушно констатировать факт разорения, распада банка или другой такой же важной структуры, но и, что называется, держать руку на “пульсе”, поскольку риск разорения подобной организации должен беспокоить государство гораздо сильнее, чем это мы наблюдаем сейчас.

Новости партнеров

Загрузка...