Все на добровольный митинг, я кому сказал!


“Как?! Опять?!” – недоуменно воскликнул город, вновь разбуженный субботним утром нестройными криками “Не позволим!”, раздававшимися где-то в районе бесхозной бетонной коробки, откуда трусливо эмигрировало временное областное правительство, откочевав в другой, более тихий и спокойный городишко и разменяв по дороге акима на председателя чрезвычайного агентства.


Город этот, променявший суету столичной жизни на спокойный и размеренный быт провинции, третий по счету уик-энд нервно прислушивался к воплям на старой площади. Особо отличалась молодежь. “Казахстан! Трам-пам-пам! Казахстан! Трам-пам-пам!” – скандировала она.


Напомним, что неделей раньше город наблюдал нечто подобное на площади близ Академии наук, а еще неделей раньше – в парке за кинотеатром “Сары-Арка”. Неугомонные люди все ближе подбирались к сердцу города – акимату. Стойкие отцы города покуда сопротивлялись натиску, но видно было, что силы у них на исходе – ведь последний митинг проходил уже не на жалких городских задворках, а на площади, где когда-то совершенно бесплатно жители могли наслаждаться воплями и стонами чумовых российских рок-групп – “Би-2” и “Агата Кристи”.


Впрочем, воплей хватало и здесь. “Мы не позволим кому ни попадя!”, “Даешь!”, “Долой!” — немузыкально скандировали митингующие. Чтобы слиться в едином порыве демократического вопля, сотни людей из восемнадцати городов и одного поселка необъятной независимой родины покинули насиженные места и отправились в бывшую столицу, нахлобучив на головы шахтерские каски и вооружившись флагами и лозунгами.


Собравшуюся толпу рассекали мощные тела патрулирующих рабочих, о чем свидетельствовали голубые повязки на рукавах черных курток и мужественные физиономии солдат десантных батальонов и вышибал частных увеселительных заведений.


Добровольно пригнанные студенты, воровато озираясь, стайками спешили за постамент, на котором когда-то возвышался всесоюзный дедушка. Выходили из-за постамента раскрасневшиеся и весьма довольные собой и горячительными напитками молодые люди и, пошатываясь, брели обратно.


Выступавшие клеймили тех, кто только что выступил, и поддерживали речи тех, кто вещал несколькими минутами раньше. В общем, царила полная демократия, отличная от той демократии, о которой говорили в микрорайоновском скверике у подножия памятника всесоюзному старосте.


“Время митингов прошло!” — произнес статный мужчина, весьма похожий на первого премьер-министра независимого государства. Часть людей поняла это буквально и отправилась по домам.


Однако, оказывается, подошло время митингов вообще, а данный конкретный митинг еще продолжался. Говорились умные, хорошие, правильные речи, выступали умные, хорошие, правильные люди, бросая колкости и грубости в сторону других умных, хороших, правильных людей…


Говорят, что все еще не митинговавшие слои политического населения планируют провести еще пару-тройку митингов. Есть предложения провести митинг против всех трех предыдущих митингов, митинг в поддержку этого митинга и, наконец, митинг, запрещающий проведение каких бы то ни было митингов.


Ну что ж, в добрый путь, господа, товарищи или как там вас еще! Все на митинг!

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...