Сырой бульон казахстанской демократии

Знаменитый тезис товарища Сталина о том, что по мере строительства социализма классовая борьба обостряется с точки зрения нормальной логики был чем-то сродни утверждению: чем ближе к цели, тем дальше от нее. Однако во все времена трудно ждать нормальной логики от того, что называется большой политикой. Вот и мы, казахстанцы, в самый канун юбилейного подведения итогов строительства правового, социального и демократического государства стали свидетелями алогичной, казалось бы, вспышки кла…, нет, ни классовой, а – клановой борьбы. Внутри одного и того же состоявшегося класса — государственной буржуазии.


Теперь, когда этот кризис объявлен закончившимся, самое время порассуждать о том, что ожидается дальше.


Первый наш прогноз на этот счет: бурного продолжения не предвидится. Процесс пойдет в сторону успокоения, противники будут делать примирительные заявления на публике и на самом деле будут пытаться договариваться.


Второе соображение: кризис не закончится. Следующие вспышки противостояния обязательно будут, но через какое-то время.


Неизбежность такого сценария вытекает из уже необратимого перехода правящего режима из авторитарного в новое состояние – внутреннего разделения. Еще не так давно практически все важные решения в стране исходили из одного центра. А теперь этих центров (постов, денег, компроматов и “команд”), накопивших достаточные для принятия собственных решений ресурсы, уже, как минимум, три. Например, даже совсем не искушенные в политике люди понимают, конечно же, что парламент, вдруг потребовавший от президента в 1999 году идти на досрочные перевыборы, не сам это придумал. И альтернативные кандидаты на этих выборах тоже, скажем так, не совсем сами возникали. И так было все десятилетие.


Теперь же, и это принципиально новая ситуация, действия, породившие только что отзвучавший кризис, не в администрации задумывались и не ею организовывались. Наоборот, теперь уже администрации приходилось на ходу реагировать на неожиданные для нее события. И, как мы наблюдали в эти дни, реакция на череду заявлений и отставок очевидно отставала и по времени, и по степени адекватности.


Другое дело, что развитие событий оказалось неожиданным и для самих инициаторов. Авторы “Демократического выбора” явно не ожидали так быстро оказаться в отставке и сейчас пребывают в некоторой растерянности. Скорее всего, им предстоит повторить ситуацию рождения “Азамата”, когда из 74 “подписантов” с громкими фамилиями несколько человек отреклись от самих себя уже через неделю, а большинство других предпочло потихоньку отойти в сторону. Аналогия тем более уместна, что в “Демвыборе” тоже есть два-три “упертых”, с которыми одержавшая верх сторона уже точно не сможет и не захочет договариваться. И, в первую очередь, это, конечно, “бывшие” аким Жакиянов и министр Аблязов. Над которыми теперь постоянно будет висеть угроза стать кажегельдиными № 2 и 3 на показательных судах над коррупционерами. И которые, в свою очередь, сами теперь будут нависать над властью постоянной угрозой превратиться в оппозиционных кажегельдиных.


Впрочем, есть два принципиальных отличия ситуаций с “Демвыбором”-2001 и азаматовским “Не можем молчать” образца 1996 года. Во-первых, как мы уже сказали, у Казахстана больше нет впереди запаса тех лет, в течение которых все политические сценарии писались в одном месте. А во-вторых, теперь мы наблюдаем не трещину между властью и вздумавшей поиграть в оппозицию интеллигенцией, а раскол собственно самой власти. Причем, судя по всему, этот раскол пошел глубже, гораздо глубже и дальше, чем это выглядит внешне. Разлом прошел не только по правительству и администрации президента, но и по большому банковскому, нефтяному и прочему стратегическому бизнесу.


Поэтому события совершенно неизбежно пойдут теперь гораздо быстрее.


И в этой связи интересно отследить два явно наметившихся азимута, по которым ориентированы линии разлома.


Первая линия, так сказать, семейная. Точнее – линия зятьев. Участие в политическом противостоянии старшего зятя президента есть уже публично презентованная реальность. В то же время тени или проекции, как выразился бы преподаватель начертательной геометрии, отбрасываемые едва ли не всеми участниками противной стороны, попадают в область, очерченную интересами младшего зятя. И это, конечно, не случайное наложение. Поэтому, хотя Тимур Кулибаев до сегодняшнего дня демонстрирует просто поразительное умение не “светиться” в большой политике, следующим родственником президента, с чьего имени депутаты и журналисты постараются снять табу, будет именно он.


Вторая линия раздела – политическая. Точнее – фразеологическая. Стороны разошлись в понимании всего одного слова — “демократия”. По мнению главы правительства, выраженном в его кульминационном Заявлении: “Демократия — это, прежде всего выполнение социальных обязательств перед народом, защита прав женщин и детей, защита прав всех народов и национальностей. Демократия — это реальная забота о стабильности в стране, о создании благоприятных условий для экономического роста, включая поддержку малого и среднего предпринимательства”. Ничего особо оригинального в такой трактовке нет. Примерно так самобытно-национальную “демократию” определяют все авторитарные режимы в Африке, Азии и везде, где они еще остались. На таком основании кое-кто из новооппозиционных СМИ и политиков уже успел обвинить Касымжомарта Токаева в стремлении повести страну к полицейским репрессиям.


Мы все же думаем, что столь зловещих планов у премьера, как и у редакторов его “Обращения…”, нет. Дело, видимо, проще: в действительно искреннем неведении руководителей нашего государства о том, что же такое система демократической власти. Во всяком случае, на такой вывод наталкивает все то, что по этому поводу говорится и делается (не делается) с самого начала рыночных реформ.


Однако и новые “ноябристы”, решившиеся восстать против премьера-батюшки за нежелание строить демократию, также не могут внятно сформулировать, что же они сами хотят строить. Искушенные руководители высокого ранга, привыкшие действовать по планам и инструкциям, совершили столь радикальный шаг в своей жизни при очевидном отсутствии собственной программы. Их лозунги – “кальки” с того же “Азамата”-96 или Форума демсил-99.


Они – как бы ситуативно-интуитивные демократы. Ситуация и интуиция подсказали им: пора отходить от режима. Вот они и начали отход. Выбрав правильное направление отхода – в сторону демократии. Но пока — только в сторону.

Новости партнеров

Загрузка...