ДВК против РНПК, или Очередная PR-акция против Кажегельдина?

Собрание демократической общественности Казахстана, прошедшее 19 января в Алматы, вызвало у меня самые противоречивые чувства. Несомненно, оно стало событием в политической жизни страны. Конечно, и раньше демократы собирались на свои собрания (вспомните Конгресс демократических сил Казахстана в Москве, съезды того же РНПК, коммунистов), но масштаб нынешнего действа, конечно, впечатлял.


Что показало прошедшее собрание?


Потенциал демократически настроенных организаций и личностей велик. Это и есть главный ответ Назарбаеву, изредка заявляющему, что полноценной оппозиции в Казахстане нет. Да и региональный состав участников в пух и прах разбивает любимый тезис власти об инертности и аполитичности аулов и сел. Несмотря на всяческие препоны со стороны властей и возможные последующие гонения люди решились приехать в Алматы на собрание с Демократический повесткой дня.


Сам ход собрания и реакция зала на выступления с трибуны были своеобразной лакмусовой бумагой состояния, общественного мнения. Достаточно жесткие выступления РНПКовцев с однозначными и принципиально критическими оценками Режима личной власти президента Назарбаева проходили просто на «ура». Те же, кто был не конкретен в политических формулировках или ограничивался критикой текущего законодательства или Правительства, были встречены присутствующими весьма сдержанно. Итог один: народ уже определился в своих политических пристрастиях, он хочет слышать конкретные фамилии и конкретные предложения.


Хотя общедемократический настрой так и витал в воздухе, на мой взгляд, организаторы таки сумели «выжать» из этого действа максимальный эффект и достичь соответствующего результата. Или не хотели этого?


Ограничение повестки дня исключительно вопросом проведения одного референдума о выборности акимов во многом способствовало этому. Да, выборность акимов нужна, причем незамедлительно. Но это всего лишь одна часть всего комплекса необходимых демократических реформ. Об этом говорили и ряд самих выступающих. Представитель РНПК Косанов даже предложил провести референдум не столько по выборности акимов, сколько по принятию новой Конституции. Но, непонятно почему, президиум собрания проигнорировал это, возможно, самое ключевое и определяющее предложение. Вследствие этого, уникальнейшая возможность в присутствии делегатов со всей страны наконец-то определиться по основополагающим вопросам современного Казахстана была намеренно упущена, и весь протестный потенциал был направлен на решение одного, хоть и важного, но локального вопроса демократизации общества.


Учитывая все нюансы продготовки и проведения собрания, создается впечатление, что это было сделано специально. Такое могло случиться лишь по согласованию с теми, кто не хочет услышать в выступлениях имя человека, олицетворяющего сам режим, — имя президента Назарбаева. В этом, на мой взгляд, самая опасная составляющая ДВК, как фактического организатора собрания.


Кстати, о президиуме. Несомненно, там сидели самые достойные демократы. И старого пошиба, и новоявленные. Абдильдин, Жовтис, Савостина, Своик, даже та же Таукина заслужили право представлять демобщественность страны. Можно согласиться и с присутствием того же Жакиянова. Несмотря на определенную мягкость своих политических позиций, ДВК, благодаря своим финансово-медийным возможностям, становится заметной силой. Непонятно было восседание в центре события некоего Кожкахметова, доселе незамеченного на баррикадах борьбы за демократию (впоследствии оказалось, что именно он является руководителем штаба по проведению собрания). Но у меня, да и у многих моих знакомых, вызвало удивление то, что в президиуме демократического действа не оказалось ни одного представителя самой известной и принципиальной оппозиционной силы страны — РНПК. Да и выступления председателя Исполкома РНПК Косанова не было даже заявлено в программе собрания. Хотя позже, среди представителей регионов ему все-таки дали слово.


Как позже я узнала от организаторов, в президиум поступило несколько записок. Одну из них видела я сама. Она гласила: «В зале более 70 процентов представителей РНПК. Почему не даете слово Косанову? Если не дадите, то мы выступим на эту тему!» И ведущий Абдильдин был вынужден предоставить слово представителю РНПКю Его жесткое выступление прозвучало довольно эффектно на фоне среднеоппозиционных спичей таких политиков с непонятной ориентацией, как Турсумбаев, Касымов, Жакиянов. Даже тот же нынешний соратник Кажегельдина по ОДП Своик не сумел четко обозначить свои принципиальные позиции, ограничившись лишь предложением всем собравшимся скопом вступить в ДВК(?) (Неужели и с ним тоже поработали?!)


Прав был, наверное, представитель Атырау, который парировал Своика: «Не вы в ДВК, а пусть лучше они вступают в ОДП!»


Упорное нежелание организаторов ДВК видеть в авангарде собрания (читай, всего демократического движения) как самого Кажегельдина, так и его соратников по РНПК, красной нитью проходило через все мероприятие. Видь, по сути, любое Демократическое мероприятие без Кажегельдина и РНПК, примерно то же самое, как парад Победы на Красной площади без присутствия маршала Жукова.


