Куда ты и с кем ты?

Миллион — туда, миллион — сюда… Какая разница?


В конце прошлого года казахская общественность была взбаламучена статьей М.Сытника «Лошадка русского языка и телега казахской цивилизации» (№ 48, «Мегаполис»). Настолько, что сразу три автора обрушили на автора град упреков. Еще бы! Сытник предложил сделать русский язык государственным – пока не рухнуло государство Казахстан. И высказал пожелание создать для этого спецкомиссию при президенте Казахстана.


Надо ли говорить, что все три автора — Тохтар Жакашов, Берик Джилкибаев и Мадат Аккозин подвергли “выскочку” остракизму и сарказму.


Выражая тревогу за якобы обиженный казахский язык, они с удовольствием отдали дань антироссийской риторике.


Чудо как хороши экскурсы в прошлое молодого автора Т.Жакашова — «сатанинский образ коммунизма был прикрыт русским лицом и признавал он только русских. Другие нации считались второсортными. Это, наверное, оттого, что сам этнос не мог произвести гения чисторусской крови, обладал пожирающими способностями других языков и «мозгов».


Тут надо заметить, что гении на планете рождаются не так уж часто. И русские, конечно, навеки благодарны эфиопам — без них не было бы у России Пушкина. Но куда отнести Нобелевского лауреата Шолохова, полководца Жукова, физика Сахарова, авиаконструктора Туполева и врача-офтальмолога Федорова? Исследователи не обнаружили у них хоть частичку иной крови, кроме русской. Впрочем, мы уже слышали и про «чистоту крови», и про «избранные нации». Жил в прошлом, двадцатом, веке один крупный мыслитель и специалист по национальному вопросу некто Йозеф Геббельс. Правда, он плохо кончил…


И «сатанинский коммунизм» три десятка лет пестовал не Ваня из Урюпинска, а сын грузинского сапожника Джугашвили. А в подручных у него ходили и русские, и украинцы, и армяне, и латыши. И даже два видных еврея — Каганович с Мехлисом. Но и казахская национальная интеллигенция тоже приложила старание в прославлении усатого диктатора.


«Я бы с солнцем тебя сравнил, но на солнце есть пятна». Это произнес, как отчеканил, не Горький, не Маяковский и даже не Исаковский, а крупный умелец игры на домбровых и человеческих струнах — знаменитый Джамбул, в последствии ставший Жамбылом.


Между прочим, разрушили «красную империю», а значит, и подарили суверенитет всем «советским социалистическим» республикам два персонажа с типично русскими фамилиями — Горбачев и Ельцин. Если бы не они, где были бы сейчас наши герои с откровениям о «сатанинском коммунизме». Похоже, их смелость запоздала на 10 лет…


Но все это пустяки по сравнению с открытиями уважаемого аксакала Б.Джилкибаева по разряду, так сказать, современной истории.


Оказывается, у нынешних руководителей современной России (у которой, между прочим, договор о вечной дружбе с Казахстаном) в крови жандармский девиз «Держать и не пущать». Болит душа у г-на Джилкибаева за башкир и татар. Могли бы стать членами ООН, а вместо этого-де стонут под путинским сапогом.


Я не знаю, кто уполномочил моего оппонента говорить от имени «угнетенных народов». По-моему, у них уже есть лидеры, избранные в соответствии с законами демократической страны. И фамилии у них, как ни странно, другие — Шаймиев и Рахимов.


Допустим, в Казани и Уфе есть отдельные личности и даже организации, ратующие за независимость. Это нормально для демократической страны. Но это же не весь народ!


К слову, у «жандармской России» есть печальный опыт предоставления фактической независимости одной из мусульманских республик в ее составе. Чем это кончилось, известно. Массовым бандитизмом, изгнанием русских, средневековым рабством и праздничным шоу, на котором гордые сыны свободной страны в торжественной обстановке отрезали головы своим зарубежным «гостям». Мы знаем, чем пахнет такая независимость: наркотой, кровью, средневековой дикостью…


Впрочем, мы отвлеклись. Итак, поддерживать г-на Сытника или дискутировать с ним? Лично передо мной такой вопрос не стоит. Статья пространная, в чем-то любопытная, по-московски снисходительная к бывшей «национальной окраине». В профессиональном же смысле плохо «выстроенная» и недостаточно аргументированная.


