Кто такие казахи?

Почему среди казахов нет согласия?


Вопрос очень даже непростой. Согласия действительно нет. Свидетельством тому является вновь разразившийся совсем недавно горячий спор в среде казахских интеллигентов на тему о том, как казахам следует относиться к Чингисхану: воспевать его или проклинать? Мнения, как всегда, разделились. Даже последовало коллективное обращение одной из сторон к Нурсултану Назарбаеву. Хотя чем тут президент может помочь, если уж даже у лучших умов нации нет единого мнения по этому вопросу?!


Для монгола с Чингисханом все ясно: он — символ величия его народа. Монгол гордится им так же, как таджики Исмаилом Самани, а узбеки — Тамерланом. Даже у киргизов, ближайших родственников казахов, есть образ, бесспорно символизирующий национальное единство, — Манас. А у нас с этим делом большие проблемы.


Такой факт, кстати, отмечают в своих исследованиях и крупнейшие западные специалисты по истории и культуре казахов. В этой связи можно, к примеру, назвать имя Ширин Акинер из Великобритании. Издаваемая на Западе этнологическая справочная литература называет казахов народом тюрко-монгольского происхождения. И это очень похоже на правду, потому что в казахской родоплеменной структуре названий, которые ассоциируются с монголами времен Чингисхана, насчитывается немало: коныраты (ныне в составе Среднего жуза), джалаиры (сейчас входят в Старший жуз), кереиты (теперь в рядах Младшего жуза) и др. В культуре и образе жизни казахов также очень много схожего с монголами. А самое главное, — страна казахов – единственный сохранившийся до времен новейшей истории домен династии чингисидов. Даже в самой Монголии они гораздо раньше утратили власть и положение повсеместно признаваемых хозяев.


Большинство казахов назубок знает свои родословные. До седьмого колена — это просто обязательно. Но все эти родословные единой для всех казахов канвы истории не формируют. Общеказахской объединяющей исторической памяти нет даже в виде мифов, легенд, преданий. Потому-то и нет ясного ответа на вопрос: в период монгольского нашествия предки казахов героически защищали Отрар или геройски штурмовали его? Так что ни у одного казаха, в том числе и у президента, не получится окончательно рассудить спор известного поэта-дипломата Мухтара Шаханова и филолога-писателя Хасена Адибаева о том, кто есть Чингисхан для казахов. Потому что все еще не совсем ясно, кто они сами такие. Откуда взялся этноним «казахи» и что общего у него с этнонимом «казаки»? Когда и почему возникли казахские жузы?


Вопросов много, но нет вразумительных ответов на них. Можно привести сколько угодно казусных примеров из самых серьезных исследований на эту тему. Но ясности они не прибавят…


Да, истоки истории того или иного народа, обстоятельства его происхождения – это зачастую национальный миф. Но в нашем случае и мифа-то, сколько-нибудь систематизированного и удобоваримого, не получается.


Причина этого кроется, видимо, не в одних только внутренних противоречиях в рамках общеказахского духовного поля. В мире давно уже состоялись худо-бедно согласованный раздел и растаскивание по национальным квартирам историко-культурного наследия Евразии. Младописьменные казахи, ведшие до недавнего времени кочевой образ жизни и рассматривавшие переход на оседлость как деградацию, похоже, слишком поздно спохватились. Все уже разделено и описано. И никто не желает пересмотра.


Даже в начале XXI века всякая переоценка наследия прошлого вполне может вызвать межнациональный или межгосударственный конфликт. И потом, она сама по себе нарушает всеобщий психологический комфорт. Именно этим, надо полагать, и объясняется появление раздражения у самых разных авторов из Европы и Азии тогда, когда казахи позволяют себе “присваивать” Аттилу и прочих знаменитых уроженцев Великой степи от Хингана на Дальнем Востоке до Паннонии в Венгрии.


Хубилай – турок, а Аттила –мадьяр…


Даже Лев Гумилев, имя которого боготворят казахские интеллигенты, к примеру, настаивал на том, что кыпчаки и найманы времен Чингисхана и современные казахские роды под такими названиями имеют мало общего между собой. При этом он же считал среднеазиатских каракалпаков прямыми потомками черных клобуков соседствовавшего с Киевской Русью кочевого народа.


1 июля 1999 английская газет Financial Times выпустила спецномер, посвященный Казахстану. Там, помимо прочего, есть статья по рассматриваемой тут тематике.


