“А вы, друзья, как ни садитесь…”

(из ответов графы “Другое”

Мониторинг общественного мнения


Точки опроса: Алматы, Астана, Атырау, Караганда,


Кокшетау, Кзылорда, Тараз, Уральск, Семипалатинск, Усть-Каменогорск


Всего опрошено – 1815 человек


2-ая декада февраля 2002г.

Регулярные опросы общественного мнения показывают, что доверие ко всем политическим институтам власти стремительно и устойчиво снижается, особенно начиная с января 1999г. Наивысшие показатели спада доверия приходятся на начало текущего года.


Утрата доверия к политическим институтам наглядно отражается в снижении интереса казахстанцев к смене правительства.


Распределение показателей восприятия смены правительства

в зависимости от города проживания (% по столбцу)












































































































 


Положительно


Отрицательно


Мне все равно


Затрудняюсь ответить


Другое


ИТОГО


Всего


19,2


29,6


34,1


15,1


2,0


100


Алматы


13


31,6


37,5


16,4


1,5


100


Астана


20,8


45,2


25,6


7,1


1,2


100


Атырау


45,7


7,4


34,6


11,1


1,2


100


Караганда


34


23


26


17


0,0


100


Кокшетау


23


30


34


11


2


100


Кзылорда


31,3


21,2


32,3


13,1


2,0


100


Тараз


18,3


61,7


13,3


6,7


0,0


100


Талдыкорган


24


11


49


16


0,0


100


Уральск


16,7


25


26,9


21,3


10,2


100


Усть-

Каменогорск


15,5


31,1


31,1


20,4


1,9


100


Семипалатинск


15,8


24,6


39,5


16,7


3,5


100

Согласно полученным данным, сводный индекс характера восприятия респондентами замены правительства составляет – 0,21. Иначе говоря, в массе опрошенных казахстанцев преобладает отстраненно-отрицательное отношение к указанному событию.


Самостоятельные комментарии опрошенных казахстанцев (из ответов графы “Другое”):


Уральчане – “все те же лица”, “то же, что и было: смена декораций”, “жизнь в лучшую сторону никогда не менялась, как бы нам правительство ни обещало”, “отвратительно, какой-то детский сад”…


Кокшетаусцы – “положительно, хотя нас не спрашивают”…


Атыраусцы – “реально, без иллюзий”…


Астанинцы – “время покажет, а вообще от перестановки мест слагаемых сумма не меняется”, “обычное явление”…


Усть-Каменогорцы – “что вызвало смену правительства не было обосновано убедительно”, “К. Токаев оказался нужным в МИДе как профессиональный дипломат”…


Алматинцы – “что хотят, то и делают”, “устали реагировать, они портфели делят, а мы нужду делим”…


Семипалатинцы – “привыкли за 10 лет!”, “ничего от этого не изменится!”, “пора привыкнуть”…


Кзылординцы – “ничего не даст”, “мало что дает рокировка”…


Разрыв между гражданами и государственной властью никогда еще не был таким значительным, как в текущем году. Недовольство официальной Астаной, которое приобрело наступательный характер, дало о себе знать в событиях осени-зимы 2001-2002гг. Под напором политического недоверия президент Н. Назарбаев провел ряд косметических замен в составе правительства. Однако, ставка президента на своих личных сторонников при формировании “нового” кабинета не повлияла на общее негативное отношение к правительству. Разочарование продолжает преобладать. Об этом говорят данные опроса, проведенного во 2-ой декаде февраля.


Респондентам было предложено высказать свое отношение к возвращению в состав правительства ряда “ветеранов” госслужбы из старой “обоймы” президента


Распределение показателей отношения респондентов к возвращению в состав

правительства А. Павлова, Г. Кима, Б. Мухамеджанова и Н. Абыкаева

(% от числа опрошенных)



Среднестатистические горожане в своем большинстве либо не знают указанных фигурантов, либо затрудняются определить отношение к ним.


Данные опроса фиксируют усилившуюся в последнее время тенденцию “торможения” реакций общественного мнения на новые назначения в структурах власти и управления. “Торможение” — это не столько неспособность рядовых казахстанцев быстро реагировать на кадровые изменения в высшем эшелоне власти, сколько результат кризиса доверия к политической верхушке и утрата интереса к правительственной перегруппировке.


В наступившем году очередная попытка президента “обновить” правительственный кабинет за счет “старых” кадров была встречена казахстанцами весьма апатично с примесью скепсиса и недоверия.


Доля респондентов, недовольных возвращением в правительство А. Павлова, варьирует от 2% в Талдыкоргане (34% опрошенных талдыкорганцев не знают его) до 42% в Астане; Г. Кима – от 1% в Талдыкоргане (68% не знают его) до 29,5% в Алматы (30% не знают его).; Б. Мухамеджанова – от 1% в Талдыкоргане (74% не знают его) до 39,6% в Таразе; Н. Абыкаева – от 1% в Талдыкоргане (73% не знают его) до 33,3% в Таразе (41,7% — не знают его).


Значение сводного индекса характера отношения респондентов к возвращению в правительство А. Павлова составляет – 0,14; Г. Кима – 0,27; Б. Мухамеджанова – 0,28%; Н. Абыкаева – 0,47%. (Тенденция явно отрицательная).


Представители политической верхушки в отсутствии к ним доверия со стороны населения стремятся обвинить средства массовой информации. В своем недавнем выступлении на совещании в Астане глава государства определил пристрастия СМИ как выражение позиций не столько самих журналистов, сколько владельцев СМИ.