Но есть одно правило, следуя которому, я берусь за перо. Сформулировал его давно известный русский поэт Е.Евтушенко. Смысл: если сто человек бьют одного, пусть даже и за дело, — «сто первым я не буду никогда».


Поэтому, не соглашаясь во многом с «виновником торжества», я хотел бы высказать несколько частных замечаний по поводу размышлений его оппонентов. И прежде всего — о самом тоне полемики.


Если г-да Аккозин и Джилкибаев пытаются говорить по существу и не скатываются к личным выпадам против оппонента, то г-н Жакашов напрочь лишен этих старомодных условностей — щедрой рукой он рассыпал по всей статье горсть оскорблений: “глупец”, “демагог», «недоучка-дилетант», «сытникоподобные». Глава советского агитпропа товарищ Жданов, видимо, перевернулся от зависти в гробу.


Мне также кажутся явно надуманными арифметические подсчеты М.Аккозина и Б.Джилкибаева, оперируя которыми, они защищают родной язык.


Аккозин: «В романе «Путь Абая» М.Ауэзов использовал 16963 слова».


Джилкибаев: «Некоторые специалисты-казаховеды утверждают, что лексика казахского языка состоит из 1-2 миллиона единиц».


Поразительно, как и не замечают, что и въедливая дотошность одного, и широкая натура другого (миллион туда, миллион сюда — какая разница) одинаково оскорбительны для языка, да и национального достоинства казаха. Ну а если бы Мухтар Ауэзов обошелся десятью тысячами слов, что тогда? Неужели в этом случае стоило меньше любить и ценить родной язык.


А не уволить ли нам Владимира Школьника?


Мне лично, как и многим моим коллегам, русскоязычным гражданам Казахстана бесспорным представляется факт: казахский язык господствует на казахских просторах в качестве государственного, общенационального, народного языка. Вне зависимости от количества слов, пословиц и фразеологизмов.


«Су агады, тас калады» — вода уходит, камни остаются. Когда схлынула пена дискуссий, остался сам язык — гортанный и мягкий, певучий и твердый как камень. Впрочем, это признает и г-н Джилкибаев. «Казахское слово звучит и в семье академика, и в семье незаметного труженика. И военные специалисты, и студенческая молодежь, словом, все казахи от мала до велика сидят у казана, ведут свои речи. Нет у них даже мысли, что язык пропал, исчез, умер». Поверьте, таких мыслей нет и у русских сограждан огромной страны, занимающей в мире девятое место по территории.


Но дальше у меня с уважаемым аксакалом полное несогласие — “…чей интеллект выше: у русских интеллигентов, раскладывающих пасьянсы из иностранной терминологии и не знающих других языков, или у казахов, одинаково владеющих двумя языками. Вы сами дадите правильный ответ».


А вот мне лично ответ не кажется однозначным. Владение или не владение языками говорит лишь о лингвистическом даре человека. Интеллект, интеллигентность, а главное – профессионализм к языковым способностям имеют весьма отдаленное отношение. Смею утверждать, что можно знать только один родной язык и при этом быть прекрасным врачом, классным строителем, умелым фермером.


Беда в другом. Незнание казахского языка стало способом «мягкого» выдавливания неказахов с работы, да и из республики. Все об этом знают, но попробуй скажи вслух! Особенно если «проговорившийся» — русский журналист. Тут же надуваются щеки, загораются глаза, и летят гневные окрики: «шовинист», «демагог», «имперские замашки». И далее все по нарастающей — вплоть до крепких и, что характерно, исконно русских выражений.


