Размышления барана, не желающего ходить за козлом


В подростковом возрасте я жил в Туюке – это горный поселок километров 250 от Алма-Аты. Школьников иногда возили на джайляу – помогать стричь овец или купать их в креолине. Тогда я узнал, зачем в каждой отаре обязательно ходят несколько коз с козлом.


Однажды чабаны просчитались – подогнали слишком большую отару. Ой-бай, ой-бай-ай, но – поздно: вслед за козлом отара неудержимо вливалась в загон, и вся втиснулась. Жерди хлипкие, они бы сломались, но отара именно втиснулась, сама в себя. Пока вытащили к выходу козла, пока выгнали за ним баранов, прошло минут пятнадцать, и на месте тут и там остались живые комочки. Отара раздавила себя, очень тихо, и теперь овцы умирали – совершенно спокойно. В тот вечер на джайляу был большой той, мяса было много…


Потом в Алма-Ате из проектного института нас часто посылали на мясокомбинат: скота тогда было много, забой шел в три смены, рабсилы не хватало. Животные шли на смерть по-разному: коровы все понимали задолго до цеха и яростно мычали; свиньи визжали и плакали, как дети; лошади, самые умные и больше всех верящие человеку, упирались гордо и тоскливо…


И лишь конец баранов был обыденно скучным.


Козел-провокатор выходил в предбанник, и за ним на убойную площадку сами бежали овцы очередной порции. В конце площадки была такая маленькая загородка, козел сам толкал лбом калиточку, разворачивался и смотрел, как убивают пришедших за ним. Когда последнюю овцу подвешивали на конвейер, козел толкал калитку в другую сторону и опять бежал в предбанник. Никто им не командовал, он сам знал свою работу.


А на заднем дворе мясокомбината на казенном довольствии жил заслуженный козел-пенсионер, на него все ходили смотреть …


Однако вернемся к нашим баранам: совсем не интересно они расстаются с жизнью. Живых и здоровых их подвешивают за задние ноги, они молчат и не сопротивляются, конвейер везет их к человеку с постным лицом и длинным узким ножом, тот берет их одной рукой за ухо, а другой спокойно протыкает шею. Баран при этом тоже спокоен, он молчит, не дергается, и морда у него такая же постная. Только чуть позже пробегут по шерсти несколько красных капель, да мелко-мелко подергается туловище…


Все мы родом не только из собственного детства, но и из нашей общей истории. В природе, насколько мне известно, нет такой твари, которая ходит стадами за существами иного рода. Овечья отара – это настолько же продукт природы, сколько же и человеческой культуры-цивилизации. И как муж и жена, прожившие совместную жизнь, становятся как бы единым существом со схожим характером и внешностью, так и в очеловеченном баране отражается его Создатель и Хозяин – Человек. А в организации и менталитете отары отражается то общество, которое эту отару пасет. И наоборот.


Можно, конечно, смертельно оскорбиться такими параллелями. Или категорически их отринуть. Но ведь это один из законов истории: тот продукт, который люди избирают себе в основное потребление, формирует и их самих. Не только соответствующую экономику и социально-политический строй, но и саму нацию, ее типаж, индивидуальный характер, быт и культуру.


Например, общеизвестно, что современную Америку создал автомобиль. И дороги, которые он потребовал. А теперь нацию США пересоздает так же, как в Японии, Германии и других развитых стран, компьютер.


Это я про тех, кто присох менталитетом к уже не существующим укладам, а сам, не по собственному выбору, втиснут в реалии совсем иного мира. Такие государства и народы корежит между современной экономикой и властной архаикой, от этого рождаются гибриды, на вид жизнеспособные, но неспособные давать здоровое потомство.


Память – странная штука, мне, вместе с давним джайляу припомнился нынешний “круглый стол” ОБСЕ: как мы там спорим с Центризбиркомом и “победившими” партиями насчет честных или нечестных выборов. И вот подумалось: а чего, собственно, спорить? Вернее, с кем спорить? Обидно, конечно, что оппозиция свое доказать не может, но и наши оппоненты, депутаты да чиновники, – они ведь тоже ничего не решают.


За них есть кому решать.