Однако политические взгляды и интересы хозяев СМИ не являются главными факторами, объясняющими кризис доверия к власти. Главная причина кроется в том, что при сохранении бессменной государственной администрации последней не удается обеспечить оздоровление экономической ситуации в стране и решительно покончить с коррупцией в своих рядах.


Несмотря на частые рокировки в правительственном кабинете, президент никак не может добиться от него слаженной и эффективной работы, которая бы получила одобрение за пределами официальной Астаны. Будет ли на этот раз президентский выбор более удачным, зависит от того, удастся ли кабинету И. Тасмагамбетова заставить работать пресловутый экономический рост на социальные нужды общества.


Распределение показателей ответов на вопрос:

“Как Вы относитесь к тому, что правительство возглавил И. Тасмагамбетов?” —

в общем разрезе и в разрезе городов (% от числа опрошенных всего и в каждом городе)












































































































 


Довольны


Недовольны


Никак не относятся


Затрудняюсь ответить


Другое


ИТОГО


Всего


17,2


27,7


34


18,7


2,3


100


Алматы


14,4


33,5


32,6


18


1,5


100


Астана


16,7


34,5


33,3


13,7


1,8


100


Атырау


65,4


3,7


18,5


9,9


2,5


100


Караганда


14,7


9,8


33,3


37,3


4,9


100


Кокшетау


21


16


41


19


3


100


Кзылорда


23,2


27,3


34,3


12,1


3


100


Тараз


16,7


63,3


15


5


0,0


100


Талдыкорган


14,7


15,7


53,9


15,7


0,0


100


Уральск


13,1


22,4


30,8


27,1


6,5


100


Усть-

Каменогорск


6,8


25,2


34


29,1


4,9


100


Семипалатинск


12,5


21,4


45,5


18,8


1,8


100

Доля респондентов, довольных приходом И. Тасмагамбетова на должность главы правительства, не превышает одной шестой части опрошенных. Доля недовольных этим назначением почти в 2 раза больше. Для остальных новое назначение И. Тасмагамбетова осталось на периферии текущего интереса.


Многие в общественных кругах связывали вторичное возвращение И. Тасмагамбетова в правительство с выходом его статьи, где он назвал себя “продуктом Назарбаева”. Примечательно, что именно с этим образом ассоциирует нового премьера большинство респондентов.


Распределение показателей ответов на вопрос:

“С каким образом у Вас ассоциируется новый премьер-министр И. Тасмагамбетов?” —

в общем разрезе и в разрезе городов (% от числа опрошенных всего и в каждом городе)












































































Всего


Алматы


Астана


Атырау


Караганда


Кокшетау


Человек слова

и дела


6,4


1,3


7,6


44,5


8,5


6,9


Крепкий

хозяйственник


8,1


10,6


4,1


24,5


4,2


0,0


Орговик-новатор


6,1


9,4


0,6


7,3


9,3


0,0


“Продукт

Назарбаева”


36,6


42,7


35,3


15,5


24,6


53,5


Чиновник-функционер


18


17,1


29,4


5,5


19,5


11,9


Затрудняюсь

ответить


22,9


17,7


20


2,7


33,9


25,7


Другое


2,0


1,4


2,9


0,0


0,0


2,0


ИТОГО


100


100


100


100


100


100












































































Кзылорда


Тараз


Талды-

корган


Уральск


Усть-

Каменогорск


Семипалатинск


Человек слова

и дела


10,9


8,2


8,7


2,8


0,9


6


Крепкий

хозяйственник


5,9


6,6


1,0


2,8


4,4


8,5


Орговик-новатор


5,0


4,9


1,0


2,8


2,7


2,6


“Продукт

Назарбаева”


19,8


36,1


26


46,3


32,7


29,9


Чиновник-функционер


16,8


24,6


19,2


20,4


10,6


24,8


Затрудняюсь

ответить


38,6


18


41,3


22,2


41,6


26,5


Другое


3,0


1,6


2,9


2,8


7,1


1,7


ИТОГО


100


100


100


100


100


100

В графе “Другое” респонденты самостоятельно указали: “Комсомолец — масскультовец”, “испытываю огромную неприязнь”, “как можно определять, если я его не знаю”, “ни с каким образом не ассоциируется, он мне не известен”, “ставленник Назарбаева”, “на деле посмотрим”, “шахматная фигура, но не ферзь”, “другого варианта у Назарбаева не осталось”, “какая разница, от замены человека ничего не изменится”, “других уж нет, а те далече…”, “друг семьи Назарбаевых” и т.д.


Спад доверия к политическим институтам власти указывает на то, что в Казахстане произошло ослабление базовых структур и систем, поддерживающих активную политическую жизнь. Это стало возможным благодаря тому, что власть сознательно противодействует политизации населения, используя для этого средства контроля и подавления инакомыслия. Ирония состоит в том, что упадок доверия к правительству у народа, который подозревает правительство во всех смертных грехах и больше не хочет на него надеяться, существенно мешает самому правительству проводить новые программы и рассматривать проблемы, которые бы народ хотел видеть решенными.


Очевидно, что система покровительства, используемая при назначениях на высшие государственные должности, не только исчерпала себя, но и подрывает основные властные ресурсы президента, роняя тень на его репутацию. Перспективы президентской влиятельности становятся все более туманными, а средства ее реализации – все более авторитарными. К несчастью, авторитарная педагогика порождает у народа не уважение к власти, а страх перед ее силой, что далеко не одно и то же. И если сегодня для получения высшей должности в правительстве достаточно назвать себя “продуктом Назарбаева”, то можно ли ожидать иной реакции на правительственную перегруппировку со стороны казахстанцев, чем ту, которая фиксируется данными опроса?

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...