Вот и свежий пример: обаятельная кореянка, прекрасный и профессиональный стоматолог из районной поликлиники в южной столице. К ней стремились попасть все — и русские, и казахи, и, разумеется, корейцы. Когда сидишь с открытым ртом и смотришь дикими от боли глазами на бормашину — не до лингвистических изысков. Но… “сократили” ее на днях. Из-за незнания государственного языка. Возможно потому, что все свое свободное время она тратила на журналы по стоматологии, даже умудрилась попасть на стажировку в Корею — помогли спонсоры. А вот в казахских глаголах и существительных оказалась не сильна. И даже — страшно подумать — путалась в «нак асышак» и «ауспалы асышак».


Ну и что? Ее «вычистили», и она тут же устроилась в представительство иностранной компании. Жаль, больные по-прежнему ее ищут, домой звонят. А кто от этого выиграл? Коллеги? Больные? Суверенный Казахстан в целом? Разве что журналист Жакашов. Но, судя по всему, ему стоматолог не нужен, зубы у него крепкие.


И не так давно я побывал в Самаре. Смотрел, как устроились мои бывшие соотечественники. Кто-то — лучше, кто-то хуже. Но никто не собирается вернуться в Казахстан. Если верить официозной «Казправде» — таких великое множество. Она с изрядной долей мазохизма публикует письма бывших казахстанцев из «ужасной» России. Но спорить не берусь — мне такие не попадались.


Так вот, Андрей М. из Караганды работает начальником транспортного цеха на одном из крупных предприятий города. Здесь трудился механиком на автобазе, и его полгода(!) не увольняли, хотя и денег не платили. Начальник объяснял не лукавя, что все вы, мол, в Россию сбежите, а кто работать будет? У “шефа” даже сомнений не было: руководить должны казахи, а вкалывать — русские…


Накануне визита президента РК в США влиятельная «Файнэншл таймс» поместила комментарий Э.Робинсона. Он выдержан в целом в позитивном, даже комплиментарном тоне. Но британский журналист также отметил: «Почти 2 миллиона русских и других национальностей выехали из страны с момента предоставления ей независимости. Этот процесс происходил по экономическим причинам: вследствие падения весьма военизированной экономики, а также в ответ на стремление обучать и продвигать этнических казахов на ключевые политические, административные и другие государственные и правительственные посты”.


Эта статья лишний раз доказывает: на Западе в целом правильно ориентируются в том, что именно происходит на просторах постсоветской Азии. В Нью-Йорке и Париже, в Лондоне и Чикаго человека оценивают, прежде всего, по деловым качествам, по глубине профессиональных знаний, по умению петь, танцевать, играть в шахматы и на скрипке, ставить пьесы и ваять скульптуры.


Впрочем, пытаясь подсластить пилюлю, г-н Робинсон отмечает: «Русские также остаются на важных постах. Например, Григорий Марченко, глава независимого и влиятельного Центрального банка, а также ряд министров и послов».


Коллега чуть-чуть ошибся: банк не Центральный, а Национальный, министров всего два — Александр Павлов и Владимир Школьник. Акимов-неказахов только трое в 16 крупных территориальных образованиях (14 областей плюс две столицы). Не густо… Можно, конечно, и вовсе русских сократить. Но…


Наверное, для президента важнее, что г-н Марченко разбирается в хитросплетениях банковской политики в Европе и Америке, что умеет добиваться выгодных условий для своей страны, что он владеет английским и немецким практически свободно, хотя в знании казахского, безусловно, уступит г-ну Джилкибаеву.


А оппонент Сытника все негодует: «Занимая высокие должности, можно не знать государственного языка и пастись годами…» И снова осмелюсь возразить: видимо, президент сохраняет их потому, что польза для суверенной страны от немногих «пасущихся» многократно превосходит реальную выгоду от ярких, блестящих личностей, которыми так изобилует наша страна. В том числе и от талантливых защитников казахского языка.


Шашки — в ножны, злые перья — в стол…


В одном из интервью Н.Назарбаев веско и аргументированно говорил о приобретениях за десятилетие независимости. Граждане привыкли к многопартийности, к свободе слова. (Мы, кстати, с моими оппонентами этой свободой и пользуемся.) Население республики в целом правильно воспринимает рыночные отношения. Однако президент не обмолвился о другом, менее радостном результате: за эти годы страна потеряла 2 миллиона русских, немцев, украинцев и белорусов, хотя и приобрела 200 тысяч оралманов. К 2020 году это соотношение, вероятно, станет еще более убедительным, а к 2030 году дискутировать о пользе государственного языка будет не с кем. Все решится само собой…


Казахстан движется к цели, о которой не принято говорить вслух: к мононациональной республике. В начале девяностых была упущена возможность стать по-настоящему полиэтническим государством.


