Новый старый Путин, или Особенности национальной политологии

“Он даже не душитель свободы!”

Пожалуй, одной из основных тем, активно обсуждаемых казахстанскими журналистами, публицистами и политологами, является проблема преемственности власти. Поэтому статья доктора исторических наук Азимбая Гали под названием “Вот он казахский Путин, или Поиск политического Преемника” не могла не вызвать интереса, тем более, что в аннотации, предшествующей статье, сказано: “…кандидат в казахские Путины – сам Назарбаев. Это звучит парадоксально, но, если вдуматься, резонно”. Естественно, очень многие ее прочитали, надеясь найти и самим оценить те резоны, о которых упоминает автор. Но, думаю, тут их постигло разочарование. Почему – судите сами.

Уважаемый доктор Гали начинает свое доказательство с того, что отбирает “наиболее продвинутых” из политической элиты, это, по его мнению, “О. Сулейменов, С. Абдрахманов, Б. Турсумбаев, А. Сарсенбаев, К. Сатыбалды, И. Тасмагамбетов, А. Кажегельдин, Н. Балгимбаев, Д. Назарбаева, Т. Кулибаев, К. Токаев, К. Сулейменов, Г. Касымов, О. Жандосов, Г. Жакиянов, А. Байменов, С. Абдильдин, Н. Аблязов, Б. Абилов, Б. Сапарбаев, З. Нуркадилов и Р. Алиев”. Автор считает, что всех их объединяет “политическая амбициозность”.

Далее автор разделяет всех претендентов на несколько групп, причем в одной группе у него вполне могут соседствовать О.Сулейменов, С.Абдрахманов, Б.Турсумбаев, Г.Касымов, С.Абдильдин, Н.Балгимбаев и А.Кажегельдин. Азимбай Гали сваливает в кучу столь разных по политических воззрениям деятелей по одному принципу: “мягкие государственники русофильского направления”, при этом ничуть не удосуживаясь хотя бы попробовать доказать этот тезис. Взять хотя бы того же Балташа Турсумбаева. Да, он выступает против отъезда русских из Казахстана, но в интересах самих же казахов. Ведь уезжают в Россию и становятся там востребованными, как правило, люди более-менее талантливые, с потенциалом, которые могли бы жить, работать и приносить пользу здесь, в Казахстане. Здесь автор демонстрирует элементарное непонимание самого термина “русофильство”.

По мнению А. Гали, никто из вышеперечисленных кандидатов не может претендовать на власть по следующим причинам: “…пик их популярности позади, возможно, им уже не удастся взойти на политический олимп только потому, что у них не предполагается харизмы. Слишком много черного пиара на них обрушилось в последние годы. И ничто не в силах будет переубедить обывателя на честных выборах… Ситуация в Казахстане явно стабильная. Народ не пойдет за политическими аферистами… На дворе не 1996-1998 годы, народ ощутил результаты реформ…”, далее уважаемый политолог углубляется в описание экономических достижений казахстанской действительности, но об этом – после. Вообще, складывается ощущение, что доктор Гали сбил наших кандидатов в такие искусственно созданные группки именно потому, что так гораздо удобнее их разгромить. Если объединение в одну группу младотюрков более менее оправдано, потому что они действительно могут выдвинуть из своей среды не более одного реального кандидата, то в других случаях такое деление дает автору возможность не утруждать себя поиском недостатков и пятен в политической биографии каждого, а “опустить” всех скопом, то есть слабости, присущие одному-двум, приписать всей группе, и дело с концом. Допустим, что значит “не предполагается харизма”? Харизма политического деятеля, достигшего определенного уровня популярности, может быть слабой по сравнению с конкурентами, и, возможно, у кого-то из перечисленных политиков так и есть. Но говорить об отсутствии харизмы у того же Б.Турсумбаева, Г.Касымова, А.Кажегельдина, — значит, прибегать к сильным натяжкам за отсутствием конкретных доказательств.

Вторая группа (Б.Сапарбаев, З.Нуркадилов, Р.Алиев), считает автор, не может претендовать на власть потому, что “они из-за нехватки политического опыта допустили некие ошибки, которые им сильно помешают в развитии их политической перспективы… Любой прокол, проявление любой некорректности вызывает политический сбой. Сдается мне, что разбитые армии хорошо учатся, возможно, их мы увидим в первом эшелоне власти, хотя не в политических преемниках” Прогноз, конечно, замечательный, особенно если учесть, что один является областным акимом, другой — начальником агентства по ЧС, а третий — воглавляет НОК, и все вместе уже не первый год стойко держатся в обойме власти.

