Казахский язык мощнее древнерусского! Но слабее современного русского…

Не успел новый премьер-министр приземлиться в новом обжить кресло, как уже к нему полетело первое открытое письмо. Понятно, что в жанре публичной эпистолы с премьером общаются не обиженные на власть олигархи из ДВК или премьерские земляки-рыболовы Каспия. И не бесправные рабочие из жарких цехов Кармета или рудокопы из грозящихся обвалиться шахт “Казахмыса”. Даже не доярки с разоренных молочно-товарных ферм или представители удушенного челночного бизнеса. Равно как и не продавщицы семечек и насыбая…


Первым, кто решил потревожить премьера таким вот образом, оказался гуманитарий да еще и специалист по казахской филологии. Недаром же отмечалось многими, что г-н Тасмагамбетов в числе прочих задач должен кардинально решить и вопрос с казахским языком. Де-юре он считается государственным, а де-факто даже близко не тянет на такой статус.


Конечно, новый премьер больше предыдущих занимался вопросами национальной культуры и считается наиболее близким из чиновников такого ранга ко всему этнокультурному комплексу. Но все ли советы и мнения хороши, даже если они исходят от авторитетов в этой области? Таких, например, как Асыл Осман, азербайджанки, члена Ассамблеи народов Казахстана, кандидата филологических наук, председателя объединения “Государственному языку – почет”.


Асыл-апай уведомляет в своем послании “новенького” премьера, что приготовила это письмо еще в бытность И.Тасмагамбетова вице-премьером. Но, коли теперь он сам председатель правительства, автор и редакция газеты “Ана тiлi” решили, что пришло время осчастливить его предложением активного внедрения казахскоязычия в широкий общественный оборот.


Г-жа Осман призывает организовать отдельный государственный комитет или агентство по казахскому языку. Поскольку, по мнению радетеля казахского языка, Министерство культуры, информации и общественного согласия, куда входит департамент по развитию языков, а также Минобразования и Институт языкознания явно не справляются с задачей поддержки государственного языка.


Вся проблема заключается, оказывается, в том, что существует понятие “развитие казахского языка”, тогда как казахский язык изначально богат и не нуждается ни в каких программах по своему развитию. Вывод, прямо скажем, весьма смелый.


Когда-то казахская общественная мысль обрушилась на профессора Н.Масанова, посмевшего выговорить, что казахский язык нефункционален. Но это утверждение осталось фактически неоспоренным, что и показывает наша ежедневная жизнь. Но А.Осман с завидным упорством вновь поднимает на щит тезис о том, что язык-то хорош, да использовать его не умеют. Они и многие другие казахские филологи любят утверждать, что казахский язык сохранил свое богатство и практически дошел в неизменном виде до нашего технотронного века. А можно ли считать это выдающимся достижением? Почему же многие мировые языки, в отличие от казахского, прошли не один этап модернизации? Например, тот же русский язык – от древнерусского к старорусскому и потом уже к сегодняшнему состоянию. Галлы и их потомки до Бальзака и Стендаля говорили на старофранцузском.


А у казахов же независимо от форм хозяйствования, новых исторических условий язык не меняется. Получается, что он до сих пор не прошел этих ступеней? Хорошо это или плохо? Результат неразвитости, неадекватности относительно современной цивилизации казахского языка и есть корневая причина того, что он никак не может стать языком управления, т.е. государственным языком. Значит, его все-таки нужно развивать, не так ли, господа казахские филологи?! И уж потом призывать к созданию каких-то структур. Тем паче, таковые уже были. Так зачем же дважды входить в одну и ту же реку?..

Новости партнеров

Загрузка...