Для этого нужно было немногое: провозгласить русский язык вторым государственным, ввести институт двойного гражданства (как сделала Россия по отношению к евреям, живущим в Израиле) и закрепить за русскими хотя бы 25-30 процентов должностей в высших эшелонах власти. Но тогда в обществе возобладали другие настроения. И получили что получили.


Хорошо это или плохо? В конце концов никто не доказал, что моноэтническое государство не способно процветать и укрепляться. Великая Америка — многонациональное государство. А Япония не слишком-то привечает иммигрантов. И ничего себе, живет – дай бог нам так жить.


Русские в Казахстане, Россия в целом должны быть благодарны Нурсултану Назарбаеву. Он предоставил своим «иноплеменным» соотечественникам выбор: уехать в Россию и все начать с чистого листа. Либо приспособиться к новым реалиям. Уважая права личности, он предложил каждому этническому россиянину определиться. “Куда ты и с кем ты? Куда я и с кем я?” — выражаясь словами уже упоминавшегося поэта. Это совсем немало.


Плохо другое. За десятилетие своего управления Казахстаном Н.Назарбаев не смог в полную силу использовать «русский потенциал». Миллионы эмигрантов — это не балласт для его страны, а величайшее благо, резерв для осуществления самых честолюбивых и грандиозных планов. Это веский козырь в диалоге с мировым сообществом и Россией, это надежная защита от любого агрессора. Президент этот резерв, увы, не использовал.


И это меня, честно говоря, огорчает. Тем более что наиболее продвинутые интеллектуалы, представители коренной национальности об этом тоже говорят. И ладно бы профессор Нурбулат Масанов, который уже давно дерзит властям. Но вот читаю в одном популярном еженедельнике интервью Балташа Турсумбаева: “В составе населения около 40 процентов русских. Значит, и во власти их должно быть столько же».


Здравые мысли. Жаль, что они посетили Балташа Молдабаевича только сейчас, а не в то время, когда он был вице-премьером, секретарем Совбеза или послом в Турции.


Но такие мнения высказываются. И это уже само по себе неплохо .


Я пишу эти строчки тихим январским вечером. Падает снег. В такие минуты верится в чудеса. И даже в то, что нам всем — и стойким «национал-патриотам», и отъявленным «шовинистам» удастся найти общий язык.


Диалог имеет смысл. По крайней мере, пока русские в этой республике еще остаются.


Я предлагаю зачехлить наши «Паркеры» и уничтожить дискеты с упреками в адрес друг друга.


Любить свой родной язык — это еще не профессия. Этим кичиться не следует.


А если мы примемся за конкретные дела? Возьмем шефство над детским домом, где русские дети изучают казахский язык. Поможем издательству выпустить толковый и легко доступный учебник. Поможем вернуть в Казахстан российский капитал, поддержим совместные предприятия — а их уже более четырехсот.


Я верю, что можно многое сделать, оставив в прошлом году злобу и подозрительность, «поиск врагов» и деление на «наших» и «не наших».


Газета «Мегаполис» могла стать организатором и пропагандистом этой общеказахстанской идеи. И тогда мы с вами построим дом, в котором всем хватит места. В нем можно будет разместить не 15, а 20 и даже 30 миллионов добрых, отзывчивых и умелых людей. А язык у них будет общий — язык дружбы… Ну что, аксакалы, засучим рукава? А там, глядишь, и молодежь подтянется…


Важно определиться: «куда я и с кем я, куда ты и с кем ты».


Автор — собственный корреспондент «Российской газеты»,


гражданин Республики Казахстан,


член комиссии Верховного Совета Казахской ССР


по расследованию событий декабря 1986 года


(«комиссия Мухтара Шаханова»).

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...