Ее автор, имевший, как можно догадаться, продолжительный разговор с такими корифеями современной казахской культуры, как А.Тарази и Б.Атабаев, не скрывает своего сомнения по поводу обоснованности рассматривания ими Аттилы и Чингисхана в качестве предводителей предков своего народа. С другой стороны, удивляется, как так можно гордиться историческими персонами, которые принесли столько зла человечеству.


Наш соотечественник и автор интернет-газеты “Навигатор” М.Сытник, отвечая своим оппонентам по вопросу языка, казахам по национальности, подкреплявшим свои доводы упоминанием имени Аттилы, раздраженно бросает: вы бы еще Атлантиду вспомнили…


При этом, кстати, никого не раздражает то, что венгры считают себя потомками гуннов и сплошь и рядом дают своим детям имя Аттилы, а турки, считая себя одновременно наследниками двух совершенно несовместимых культур, византийского и тюрко-монгольского, умудряются “сидеть” сразу на двух стульях и с гордостью носят такие имена, как Хубилай. Их никто не одергивает, им никто ничего не указывает.


Хотя, казалось бы, какая может быть родственная связь между средним турком, который является стопроцентным кавказоидом, то есть образцовым европеоидом, и китайским императором монгольского происхождения. Между современным жителем Венгрии, в истории которой черным по белому написано, что даже более поздние пришельцы сюда с Востока, монголы и турки, провоцировали отставание страны от остальной родственной ей христианской Европы, и Аттилой, которого христианство считало исчадием ада.


А казахи тогда откуда взялись?


Мы тут вовсе не собираемся развенчивать какие-то сложившиеся представления, даже и если они очень парадоксальны. Но факт остается фактом: при первом появлении на глазах у европейцев того времени гунны потому и вызвали у них крайне дикий ужас, что выглядели совершенно необыкновенно. Это были монголоидные азиаты, до того не встречавшиеся жителям римско-латинского мира. Поэтому европейские христиане и отказывались признавать в них людей и назвали их “исчадие ада”. Множество авторов от современников той далекой эпохи до А.К.Дойля отразили это в своих произведениях.


По культуре и обычаям гунны тоже были там, судя по всему, абсолютными чужаками. Discovery Channel демонстрирует своим зрителям научно-популярный фильм об Аттиле и его гуннах. В его рамках представлена составленная на документальной основе реконструкция битвы между ними и войсками Римского императора Аэция на Каталаунских полях. Так вот, накануне сражения гуннский полководец сует баранью лопатку в огонь и потом по ее трещинам пытается предвидеть исход будущего сражения…


Битва состоялась в июне 451 года. А в 1953 году в северо-индийский город Сринагар приезжает автор американского журнала “Нэшнл Джиографик” Милтон Дж.Кларк с тем, чтобы встретиться с бежавшими из Китая казахами и по их рассказам составить картину событий их исхода оттуда. Его большая статья с множеством цветных иллюстраций была опубликована под названием “Как казахи шли к свободе”. Там есть сюжет, где описывается ритуал гадания с использованием бараньей лопатки. Он абсолютно совпадает с тем, что показано в фильме Discovery Channel про деяния гуннов в Западной Европе. Собственно, и сейчас можно найти массу казахов, которые практикуют такое гадание.


Что же касается жизни и традиций монголов и кыпчаков эпохи завоевательных походов Чингисхана и его наследников, она подробным образом описана у Плано Карпини и Вильгельма Рубрука. Практически вся совокупность отраженных в их записях обычаев и бытовых деталей в том же виде дожила до 30-х гг. XX века. К примеру, до начала 90-х гг. я лично неоднократно слышал от пожилых людей о существовании в пору их молодости поверья, что нельзя споласкивать посуду после принятия пищи, потому что таким образом человек может выплеснуть и свое благополучие. Конечно, мало чести в такого рода открытиях. Но что было, то было. Из песни, что называется, слов не выкинешь.


Народ без ясного представления о том, кем и чем ему следует гордиться


Тот же Discovery Channel историю человечества на суперконтиненте Евразия на протяжении тысячелетий толкует таким образом: римско-латинский мир на Западе и сино-конфуцианский на Востоке были мощнейшими созидательными цивилизациями, а жившие посредине кочевники своими руками ничего не создавали, а только разрушали достижения тех культур. Это – классическая точка зрения. Мы с ней не собираемся спорить, так как это все равно что доказывать существование жизни на Луне.


