Публичный “заговор”


Каждый из нас наверняка сталкивался, кто-то в реальной жизни, кто-то лишь понаслышке, с неумолимой, жесткой формулой: “Незнание не освобождает от ответственности”. Как правило, она уместна в устах блюстителей закона и направлена против преступников, пытающихся оправдать свои преступления тем, что, дескать, не знал, не читал, не слышал.


Но сегодня эта формула стала оружием в борьбе монополистов: “Алмытытеплокоммунэнерго”, Горводоканала, “Алматыгоргаз”, “Пауэр Консолидейтед” – против рядового потребителя, то есть нас с вами.


Представьте ситуацию: просыпаетесь вы однажды прекрасным зимним утром и обнаруживаете, что в вашей квартире внезапно закончился отопительный сезон — вам отключили газ или прекратили подачу горячей воды и так далее. Естественно, вы как исправный налогоплательщик обращаетесь к поставщику услуг, и вам объясняют, что теперь согласно публичному договору вы обязаны платить по новым условиям, предположим, напрямую монополисту. А так как вы этого не сделали в определенный срок, то вас и отключили от потребляемой услуги. Если ж вы попытаетесь заикнуться, что ничего не знали ни об условиях, ни о новой конторе, то вам напомнят, что еще месяц назад в “Вечернем Алматы” были опубликованы условия публичного договора, который вступил в силу со дня выхода газеты, а то, что вы принципиально не читаете газет или предпочитаете “Время”, ничего не значит, незнание, так сказать, от ответственности не освобождает.


Что же это за договор, заключаемый за спиной потребителя, договор, в котором вопреки самой семантике этого слова, участвует лишь одна сторона – монополист?


На самом деле в Гражданском кодексе Республики Казахстан существует статья под номером 387, где черным по белому написано: “Публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится”. И ни слова о вступлении в силу со дня опубликования! Любому школьнику понятно, что слово “договор” происходит от слова “договариваться”, и, как ни крути, без второй стороны здесь не обойтись. А на случай, когда нужно заключить одностороннее соглашение, существует хорошее слово “сделка”, которая может быть односторонней и которой в Гражданском кодексе посвящена целая глава.


В любом договоре, и в публичном, в том числе, должны активно участвовать две стороны – в данном случае поставщик и потребитель. И условия его, согласно той же статье, должны быть абсолютно одинаковыми для всех без исключения, монополист не имеет права оказывать кому-то предпочтение, а кого-то наоборот, третировать, например, брать с него цену, большую, чем с остальных, или предоставлять ему услугу худшего качества.


Другое дело, что договариваться с каждым из миллионов собственников квартир отдельно – практически неосуществимо, да и невыгодно для нас с вами, ведь один, как известно, в поле не воин, поэтому и должна существовать целая “пирамида”: на нижнем ее уровне стоят рядовые потребители, образующие КСК, которые, в свою очередь, объединяются в более крупные организации. Они и будут договариваться с поставщиком об условиях предоставления услуги. И чем крупнее эта “пирамида”, тем легче будет бороться с монополистом за свои права. А власть должна этот процесс регулировать. На этот счет в Гражданском кодексе существует пункт, который гласит, что наше правительство может издавать типовые договоры (которые, кстати, также вступают в силу с момента подписания поставщиком и потребителем, а не со дня опубликования), то есть правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров.


Иными словами, власть может и обязана регулировать весь процесс составления и заключения договора между монополистом и гражданами и диктовать условия не такие, какие захочется поставщику, а такие, чтобы устроили, в первую очередь, нас с вами.


Здесь и начинаются прелюбопытные истории. Получается, что по сути дела все условия, которые выставляет нам поставщик, принимаются с молчаливого одобрения акиматов, ведь именно они представляют правительство на местах, а значит, могут вмешаться в процесс “сотворения” публичного договора. И вместо того, чтобы защищать интересы потребителя как наиболее слабой и уязвимой стороны, власть выступает на стороне сильного. Монополиста и винить нельзя, его в данном случае можно сравнить с хищником, который существует для того, чтобы поедать более слабых – в этом его назначение. Но в природе, как и в обществе, есть хищники, добывающие ровно столько, сколько могут съесть сами, а есть ненасытные, которые способны зарезать целое стадо, хотя, чтобы утолить голод, хватило бы и ягненка. Во всем, что касается фауны, все регулирует сама природа, а в обществе такого хищника обязан ограничивать и одергивать акимат. К сожалению, он со своими прямыми обязанностями не справляется никак. Иначе откуда бы взялись бесконечные незаконные отключения газа, тепла, воды? Откуда бы взялся этот безапелляционный тон требований платить напрямую поставщику, и никак иначе или те же заключения “договоров” без ведома потребителей?


Кто выдумал эту чепуху с вступлением договора в силу со дня опубликования, остается только догадываться. Скорее всего, сам монополист с молчаливого попустительства власти. Но тогда это уже не договор, а заговор, заключенный монополистом и акиматом за спиной потребителя. И цель этого заговора – заставить каждого из нас общаться с поставщиком напрямую, вместо единой “пирамиды” противопоставить монополисту сотни тысяч собственников, защищающих свои интересы в одиночку и потому обреченных на неудачу.


Но, может быть, акимат просто не разбирается в Гражданском кодексе, не различает понятия “договор” и “сделка”? Тогда мы вправе, как и монополист, заявить, что незнание от ответственности не освобождает, и в данном случае эта формула подойдет как нельзя более кстати.

Новости партнеров

Загрузка...