Галымжан Жакиянов не собирается просить политического убежища

“На наши вопросы ответили Карлыгаш Жакиянова и Зауреш Батталова”

Воскресный день (31 марта) не предвещал никаких особо знаменательных событий. К десяти утра, как и было обещано, напротив посольства Франции в знак поддержки находящегося там Галымжана Жакиянова собралась демократическая оппозиция. Во второй половине дня подтянулись талапкеровцы во главе с Аманатаем-Кажи: выразить свое неодобрение происходящими событиями. После недолгого выкрикивания провокационных лозунгов против демвыборца, молодежь со своим “предводителем” ушли восвояси. Оппозиция, посчитав, что лучше уйти, дабы не попасться на провокации, отправились в офис для разработки дальнейших действий. Посольство все также охранялось нарядом ОМОНа и милиции.

И только в начале шестого произошло непредвиденное — у посольства появилась супруга Галымжана Жакиянова с депутатами парламента г-ном Токтасыновым и Зауреш Батталовой. В течение сорока минут они вели переговоры с милицией, “оккупировавшей” вход в посольство, и только после приезда посла Франции Карлыгаш Жакиянову пропустили на встречу с супругом. В девять часов вечера она покинула посольство.

На наши вопросы ответили Карлыгаш Жакиянова и Зауреш Батталова.

Вопросы к Карлыгаш Жакияновой:

— Как чувствует себя Галымжан Бадылжанович?

— Наконец-то, мы встретились. За последние дни я увидела его сегодня в первый раз. Пока он держится. Я попыталась как-то повлиять на Галымжана, но он не собирается покидать Казахстан, он отказался просить политическое убежище. Его беспокоит другое: семья остается все-таки здесь, мы оказались заложниками ситуации.

— Голодовка продолжается?

— Конечно, продолжается — он из тех людей, которые, если принимают решение, то делают это обдуманно, и он будет голодать до тех пор, пока не выпустят Мухтара Аблязова.

— Вы можете как-то связаться со своим мужем или только через посольство?

— Только через посольство. Мне разрешили встретиться с мужем в первый раз, возможности каких-либо других контактах пока у нас нет. Вчера я слышала, что вроде нам разрешили делать какие-либо телефонные звонки, но с сегодняшнего дня этого не будет, потому что этого требует наша сторона.

— Ведется, на ваш взгляд, наблюдение за вашим домом?

— Я думаю, может произойти все, что угодно. Вы знаете, до событий в ноябре месяце, мне кажется, что мы жили в другом мире, а теперь оказались в реальности и столкнулись с тем, что происходит у нас в стране.

Как вы знаете, несколько дней назад из нашей квартиры увезли водителей, они были избиты, сегодня вышли в очень тяжелом состоянии, мы сделали судебно-медицинскую экспертизу и будем пытаться каким-нибудь образом защищаться.

Вопросы к Зауреш Батталовой.

— На сколько сложно было договориться, чтобы супруга Жакиянова попала в посольство и встретилась с мужем?

— Это право посольства, и мы благодарны, что оно проявляет такую гуманность и, кроме того, уважение к правам человека, а договориться — это юридическая техника, есть специальные нормы, и поэтому вопрос решен именно в правовых рамках.

— Были какие-нибудь препоны со стороны силовых структур?

— При входе в здание посольства слов, что посол разрешил встречу, было недостаточно. Необходимо было почти 40 минут стоять и ждать, пока не приехал посол (сегодня, в выходной день) он должен был лично пропустить Карлыгаш Кудесовну. Я думаю, что здесь наши правоохранительные органы превышают свои полномочия: это право посольства принимать кого-либо у себя на территории. Я думаю, зря они это сделали. Это чрезмерное усердие со стороны силовых структур (вне рамок правового поля) играет против них.

— У вас и г-на Токтасынова были планы попасть в посольство к г-ну Жакиянову?

— Я думаю, с ним должны были встретиться близкие люди – жена и юристы. Мы депутаты политически его поддерживаем, и для нас очень важно, чтобы все решалось в рамках законов. Если возникнет необходимость встретиться с ним, мы готовы это сделать. А на сегодняшний день достаточно встречи с юристами, чтобы определиться по ситуации и тому, какие юридические нормы применить для дальнейших действий. Семья — это сейчас для него очень важно, поэтому встреча с женой для поддержки очень хорошо, а то, что мы его поддерживаем он знает. Официальное заявление мы сделали.

— Известно ли о том, сделает ли г-н Жакиянов какое-нибудь заявление?

— Я с ним не разговаривала, но думаю, в рамках закона это возможно. Он обязательно сделает заявление. В публичной политике он всегда высказывал свое мнение и свои позиции открыто.

— Почему вы сопровождаете сейчас г-жу Жакиянову?

— Пользуясь тем, что мы обладаем депутатской неприкосновенностью, хотели, чтобы никаких правонарушений в отношении г-жи Жакияновой не произошло, потому что в ночь с пятницы на субботу из их квартиры, как вы слышали, был насильно увезен в два часа ночи водитель вместе с машиной, а уже утром охранники. Кстати, они жестоко избиты, на сегодняшний день имеется справка медицинского освидетельствования. И вероятно, это найдет свое решение в дальнейших судебных разбирательствах. Поэтому, когда мы видим такое беззаконие по отношению к людям, которые имели прямое отношение к г-ну Жакиянову и г-же Жакияновой, конечно же, мы, члены политсовета, считаем, что надо оказать содействие и сделать все возможное, чтобы права этих граждан не были нарушены.

— Вчера министр внутренних дел Сулейменов сказал, что вопрос о выдаче Галымжана Жакиянова из французского посольство всего лишь вопрос времени. Вам что-нибудь об этом известно?

— Я не обладаю такой информацией, об этом должно сказать посольство, и оно свое отношение, вероятно, выразит в скором будущем, но хочу сказать, что Галымжан Жакиянов находится в посольстве, и ему дана возможность иметь определенный статус защиты. А это уже говорит о том, что посольства приняли решение. Кстати, в ночь с пятницы на субботу он не был выдан, и это говорит о том, что есть официальное заявление посла, за что мы, члены политсовета, ему искренне благодарны. Они видят, что в деле по отношению к Жакиянову есть политические мотивы, и понимают, что в разбирательстве есть большая степень необъективности, поэтому они своими действиями пытаются помочь соблюдению прав человека, защите гражданина. И в этом отношении они вызывают уважение не только у членов политсовета, но и у всех казахстанцев и у мирового сообщества.

Я думаю, что г-н Сулейменов зря говорит такие вещи, это неуважение к посольству. И таких речей в нельзя допускать, надо уважать государства, которые здесь представлены своими посольствами.

— Каково отношение Г.Жакиянова к выступлению Сулейменова?

— Все заявления Каирбека Сулейменова он считает необоснованными и, естественно, готовится себя защищать.

Беседовала Оксана ЛИСИЦКАЯ

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...