Независимому казахскому ТВ быть!

На последнем собрании актива исполнительной власти республики президент страны немало внимания уделил вопросам идеологии, текущей политической ситуации, отображения ее в средствах массовой информации и исполнении норм закона о языках в электронных СМИ, в том числе и паритета вещания на казахском и русском языках. В качестве примера того, как относятся сегодня к вещанию на государственном языке на независимых телеканалах, мы обратились к опыту коллег из ТРК “31 канал”.


Берик Курмангалиев, главный редактор казахской редакции “31 канала”:


— Новостные передачи нашего телеканала уже охватывают 19 городов республики, включая Семипалатинск. И продолжается работа по расширению вещания. Я уже более двух лет работаю на “31”, и мне как никому другому видна динамика и развитие казахскоязычного блока.


Сегодня мы выдаем в сутки три выпуска новостей: в 12.00, в 16.00 и последний, итоговый, в 19.30. Еще два года тому назад и речи не было о такой насыщенности. Проблема заключалась в том, что тогда столько выпусков не требовалось, да и вряд ли тогдашний состав журналистов осилил бы это. А сегодня мы вполне справляемся, и выпускать итоговую ежедневную программу редакция сама предложила руководству канала. И оно пошло нам навстречу.


Уже после последних президентских и парламентских выборов стала ощущаться необходимость в усилении и разветвлении казахскоязычных передач. При этом должен заметить, вся эта работа, как, впрочем, и вся остальная, входящая в функциональные обязанности казахской редакции, обеспечивается достаточно небольшими силами – в нашей редакции всего 11 журналистов. Объективность – вот главный профессиональный критерий для журналистов, работающих в телекомпании “31 канал”.


Иманбай Жубаев, ответственный выпускающий, ведущий аналитической программы “Саясат” (“Политика”):


— Существует мнение, что казахскоязычная журналистика уступает русскоязычной. Я полностью его разделяю. Но не посыпаю голову пеплом, поскольку, во-первых, это объективная данность, во-вторых, становление казахской журналистики и прежде всего тележурналистики еще продолжается. Что я подразумеваю под объективной данностью? Прежде всего осталась мощная инерция, когда еще с советских времен в формировании общественной мысли доминировал русский язык. С наступлением рыночных отношений этот разрыв не сократился, а в известной степени даже увеличился.


Это отражается и на социально-экономическом положении среднего журналиста. Что там скрывать, за годы суверенитета так сложилось, что оплата за один и тот же объем интеллектуальных усилий казахскоязычных и русскоязычных журналистов порой сильно разнится…


Такую картину можно повсеместно наблюдать на любом телеканале. Найти спонсоров на казахскоязычную передачу гораздо труднее, чем на русскоязычную. Вдвойне-втройне это трудно сделать журналистам из независимого телеканала, не имеющего государственной подпитки.


Но это не значит, что казахскоязычная аудитория исчезла. Наоборот, потенциально она увеличилась, и здесь для журналистов теперь открываются просто огромные просторы. И на “31 канале” это прекрасно понимают и по мере возможностей прикладывают все усилия не просто по наращиванию объемов вещания на государственном языке, но и обращают большое внимание на качественную сторону такого вещания. Это — кредо президента медиа-холдинга “31 канал” Арманжана Байтасова.


Вот уже три месяца в эфире идет аналитическая программа “Саясат”, которая, без ложной скромности замечу, имеет хорошие зрительские отклики. Тем не менее говорить об окончательном становлении казахской аналитической, политической тележурналистики еще рановато.


К тому же нельзя отделять казахскую журналистику от ее потребителя. Казахское общество имеет своеобразный менталитет, в котором сильны патерналистские традиции. Оно не настолько расслоено и сегментировано, как русскоязычная часть казахстанского общества. Отсюда идет некоторая “зажатость”, отсюда осторожность в оценках, приглушенная акцентация. Есть примеры и иного рода: некоторые СМИ, главным образом печатные издания, освоили грязные пиар-технологии и спешно догоняют в этом “разделе” журналистики своих коллег из иноязычной среды… Мы стараемся не опускаться до такого. В целом в будущее мы смотрим с огромным оптимизмом.


Сауле Сакенова, тележурналист:


— Тенденция к повышению интереса к телепередачам на казахском языке ощущается. Это веление времени. Возрастание объемов вещания сразу же сказалось на действенности наших сюжетов, особенно когда дело касается социальных вопросов: обидели ветерана – уволен с работы обидчик, в одной из смешанных школ прекращены поборы с родителей, все это приносит удовлетворение от работы телерепортера.


А работа казахского журналиста, помимо всего прочего, имеет свои, так сказать, специфические трудности. Допустим, когда необходимо получить информацию у должностных лиц, не все они могут говорить по-казахски, а даже если владеют разговорным, боятся сказать что-то не так. Но если сравнить с тем, что было года три-четыре тому назад, мы видим, как постепенно меняется отношение к казахскому ТВ, люди раскрепощаются.


Если говорить вообще о казахском ТВ, то я бы, как человек двуязычный, отметила, что все казахские редакции заметно подтянулись, стали профессиональнее, оперативнее и, что особенно радует, намного меньше стали дублировать материалы русскоязычных редакций. Что касается вновь возникших разговоров об исполнении норм Закона “О языках”, о внимании к казахским СМИ, то я считаю это правильным подходом. Только хотела бы заметить, что если власть серьезно озаботилась состоянием казахского языка, надо помочь независимым телеканалам, где есть казахские редакции. И ничего зазорного в этой помощи нет, поскольку изначально, в силу сложившихся обстоятельств, имеющих глубокие исторические корни, казахский язык оказался в неравных условиях с русским языком. Чтобы выровнять ситуацию, поддержка должна осуществляться на государственном уровне, в том числе и независимым СМИ. Ибо будущее казахского вещания — распространителя казахского языка все равно будет за независимыми СМИ.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...