“Свои” — “чужие”: контакт или конфликт?


В нашей республике нет стабильности, и если они (т.е. беженцы) появятся, то нам обеспечены голод, нищета, болезни. Повысится преступность


19 лет


С их появление повысится уровень преступности, увеличится безработица, эти люди создадут лишние проблемы


24 года


Наша страна и так бедная, а с беженцами прибавится еще больше проблем


22 года


Они приедут без жилья, без работы — будут просить милостыню и угрожать обществу


18 лет


Эти высказывания – выдержки из анкет исследования “Отношение молодежи к беженцам, мигрантам, репатриантам”, которое провела ОО “Конфликтологический центр” при поддержке УВКБ ООН в Казахстане. Анкетирование проводилось в два этапа – второй начался после событий 11 сентября. И отношение к беженцам, как показали ответы, изменилось не в лучшую сторону. Если раньше небольшой процент респондентов отзывался о беженцах как о реальной опасности или угрозе, то теперь число таких людей увеличилось. Многие считают, что афганские беженцы принесут с собой болезни и наркотики, усугубят и без того тяжелое социальное положение в республике, их прибытие может вызвать угрозу терактов. Стоит отметить, опрашивались люди разных национальностей, участвовали в нем студенты и школьники южной столицы.


Их приезд может вызвать угрозу терактов”.


18 лет


Они не защищены правительством, и многие из них идут на нарушение законов не только Республики Казахстан, но и человеческих”.


25 лет


Я отношусь к беженцам плохо, потому что вместе с ними могут проникнуть и террористы”.


33 года


Беженцы из Афганистана принесут наркотики и будут дополнительной обузой нашему государству”.


23 года


Комментирует результаты исследования координатор проекта “Построение культуры мира в Казахстане” Ирина Чупрынина.


— Существуют устойчивые стереотипы по отношению к “чужим”. Афганец и таджик – значит наркоторговец, чеченец — боевик. Люди не знают истинных мотивов пребывания этих людей в нашей республике. Нельзя же всех-то под одну гребенку! Среди афганцев большинство – а всего их в Казахстане 2500 — многодетные люди, лишившиеся крова, потерявшие родных, желающие найти покой после жизни в военных условиях. Среди чеченцев много оставшихся без крыши над головой, людей, спасающих свою семью, детей. Большинство тажиков сейчас, когда война закончилась, отправлено на родину с помощью УВКБ ООН. Они бежали от смерти и преследований, грозивших им во время гражданской войны.


Когда таджикские дети пели свои заунывные песни в наших автобусах, их обзывали, выгоняли. Во время беседы одна студентка доверительно рассказала, что она “своими глазами” видела, как “эти” покупают доллары в обменнике. Подобный стереотип: нищий — значит мошенник и подпольный миллионер — остался у нас еще с советских времен. Мы не научились смотреть на нищих реалистично и отличать, кто действительно голодает, а кто сделал попрошайничество своим бизнесом – есть, конечно, и такие. У нас зашоренный взгляд, а исследований данных, которые помогли бы нам всем, и молодежи в первую очередь, освободиться от предвзятости, практически нет. Вот мы и сделали первую, очень скромную, правда, попытку помочь отличать истинную беду от ложной, придуманной, избавиться от стереотипов.


Мы выяснили, что существуют как бы три условные группы молодежи. Первая – это примерно 30% — толерантна от природы, терпима к этническим, религиозным различиям. Представители этой группы относятся к беженцам просто по-человечески, им жалко этих людей. Вторая группа — это молодежь, чьи взгляды сформированы в соответствии с духом и буквой международных документов. Они меньше склонны говорить о простых человеческих чувствах, но больше — о правах, провозглашенных во Всемирной декларации прав человека, в Конвенции о беженцах, Конституции Казахстана. Наконец, третья группа, которую мы назвали нетолерантной. Это те, кто считает, что быть терпимыми для нас – непозволительная роскошь: «У нас безработица, старики и дети бедствуют, прокормить себя нелегко. Мы должны закрыть границы перед беженцами«.


Есть еще одна группа – равнодушные. Она полагает, что раз правительство принимает какие-то решения, пусть само и решает все проблемы.


Вот такая примерно ситуация. Открытых конфликтов в молодежной среде нет, во всяком случае очень мало, – с чужими конфликтуют лишь 17% опрошенных. Но вряд ли можно успокоиться этой цифрой. К примеру, на первую группу “добрых душой” в какой-то момент может повлиять социальное обострение, и они тоже будут против “чужих”. Третья группа — те, которые нетолерантны, может стать агрессивной и спровоцировать конфликт.


— Насколько молодежь подготовлена в смысле знания законов, международных норм?


— Теоретическими основами она овладела вполне. Большинство знает о существующих законах, о Всеобщей декларации прав человека, о конвенциях, знает Конституцию Казахстана. Но когда речь заходит о конкретном применении этих законов, то как будто мы имеем дело с другими людьми. Понимаете, такое впечатление, что у нас Конституцию изучают как что-то отвлеченное, как высшую математику, которая мало кому пригодится в реальной жизни. Хорошо, мол, написали, но не для нас. А ведь это Основной Закон нашей жизни.


На вопрос анкеты: “Кто должен оказывать помощь этим людям?”. 74% ответили, что правительство, 46% назвали международные организации и лишь 4% считают, что помогать должны граждане, 23% полагают, что переселенцы сами могут постоять за себя. Интересная получается картина: если это твоя проблема, то человек способен к самопомощи, если так называемая общественная, то она имеет отношение к каждому из нас лишь на 4 %. Никто из опрошенных, например, не упомянул неправительственные организации, которые как раз и являются гражданскими добровольческими структурами, пытающимися решить собственными, зачастую очень скромными силами, ту или иную общественную проблему. В том числе проблемы беженцев и репатриантов. Это благотворительная, правовая, социальная поддержка тех, кто приехал к нам из зон конфликта.


— А как насчет поговорки “Не делай добра — не увидишь зла”?


— Добро должно быть разумным, мудрым. Поэтому мы и говорим, что нужны исследования, что необходимо прислушиваться к экспертам, ученым. Выступая на одной из конференций, представители французского Института по изучению этнических и религиозных вопросов, изучавшие ситуацию на Балканах, говорили: “Если бы правительства слушали ученых, то войн можно было бы избежать”.


Конфликты неизбежны, если власти проводят непродуманную политику, а граждане оказываются нетерпимыми к приехавшим людям не потому, что люди такие плохие, просто начинается конкуренция за ресурсы, работу, социальное первенство.

Новости партнеров

Загрузка...