Перед последним привалом?


Если оценивать неформальный саммит глав государств СНГ, состоявшийся в конце прошлой недели в южной столице Казахстана, как отдельную акцию, вырванную из контекста мировой политики, то ее, безусловно, можно назвать успешной. Даже с точки зрения организации, которая, по признанию гостей Нурсултана Назарбаева, была безупречной. А общение на горнолыжной базе удалось на славу и выглядело не менее оригинальным, чем под пальмами Сочи, где проходили предыдущие встречи без галстуков. Президент России, кстати, позже всех покинул гостеприимные склоны урочища Чимбулак — его самолет взял курс на Москву только вечером 3 марта.


Но если рассматривать саммит в неразрывной связи с тем, что происходит в мире, в Центральноазиатском регионе, в каждой стране Содружества, в отдельно взятой России, как ведущей стране СНГ, данный саммит не смог спрятать за курортными развлечениями того, что судьба СНГ, похоже, предрешена. Расхожая сентенция “пациент скорее жив, нежели мертв” в отношении СНГ становится ритуальным заклинанием, но не более. Ибо с каждым годом СНГ слабеет все больше и больше. По той простой причине, что слабы составляющие его компоненты. Причем это в равной степени касается и огромной России, и маленькой Грузии.


Когда-то Россия устами своих витий заявила, что ей, мол, ни к чему “среднеазиатское подбрюшье”. И что в итоге? На пирсах Тихоокеанского флота на дно уходят атомные субмарины, т.к. коррозия разрушила оболочку этих АПЛ, “забывших”, что такое подводные кругосветные походы.


Можно удивиться, какая связь между параличом, поразившим ВМС России, и потерей Средней Азии? Но она есть и она самая ни на что прямая. Толпа, державшая над собой глыбу, решила избавиться от коллективных усилий, но удачно разбежаться не удалось никому. Всех придавило в той или иной степени.


И когда Путин внешне спокойно соглашается с тем, что американские военные основательно заселяют “подбрюшье” и то же самое пытаются делать в Грузии, это, конечно же, дипломатия. Но дипломатия, заметим, ослабевшего правопреемника великой державы.


С другой стороны, Путин этим заявлением подчеркнул, что Россия по-прежнему за прозападный вектор. А зачем Западу, собственно, какое-то образование, вроде СНГ, претендовавшее когда-то даже на военно-политический союз? Неадекватное восприятие привело к большим проблемам не только Россию, но и всех остальных. Потом неправильная оценка ситуации сложилась и в рамках Содружества, было заявлено много хороших идей, но от заявок до реализации обычно лежала дистанция огромного размера. Кстати, которая ни разу не была успешно преодолена.


Достаточно вспомнить прежние саммиты, прежде всего официальные. А какие тогда подписывались соглашения! Но о каком Таможенном союзе сегодня можно вести речь, когда в ВТО входят Кыргызстан и Грузия, в то время как Казахстан, Россия и пр. туда еще не вошли?! О каком Договоре о коллективной безопасности можно сегодня вести речь, когда от исламских экстремистов тот же Кыргызстан с недавних пор стали охранять американцы?! А ведь на эти структурные несуразицы СНГ никто не обратил внимания. Почему? Да потому, что все смирились с таким положением вещей и вряд ли о них теперь вспомнят предстоящим маем в бедном и провинциальном Кишиневе, где планируется собрать следующий, но уже официальный саммит.


Современная Россия не в состоянии сейчас и еще много-много лет вперед опекать в военно-политическом отношении экс-советские республики Центральной Азии. Но Кремль не прочь играть здесь значительную роль в экономической области. Об этом говорит попытка создать газовый картель, в рамках которого Россия, Казахстан, Узбекистан и Туркменистан координировали бы свои действия в русле одной концепции в сфере газодобычи и транспортировки. Обычно президент нейтрального Туркменистана игнорирует такого рода саммиты, но в этот раз он приехал. И сразу попал под российский пресс.


Путин с помощью Каримова и Назарбаева склонил его к принятию, пусть и неформального, но все-таки соглашения об организации газового альянса. В данном случае Россия поступила мудро, поскольку, если в Афганистане все наладится с американской помощью, Россия может элементарно потерять туркменский газ. А загрузка газовых магистралей туркменским газом и дальнейшая его прокачка в Европу — это доход. Путин таким образом действует в цейтноте проблем, оставленных ему Ельциным, на столько рационально, на сколько это только возможно.


В условиях раскручивающегося мирового кризиса на первый план для стран СНГ выходят прежде всего экономические интересы. Если они не будут решаться в его рамках, то Кишинев может стать местом последнего саммита. И все окончательно перейдут на систему двусторонних договорных отношений и формирования чисто экономических союзов. Скажем, славянские — своего, центральноазиаты — своего. И тогда, кто его знает, возможно, взойдет звезда нового СНГ, которое, конечно же, будет называться по-иному…


«Мегаполис», № 9

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...