Как стало известно от организаторов, даже обыкновенное приветствие Кажегельдина участникам собрания было сходу отметено Жакияновым и его коллегами по ДВК. Если бы Косанов не передал привет от экс-премьера в своем кратком выступлении, и его не поддержал ряд делегатов, имя человека, который по праву должен был сидеть в самом центре демократического собрания, так и не прозвучало бы в тот день. На фоне однозначной поддержки ДВК со стороны самого Кажегельдина это выглядит, по меньшей мере, странно. Недопущение представителей РНПК в президиум (говорят, что их не включили даже в состав комитета собрания), отсутствие заранее заявленного доклада со стороны РНПК в программе собрания, невключение лидеров РНПК в состав республиканского штаба по проведению референдума — все это не просто совпадения, а четко обозначенная позиция организаторов собрания по отношению к самой оппозиционной политической силе страны!


Сюда же красиво «ложатся» антиРНПКовские материалы в подконтрольной ДВК прессе. Например, на днях «Время По» опубликовала материал с критикой деятельности Исполкома РНПК. Спрашивается, с какого рожна ДВК критиковать своего потенциального коллегу по демдвижению?! Да и в информационных отчетах о собрании газеты ДВК ни словом не обмолвились об участии РНПК! В видеоверсии собрания, смонтированным оргкомитетом, в выступлении Косанова приветствие от Кажегельдина «скромно» вырезано.


Что это — чрезмерные амбиции Жакиянова и его компаньонов по «демократии» и вытекающая отсюда нелюбовь к Кажегельдину и Косанову» не станет ли политический эгоизм некоторых членов ДВК препятствием на пути реального объединения демократических сил страны? Или же все это — заранее спланированный сценарий по вытеснению РНПК с оппозиционной арены и с посдледующей заменой ее на более лояльное ДВК?


В первом случае, плохо, что непомерные амбиции одного экс-акима становятся тормозом на пути объединения демократических сил. Можно прибавить сюда и отношение к экс-боссу Аблязова и Джандосова, выступавших с показаниями против Кажегельдина на заочном судебном процессе. Об амбициях Жакиянова свидетельствует и не очень удачная попытка сформировать из него образ «хорошего» акима в окружении других «нехороших» людей типа Ахметова, которую предприняли с трибуны собрания делегаты из Павлодара и Семипалатинска. Как известно, именно там он и работал акимом в последнее время. Самое главное, несмотря на высказанную с самого начала Кажегельдиным поддержку, ДВК до сих пор ни разу не высказал отношения к РНПК и другим старожилам на оппозиционной ниве.


Даже нынешний политический партнер Кажегельдина Своик, выступая на последней пресс-конференции, заявил, что ОДП предложила ДВК (как и всем другим демократам) сесть за стол консультаций для выработки общих позиций. Оказалось что воз, точнее ДВК, и ныне там…


Вместе с тем, показательно, что предложение того же Косанова принять специальную резолюцию с требованием отменить все политически мотивированные судебные решения, так и не было выполненно президиумом собрания, где все время шушукались Абдильдин и Жакиянов. Понятно, что такая резолюция была бы посвящена именно РНПКовцам (Кажегельдин, Ибраев, Габдулин, Бапи, Доспанов и другие). Но пусть это останется на совести организаторов собрания…


Вторая же версия об «администативной природе» появления ДВК тоже имеет право на жизнь. Даже несмотря на начавшиеся уголовные преследования некоторых его активистов, считаю, все это не более, чем внутриклановые разборки. Мы слишком хорошо знаем формы и меоды борьбы казахстанских властей с оппозицией. Наиболее принципиальные из них (та же РНПК) или очно и заочно осуждаются, или вынуждены имигрировать, или остаются без СМИ, или им ничего не разрешают проводить. В ситуации с ДВК все наоборот: их принимает президент, его же пресс-секретарь озвучивает мнение Назарбаева о поддержке ДВК. Бизнес основателей ДВК процветает настолько, что проводятся очень затратные PR-кампании. Да и государственная пресса не создает вокруг ДВК информационной блокады, которой обложили РНПК (например, сюжеты о митинге ДВК передал даже такой закостенело консервативный телеканал, как «Казахстан-1», который, кстати, управляется Даригой Назарбаевой).


Да и демократическая риторика младодемократов вполне устраивает Астану. Критика Парламента и Правительства, декларативные заявления о свободе слова — все это то, что нужно Назарбаеву. Но в обмен на лояльность власти — ни слова про самого Назарбаева. Наоборот, упование на его понимание необходимости демократических реформ и т.д. и т.п. Помнится, проект создания подобной «мягкой» оппозиции задумывался с участием того же «Азамата». Но канул в Лету… В условиях жесточайшего прессинга РНПК властями и умеренной поддержки ею же ДВК, естественно, простому казахстанцу лишенному альтернативной информации, тяжело будет отделять плевлы от пшеницы. Видимо, на это и рассчитан этот суперполитпроект Администрации президента Назарбаева.


Так что же такое ДВК: нарождающееся продолжение демократических традиций Казахстанаили действительно, как выразился один журналист, «троянский конь казахстанской демократии»? Вопрос остается открытым…


(Перевод с казахского)


«СОЛДАТ», № 2 (60), январь, 2002 г.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...