Но вместе с тем нельзя не сказать о том, что она, обладая силой почти что закона природы, оказала и продолжает оказывать колоссальное депрессивное воздействие на национальное сознание казахов и побуждает их все решительней открещиваться от своего прошлого.


Однако такой сдвиг произошел, видимо, не сразу после приобщения к европейским ценностям. Во всяком случае, даже в среде немногочисленных казахов из самых знатных семей, получивших высшее образование в российских университетах во второй половине XIX века, бытовало, как это следует из их сохранившихся до наших дней записей, мнение, что башкир, которые к тому времени в отличие от казахов перешли на оседлость, следует жалеть и считать несчастными. Но в XX веке все поменялось. С переходом на оседлость казахи постепенно стали утрачивать веру в свои культурные ценности.


Сейчас этот процесс зашел уже слишком далеко. Попытки государства пропагандировать и навязывать казахские ценности казахскому обществу (“пусть хотя бы казахи между собой говорят на родном языке”) практически никакого положительного результата не приносят. Большинство казахов уже не греют их культура, традиция и обычаи. Что-то продолжает соблюдаться по привычке, а что-то – потому что неудобно на глазах у других народов отвергать то, что считается культурным достоянием твоей нации. Но, судя по тенденции, эти препятствия будут быстро преодолены.


У казахов всегда была проблема с наличием объединяющей исторической фигуры или мифа. Но сейчас эта ситуация усугубляется еще и полным отсутствием общенационального масштаба героев-современников. Нет ни одного казаха, которым бы гордилось подавляющее большинство его народа. Вопрос не в том, что нет таких, кем можно было бы восхищаться всем нам. Их, кстати сказать, много. Вопрос в том, что образ казаха как всеобщего образца для гордости, восхищения казахским же сознанием уже психологически не воспринимается.


Самым выдающимся казахом XIX века был Чокан Валиханов, а XX – Бауырджан Момышулы. Первый был воспет и героизирован русским писателем Сергеем Марковым, а второй – русским советским писателем А.Беком, современным русским писателем Николаем Кузьминым и доктором филологических наук Вадимом Кожиновым. Причем последние двое написали проникновенные вещи о легендарном панфиловце уже в 90-е годы в Москве, то есть находясь вне контекста независимого Казахстана с его идеологическими потребностями. В Казахстане никто этих их произведений не заметил. При этом у нас за это время практически никто ничего об этих двух выдающихся личностях не написал. И вряд ли напишет теперь. Потому что казахам в целом явно нет никакого дела до образов этих людей, внесших наибольший вклад в признание их народа в мире за последние два столетия.


Сейчас уже мало кто из казахов может сказать, кто такой Марат Жыланбаев, хотя прославился он в годы независимости. Этот парень из Экибастуза первым в истории человечества бегом пересек величайшую пустыню Сахару с севера на юг. Поддержку ему в ходе этого деяния оказывал легендарный землепроходец-полярник Дмитрий Шпаро и его московский клуб. Подвиг М.Жыланбаева подробным образом был представлен на страницах “Вокруг света”. За 150 лет издания этого журнала он был первым казахом, который удостоился такой чести.


Портрет находившегося в Афганистане со спецмиссией генштабовского генерала Кима Цаголова висел в доме каждого осетина после того, как он был рассекречен. Жансена Кереева, такого же генштабовского генерала, находившегося с подобной же миссией в Индокитае в 70-е гг., даже сейчас, спустя 20 лет после его смерти, мало кто из казахов знает.


Таких примеров много. Нельзя сказать, что о таких людях у нас не пишут. Но они не становятся героями, гордостью своего народа. Их просто забывают. Бауырджаном Момышулы раньше большинство казахов гордилось. Сейчас многие просто не знают, кто это.


В 1997 году по случаю 100-летия М.Ауэзова ведущий программы “Открытый микрофон” телеканала КТК задавал проходящим на улицах Алматы вопрос о том, кто это был за человек и какие произведения им написаны. Опрос проводился возле памятника М.Ауэзова перед драмтеатром им. М.Ауэзова. Ответили 10 человек, из них 7 – казахи. Удовлетворительно ответили только двое: пожилой казах и молодой русский парень. Пятеро из опрошенных казахов просто не знали о том, что М.Ауэзов был писателем…


Почему так происходит? Может, нас уже в качестве народа никто и ничто не объединяет? Значит, мы уже не народ?..


«Мегаполис» № 7, 2002г.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...