“Планетаризм уничтожит родовые пережитки!”

У 87-летнего Жуманбека Жандосова удивительная судьба. Родился он в дореволюционной семье кочевника в нынешнем Баянаульском районе Павлодарской области. Благодаря самообразованию стал лучшим учителем начальных классов, затем с отличием закончил физико-математический факультет КазГУ. Несмотря на бронь в 1940 году добровольцем ушел в Красную армию, геройски сражался с фашистами. Награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны и медалями.


В послевоенный период был на ответственной работе в аппаратах Алма-атинского, Карагандинского обкомов партии и ЦК Компартии Казахстана.


Но самой интересной стороной биографии Жуманбека Кенжебаевича является его научная деятельность. Темой исследований доктора философских наук Жандосова являются проблемы родовых пережитков.


— Жуманбке Кенжебаевич, расскажите, с чего все началось.


— В 1954 году состоялась научная конференция Академии наук СССР по проблемам патриархально-феодальных отношений в Средней Азии и Казахстане до Октябрьской революции. Конференция сделала вывод, что кочевые общины после перехода скота в частную собственность были ликвидированы. Тогдашний первый секретарь ЦК Компартии Казахстана П.Пономаренко заинтересовался работой ташкентской конференции, но считал ее решение ошибочным. Он полагал, что при кочевом скотоводстве общины будут существовать всегда.


Пономаренко поручил мне подготовить справку — в то время я работал заведующим отделом агитации и пропаганды ЦК КПК. Справку первый секретарь прочел и согласился с ее содержанием. Позже по этому поводу у меня была беседа в ЦК КПСС, где считали, что в Средней Азии происходит оживление пережитков. Так, подбор кадров осуществляется по родовым признакам. Мне было предложено заниматься этими проблемами. Я стал заниматься ими вплотную, на научной основе. Так появились монографии “Целина – школа интернационального воспитания”, “Борьба с пережитками – борьба за коммунизм”, “Общее и особенное в процессе перехода к социализму”.


— И как были восприняты эти идеи в республике?


— Сменившие П.Пономаренко Л.Брежнев, И.Яковлев, Н.Беляев, Д.Кунаев признавали мою правоту, но в силу разных причин не могли мне помочь. Бюрократия, замешанная на жузизме, оказалась сильнее. В 1959 году первый секретарь Алма-Атинского обкома партии М.Бейсебаев открыто заявил мне: “Я с тобой работать не буду!” Он созвал пленум обкома, который и освободил меня от должности секретаря обкома. В последующем я работал первым заместителем руководителя общества “Знание” и против меня ополчились не только некоторые партийные функционеры, враги нашлись и среди известных ученых.


Десять лет мою кандидатскую диссертацию тормозили в республиканской Академии наук, и я был вынужден защищаться в Москве. В 1975 году противники моих идей утроили мне блокаду в АН КазССР, но назло им в 1984 году я стал доктором наук уже в Алма-Ате. 25 лет мне пришлось доказывать чинушам свою правоту, что стоило мне двух инфарктов.


— Считается, что проблемы, затрагиваемые вами, стали обостряться в последние сорок лет…


— Ну, не скажите, они существовали гораздо раньше. Так, по инициативе казахстанского лидера сталинского периода Ж.Шаяхметова еще в 1946 году было принято постановление ЦК Компартии “О Нарынкольском районе Алма-Атинской области”, где говорилось о снятии первого секретаря райкома партии за подбор кадров по родовым признакам. Гораздо раньше пресловутого “застоя” существовала эта напасть.


— Жузизм и трайбализм пышным цветом расцвели в 60-80 гг., но это и понятно: нарывам способствовал сам принцип социалистического распределения. Почему же родовые противоречия столь живучи и при рыночных отношениях?


— Не все так просто. Казахский народ был создан на основе кочевой формы хозяйствования, и этот процесс продолжался сотни лет. В начале образуется кочевая община, потом племя, потом союз племен и только затем народ, который способен создать государство.


Казахи – нация очень молодая. Как народ мы сложились в XV-XVI веках, но процесс создания государственности был прерван в XVIII веке нашествием джунгаров. Почти за два столетия они уничтожили девять из десяти миллионов казахов.


Потом последовали 250 лет царского самодержавия. Представители колониальной администрации вместе с местной аристократией управляли казахами не по территориальному, а по родовому принципу. Октябрьская революция сломала эту систему, именно после этого и началась борьба с пережитками. Надо признать, что в нынешних условиях родовое деление – пережиток и анахронизм, изжившие себя.


— Сегодняшний Казахстан – многонациональное государство, но проблемы родовых пережитков по-прежнему остры. Когда существуют трайбалистские чиновничьи группировки — это понятно: они делят власть. Когда существуют аналогичные группировки в среде творческой и научной интеллигенции — это тоже понятно: они делят славу или ученые степени. Но почему эти негативные явления живучи среди отдельных групп населения в некоторых регионах?


— Это, скорее, дань традициям. Хотя хочу подчеркнуть: нет ничего зазорного в том, что каждый казах будет знать традиции и историю своего родного рода. Главное, чтобы это не принимало уродливых форм. Простому казахскому народу родовые пережитки чужды. Обычному человеку попросту не до них. Но для борьбы с истинными проявлениями родовых пережитков нужен закон, решаться это должно на парламентском уровне. Представителям всех ветвей власти нужно уяснить: носители родовых пережитков выступают как противники единства казахов и казахстанцев, то есть фактически представляют угрозу безопасности страны. К тому же необходима правильная трактовка ислама, из которого можно многое почерпнуть.


Основатель ислама Мухаммед когда-то столкнулся с аналогичной проблемой. Арабы вели кочевое скотоводство, имели кочевые общины, которые развивались, создавая род, племя, в конце создали единый народ. Мухаммед изучил идеологию этих мелких родоплеменных объединений. Выше них он поставил общинную идеологию, которую создавал сам народ. Мухаммед сравнивал различные идеологии и установил, что его народная идеология выше идеологий всех западных государств.


И он пришел к выводу, что можно создать единую идеологию путем соединения религиозных общин. Но руководители родов, племен были против народной идеологии. Мухаммед доказывал свою правоту, но ему не верили, поэтому при создании своего государства он не допустил к участию руководителей родов и племен. Ислам возник и развивался как единая идеология, доказавшая свою жизнеспособность. Казахский и арабский народы кочевые, во многом схожи, поэтому нам можно и нужно многое почерпнуть из ислама. Не случайно в XVII веке казахи безоговорочно восприняли эту религию, отказавшись от прежних пережитков и язычества.


— И самое главное: как уберечь от пережитков молодежь?


— Молодое поколение, к счастью, жузизму и трайбализму привержены в гораздо меньшей степени, нежели люди среднего и старшего возраста. Будем надеяться, что подрастающая смена будет дальновиднее в этом вопросе и учтет ошибки предшественников. Рынок, рост урбанизации, развитие информационных технологий, миграционные перемещения, демократизация серьезно повлияли на психологию и самосознание молодежи.


В философии есть емкое понятие сознания. Условно оно бывает родовым, национальным и планетарным. В данный момент многие казахи придерживаются национального сознания в хорошем смысле этого слова, меньшинство – планетарного. Как только большинство казахов не в ущерб своей культуре и традициям перейдет к планетарному мышлению и в обществе появится полноценный средний класс, на родовых пережитках будет поставлен жирный крест. Дело только во времени.


Беседовал Темирлан ЖИЕНГАЛИЕВ


«Мегаполис» № 7, 2002г.

Новости партнеров

Загрузка...