Разница между нами лишь в том, что чиновники, депутаты и деятели от так называемых партий власти по должности, по врожденной привычке, по нужде, или по безволию, за этими не своими решениями покорно следуют, а для видимости этот не ими определенный маршрут как бы собственными словами обставляют. А так называемая оппозиция может любые свои слова говорить без влияния на выбор маршрута. Прочая же масса, называемая народом, бесполезность любой, так называемой, политики в таком раскладе давно просекла, а потому предпочитает просто жить, как получается.


А гонят нас, кто бы как по-своему ни блеял или ни молчал, в одну сторону…


Бараны же здесь, сами понимаете, ни при чем, это просто так, к слову пришлось.


Не по-человечески все же получается: рецепты современной цивилизации по частно-рыночной экономике мы приняли, и такую экономику срочно построили. В суперсжатые сроки и самыми радикальными методами. Я бы еще добавил: самыми безжалостными и бессовестными.


А вот те же рецепты в части строительства современной системы власти нам пока вроде бы рановаты. Предполагается, что до этой самой демократии нам надо прожить еще целый исторический период. Или два. Или три, – определенно нельзя сказать, потому что никакого конкретного маршрута, по которому мы доберемся до Барса-2030, сытого и элегантного одновременно, нам сверху не сообщают.


В частности, до населения не доводится: что именно должно в будущем произойти с тем, что сейчас называется “президентской республикой”. Этот строй у нас навечно, или он должен смениться чем-то иным? Чем и когда? И что должно произойти, чтобы все мы поняли, что президентский этап уже пройден и пора начинать следующий?


Осмелюсь поразмышлять самостоятельно, благо, все примеры перед глазами.


Сразу надо сказать, что президентские республики на просторах СНГ и президентские системы в развитых странах (в тех немногих, где вообще есть президенты), — это принципиально разные системы. Если соревноваться не по таким показателям, как экономическая мощь или благосостояние населения, а по степени концентрации власти, то любой среднеазиатский президент сильнее президентов США и Франции вместе взятых. Наши президентства сильнее западных в том же смысле, в каком отечественный самогон крепче французского виноградного вина.


Можно сказать даже, насколько именно наши президенты сильнее: ровно настолько, насколько наши экономики слабее, а население – беднее. И эта обратная пропорция не случайна. В системах, где власти в городах – это одно, в регионах – совсем другое, а в столицах – третье, где судьи, прокуроры, депутаты и министры высиживаются не в одном гнезде и не из одной кладки, где банкиры, промышленники и руководители государственных органов – это не одни и те же люди, такие системы дают возможность прокладывать свой самостоятельный жизненный маршрут всем тем отдельным членам общества, кто того желает и может.


Такое сообщество уже никак не может быть стадом, потому что в нем всегда есть не один, а много поводырей, микро- и макролидеров, состоявшихся личностей в экономике, в политике, в культуре и идеологии, избавленных от необходимости смотреть в рот кому-то одному, подлаживаться или холуйствовать, бесполезно диссидентствовать или молча жевать свою порцию.


Итак, мы и развитые страны связаны единым рынком — это у нас общее. И у нас и у “них” есть президентские республики – в этом мы похожи. Разница же в том, что у нас определение “президентская” является существительным по отношению к прилагательному “республика”. А в развитых странах наоборот: “республика” – это существительное, а “президентская” – прилагательное. И на этой фундаментальной разнице базируются все прочие отличия.


Если нас и сравнивать, так только с соседями по бывшему соцлагерю. Благо, все переходные страны – президентские. И их сравнение, между прочим, дает богатейшую пищу для размышлений:


Принципиально, мы имеем перед глазами три варианта: восточно-европейский, азиатско-кавказский и собственно Россию.


Прибалтийские республики и соцстраны Восточной Европы тоже избирают президентов, но они с самого начала пошли именно по парламентскому пути. Все они, объективно, – не президентские, а парламентские республики, и у всех при множестве проблем — хорошие шансы на дальнейшее развитие. Да, в Польше, Словакии, Литве и Болгарии тоже много недовольных, но там нет той пропасти между верхушкой и народом, что налицо у нас. И в свое будущее там вглядывается с оптимизмом большинство населения, а у нас — наоборот.


