Грешить смешно нам на Россию


В Казахстане добывается, по официальным данным, без одного десятка полсотни миллиона тонн нефти, неимоверны разведанные запасы углеводородного сырья. Вне всякого сомнения наша страна в начале XXI века по праву может считаться нефтяной державой. Ее бюджет строится с оглядкой на мировые цены рынка сырой нефти.


Но в цену продаваемой нефти заложены еще и тарифы за ее прокачку по трубопроводам. И Казахстан потому сильно зависим от своего северного соседа, через территорию которого только и можно пока выходить на международные просторы. И вот на днях, казалось бы, грянул гром. Россия подняла тарифы на прокачку казахстанской нефти на 13 процентов. Но почему мы говорим “казалось бы”? Об этом, собственно, и наш Synoptykos.


Большая нефть есть всегда большая политика. Но в нашем случае, даже когда нефть объективно стала для Казахстана “нашим всем”, общественность так и не научилась разделять “большую политику” и национальные экономические интересы. Но если мы сами не умеем защитить свое, то почему должны требовать такой же безалаберности от России?


Русские прекрасно знают, что Казахстан по нефтедобыче уже выходит на рубеж 50 миллионов тонн, что прямо указывает на получение сверхприбыли. Кстати, точно из таких же соображений северяне подняли и железнодорожные тарифы, когда “Испат-Кармет” начал получать сверхприбыли. На это указывали резко увеличившиеся объемы вывоза продукции, сырья и полуфабрикатов. И осмелюсь предположить, что Россия периодически будет менять свою тарифную политику в зависимости от темпов и объемов добычи казахстанской нефти. Ведь никакие тарифы сверхприбылям не страшны!


И наступит скоро такое время, когда наши власти и заинтересованные СМИ начнут напускать тумана. Как совсем недавно некоторые газеты, присвоившие себе титулы “народных” и “номер первых” с пеной у рта защищали иностранных инвесторов. Пока депутат Исахан Алимжанов не открыл глаза широкой общественности, объявив в эфире “31 канала”, что Казахстан не то, что какую-то прибыль имеет от нефти и от прочей добычи — он даже львиную долю причитающихся налогов в бюджет недополучает.


И сейчас у нового старого правительства появился просто отличный козырь: все те дыры, которые, возможно, могут появиться в бюджете (ну мало ли как сложится год и мало ли какие траты впереди), можно спокойно списать на случившийся форс-мажор. Дескать, кто же мог предположить, что Москва начнет спекулировать своей задвижкой? Но теперь вспомним: кто же получает сверхприбыли от добычи казахстанской нефти? Вот то-то и оно…


Но громко возмущаться коварством “хитрож…ой России” заставят казахов. Такова реальная действительность. И нам бы сегодня не рыпаться куда не следует, а сдергивать те же налоги по уму и справедливости, и на том спасибо. У “Шеврона” и иже с ним в конце концов в перспективе есть варианты, когда они вообще перестанут зависеть от российских тарифов.


Теперь о новой национальной компании — “Казмунайгазе”. Многие аналитики сравнивают нас с Нигерией. Там тоже нефти хоть залейся, но с космической скоростью растет внешний долг, процветает коррупция, бедствует основная масса населения. Но даже в Нигерии куда как больший пакет акций остается в руках государства и оно получает какую-никакую собственную прибыль от собственной же нефти…


Нигерийцев, кстати, более 100 миллионов человек, а в казахстанцев еле-еле 14. Да если бы Казахстан имел “нигерийскую” прибавку в бюджете, никто сегодня не нащупывал бы “светлый путь” в сумерках политического кризиса и не заикался о перспективах Нефтяного фонда!


Предвижу вопрос: а как же наш упраздненный “Казахойл”? Да никак. Западные источники не раз указывали на то, что менеджмент в этой компании никуда не годится. Она и добывала-то всего процентов пятнадцать от общего объема нефтедобычи в Казахстане. Пользы от “Казахойла”, можно сказать, было немного. Так что, может, слияние “Казахойла” с “Казтрансойлом” и подпадает под нарушение антимонопольного законодательства, но с практической точки зрения это ничего не меняет. И все эти намеки о том, что отечественный бизнес будет допущен к освоению Восточного Кашагана, это разговоры в пользу бедных. Поезд уже ушел.


Вновь образованную структуру успели окрестить “нефтяным монстром”, но его “живой вес” в два миллиарда долларов на фоне других, настоящих монстров, это — тьфу и растереть. “Казмунайгаз” просто не в состоянии самостоятельно решать грандиозные задачи, которые ставит перед нефтяниками новые разведанные нефтяные нивы. Он так и будет плестись в хвосте “Шевронов” и “Аджипов”, тратя деньги на причуды и непомерные аппетиты своего руководящего персонала и заказы “Белого дома” (нашего БД, не штатовского, разумеется).


О том, что реорганизация затеяна именно ради последнего (нужны деньги для новых всеобщих выборов), говорят не только на телеканале ДВК – ТАНе. Многие уверены, что в основании странной реорганизации лежат политические причины. Нам же представляется, что интересы власти кроются в другом. Западный Казахстан, понятное дело, стратегический регион. И можно ли допустить, чтобы здесь образовался некий тяготеющий к автономии центр, имеющий к тому же могучие политические и финансовые активы? Ляззат Киинов вряд ли будет самостоятелен под присмотром Тимура Кулибаева. Даже в кресло акима Мангистауской области сел человек первого вице-президента “Казмунайгаза”.


Словом, как там пишет одна популярная газета — за нашу и вашу свободу от… нашей же нефти!


«Мегаполис», № 8

Новости партнеров

Загрузка...