Младотюрков доктор Гали не считает серьезными противниками политической системы, но ведь речь-то в статье идет не об изменении политической системы, а о преемственности власти, а она может быть осуществлена и в рамках одной системы. И в данном случае автор случайно (или намеренно) подменяет понятия. Видимо, при этом он сам чувствует уязвимость своей позиции, поэтому в дальнейшем называет конфликт младодемократов с властью “мнимым”. “Политическая и финансовая консолидация этой группы, несмотря на видимость внутреннего раздрая, продолжается. Если партии “Ак жол” удастся легитимизироваться, а процесс идет к этому, то представители этой группы будут существенно влиять на политический климат и без парламентской фракции. Что касается ДВК, то оно будет и далее наполняться праволиберальными ценностями и заполучит больше популярности, чем упертые партии из ОДП. У этой группы достаточно денег, чтобы влиять на власть, но недостаточно финансов, чтобы перехватить власть”, заключает А. Гали. Из всей этой продолжительной тирады можно извлечь только одну причину, по которой демвыборцы не могут победить – недостаток средств.

В четвертую группу автор объединил А.Сарсенбаева, К.Сатыбалды и И.Тасмагамбетова как “национально мыслящую номенклатуру”. В принципе, против нее политолог вообще не выдвинул никаких положений. Самым реальным кандидатом в преемники Азимбаем Гали, естественно, назван нынешний премьер. “Он чрезвычайно популярен в казахских кругах интеллигенции, авторитетен в номенклатуре, пользуется доверием в семье Президента. И.Тасмагамбетов — выходец из западного Казахстана. Финансовый вес нефтяного и газоносного края может конвертироваться в должность политического преемника. Но политический марафон долог и результаты предугадывать еще рано”. Здесь автор попросту озвучивает те характеристики нового главы правительства, которые мы слышали уже не раз.

И вот, наконец, он переходит к самому главному: почему кандидатом в “казахские Путины” является сам Назарбаев: “Во-первых, Назарбаев не стар”, но то же самое можно сказать и о многих других кандидатах в “казахские Путины”. “Во-вторых, Назарбаев реформатор. Ему удались экономические, финансовые, социальные реформы. Произошло экономическое оживление и социальное умиротворение”. Последнее слово особенно умиляет. О каком таком “умиротворении” говорит автор на фоне невыполнения обещанного повышения пенсий и активного роста коммунальных тарифов, на фоне настоящего геноцида собственной нации. Но дело даже не в этом. Попробовал бы объяснить многоуважаемый политолог, почему статус реформатора должен наделять правом на бессменную власть, тем более, что в Конституции вроде бы все четко определено: отработал определенный срок – уступи место другому. “Запад перестал на него коситься после 11 сентября”. Но заслуги самого Н. Назарбаева в этом, как ни натягивай, нет никакой. Да и почему косился Запад на замечательного реформатора, который, как дальше пишет Азимбай Гали, “сам взялся за реформирование политической и правовой сферы”, на котором “в отличие от лидеров соседних государств… нет крови политических оппонентов”? Значит, было за что? Но читаем дальше: “В-четвертых, если у Президента есть харизма, то ему нет необходимости в культе личности”. Что это, доктор Гали? Попытка намекнуть на то, что культа личности у нас не существует? Если да, то почему так робко? Или, может быть, это открытый Вами закон? “В-пятых, начав как мягкий государственник, Назарбаев все-таки построил национальное государство со всеми его атрибутами, а последние подвижки государственного языка, несомненно, его личная заслуга. И, в-шестых, он даже не душитель свободы”. Последнее вообще замечательно, особенно приставка “даже”. Получается, что Назарбаев, по А.Гали, является наиболее приемлемым кандидатом только потому, что он есть, и он – президент.

Вообще, из всей статьи можно выделить только один более-менее внятный аргумент, почему “старый новый Путин” (Назарбаев) будет предпочтительнее любого другого: новый будет “несомненно, более авторитарен, менее опытен, значит, немало напортачит. Так что нам предпочтительнее получить нового старого Путина – предсказуемого и понятного Назарбаева. Есть старая русская номенклатурная поговорка: береги старого начальника, новый будет хуже!” Что ж, вполне возможно, но политология не должна опираться на поговорки и пословицы, это наука, а любая наука, как известно, занимается тем, что из неких посылок выводит объективный и честный результат, а не подводит нужные посылки к необходимому результату.

Вообще, нельзя не заметить, что полнейшее отсутствие какой-либо последовательности и системы доказательств доктор Гали прикрывает ярким цветистым восточным слогом. Перед глазами возникает образ придворного акына отечественной политологии, сходство усиливается еще и тем, что начал свою статью уважаемый автор издалека, сравнив “аксиомы политических наук” с законами природы: “Я не синоптик, я не аграрник, но законы бытия удивительно созвучны и тождественны законам политологии”. Но Вы и не политолог, уважаемый доктор Гали, потому что и здесь, как и в сельском хозяйстве, и в метеорологии, необходимы соответствующие знания и желание заниматься наукой, а не политикой.

Получено по электронной почте

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...