Азиатско-кавказские президентские режимы: в принципе одни и те же проблемы. Пропасть между властителями и народом. Вызывающее богатство и самодовольство наверху, бедность и раздражение в массах. Экспортно-сырьевая ориентация, долларизация и отсутствие перспектив для внутренней экономики. Окукливание власти до большой Семьи, и при этом – нерешаемые проблемы преемственности. Официальных наследников либо нет вообще, будто “папы” собираются жить вечно, либо в качестве таковых обсуждаются сыновья, дочери, зятья или племянники – масштабом явно мельче. Соответственно, будущее всех таких режимов – в тумане.


Наконец, Россия как переходный образец. В чем тот исторический шанс, который дал России Ельцин? В том, что он провел реальное разгосударствление экономики, заложил основы парламентаризма, многопартийности, городского и регионального самоуправления, самостоятельности судов … А чем царь Борис тяжко виноват перед народом, какой камень он повесил на шею будущего страны? Превращением президентской власти в олигархическую семью, члены которой доят Россию, как свою корову.


Соответственно, главный шанс и главный вызов для президента Путина – как он будет уводить Россию от семьи. Требуется использовать силу президентской власти для исключения самой возможности воспроизводства олигархий. Но реальные гарантии тому способен дать только перенос центра тяжести власти с персоны на коллективное представительство. Иначе говоря, работающий на будущее страны президент должен потихоньку ослаблять свою систему и себя самого и перекачивать власть в парламент. Что, понятно, непросто. Тем более, что всегда существует искушение оправдать концентрацию власти сложным моментом, борьбой с сепаратизмом, терроризмом, бедностью, внешней угрозой. Выбор большой, и объективные причины будут всегда: завтра, через год, через пять лет. И через сто лет тоже!


Кто не хочет начинать, тот не начнет никогда.


Не будем говорить о действующих президентах – они живые люди, и несправедливо ждать от них переделки того, во что они вложили свои жизни. Спросим так называемую общественность: кто конкретно против безотлагательной реформы президентской республики в парламентскую? Или тот же вопрос другим боком: а чего такого в Казахстане не хватает, чтобы не пойти по пути, например Венгрии, Эстонии или хотя бы Румынии?


Я, конечно, извиняюсь, но, если выжать воду из разговоров об особенностях национального исторического пути, менталитета и всякого такого, то в осадок выпадает следующая банальная мысль: у нас, дескать, азиопа, здесь развитие пониже и культура пожиже.


Ну что есть, то есть, вряд ли кто-то станет оспаривать эту как бы общеизвестную истину.


Но это, если в общем, а давайте уточним: кто все-таки конкретно в Казахстане менее культурен и развит, чем в Европе?


Вношу предложение: надо провести самоаттестацию депутатов, путь они добровольно разделятся на культурных и некультурных. Тех, кто отнесет себя к неразвитым, надо временно освободить и куда-нибудь послать – пусть подразовьются. А которые уже сейчас относят себя к культурным – тем пора бы заняться созданием настоящего парламента.


То же надо бы сделать и правительству. Пусть каждый министр отметит галочкой уровень своего развития против коллег из, допустим, Литвы.


Не исключено, найдутся такие, кто признается, да, дескать, мы пока неразвитые, нам с нашими ведомствами до современного уровня надо пережить еще смену трех…, а лучше десяти поколений. С такими ясно что делать: форсировать эту самую смену поколений.


Но наверняка в Нацбанке, а может, и еще где, найдутся заявители, что они лично уже сейчас соответствуют лучшим мировым образцам. С этими тоже ясно как поступить: самого продвинутого надо поставить премьер-министром и вперед — на строительство парламентской республики!


Лично я вижу лишь один недостаток в своем предложении: не получится ничего из самоопроса. Знаете почему? Потому что все до одного — депутаты, министры и акимы — укажут, что лично у них культуры с развитием выше крыши.


А кто же тогда в Казахстане малоразвит и некультурен, кто тормозит прогрессивные реформы, кто тянет наше замечательное государство в отсталость?


Кто-то же есть, такой нехороший, не понимающий собственного счастья по причине необразованности. Есть, конечно! Если это не наши прогрессивные власти, значит, остается, так называемый, народ.


Спорить не буду, а только хочется задать вопрос как бы из толпы: вожаки вы наши, вам-то самим что или кто мешает выбрать верный путь? А уж народ-то за вами, не сомневайтесь, так и попрет!

Новости партнеров

Загрузка...