Что ждет наших детей в сегодняшнем Казахстане?

“...мы вживаемся в роль слаборазвитой страны, и главной заботой государства в этих условиях должно быть сбрасывание со своих плеч груза социальных обязательств”

Ф.Достоевский как-то сказал, что все блага на свете не стоят единственной слезинки ребенка. В этих словах заложена величайшая мудрость, универсальным образом определяющая смысл жизни для всего человечества. В советскую эпоху мы к вытекающему из нее правилу относились как к чему-то должному и обязательному для всех времен и посмеивались над такими транспарантными текстами, как “Спасибо тебе, Родина, за наше счастливое детство!”. Но, к сожалению, они, эти времена, имеют свойство меняться, а вместе с ними — и нравы. Теперь государство и общество куда меньше озабочены судьбой и будущим подрастающего поколения граждан отечества.

Казахи про такую ситуацию говорят: “Колда бар алтыннын кадiрi жок”. На русский язык это можно перевести примерно так: “Что имеем, не ценим, а потерявши — плачем”. Детских садов и яслей уже практически не осталось – приватизированы и переданы под различные коммерческие и иные структуры. Школ новых не строится, а те, что остаются в строю с советских времен, постепенно ветшают и приходят в негодность. Про детские лагеря (они еще назывались пионерскими) и санатории, бывшие доступными буквально для всех, иначе говоря, для миллионов детей, сейчас уже и речи нет. Нет еще массы других специализированных видов и форм государственной заботы о детях и юношестве. Всего не перечислишь. От социальных гарантий для детей и их родителей остались жалкие крохи. И те грозят исчезнуть.

Но самое ужасное – это практическое снятие государством с медицинских учреждений ответственности за состояние здоровья детей. В советское время снижение уровня детской смертности было одной из основных задач не только системы здравоохранения, но и всего общества. Спрос за это был очень жесткий. В случае ухудшения этого показателя в том или ином городе, районе или селе сразу слетало со своих постов множество больших и маленьких медицинских начальников. При более серьезных фактах могли наказать по партийной и административной линии и местных руководителей. За всеми этими строжайшими мерами и требовательным спросом чувствовалось неотвратимое присутствие государства как гаранта социальной безопасности семьи и ребенка.

Сейчас сама действенная государственная забота исчезла, остались только трескучие слова о том, как хорошо жить юному поколению в независимом Казахстане, какое прекрасное их будущее ждет. Разумеется, мало кто им верит. Особенно после всего, что произошло за последнее время. За растущую детскую смертность ни у кого голова не болит. Недавно прошло сообщение о том, что в одном из сел Карагандинской области отмечено резкое повышение смертности новорожденных. Провели расследование и выяснили причину: оказывается, обедневшие родители, будучи не в состоянии покупать уголь (это рядом с богатейшими шахтами, множество из которых простаивает ввиду отсутствия спроса и сбыта), топят печку изношенными шинами и покрышками от колес, и только что появившиеся на свет малыши от этого угорают. Хорошо, что определили в чем дело. Но что от этого изменилось или изменится? Ничего. Потому что у нас уже другая жизнь. Никто ни за кого не несет ответственности. Какие тут еще слезы, когда ребенок не успевает дожить даже до того возраста, когда начинают понимать, что происходит вокруг! Родители не виноваты – безработица и бедность. Государство не виновато – рыночные отношения во дворе, и каждый сам за себя в ответе.

Слезам сейчас не верят. Даже детским. Вернее, их игнорируют. Приходит ребенок со школы весь в слезах: опять собирали деньги на что-то там, и его ругали и унижали за то, что родители не вносят свой взнос. Подавляющее большинство родителей делят почти весь свой заработок между коммунальными платежами и школьными поборами. И то, и другое постоянно растет. Зарплата в своем росте от них все больше и больше отстает. Остаток дохода семья тратит на продукты. Но поскольку остается от коммунальных и школьных расходов все меньше и меньше, питание становиться все более и более жидким. И, как следствие, это в первую очередь отражается на растущем организме детей. Так продолжается из месяца в месяц, из квартала в квартал, из года в год. Гонка эта не может продолжаться вечно. И все больше и больше родителей, признавая свое поражения, прощаются с мечтой о том, чтобы не дать своим детям отстать от своих сверстников и сходят вместе с ними, образно говоря, “с дистанции”. А социальный дарвинизм продолжает свой отбор.

Теперь ясно, что возврата к прежним порядкам не будет. Ясно, что ни равноправия и равных возможностей также не будет. Ясно, что мы вживаемся в роль слаборазвитой страны, и главной заботой государства в этих условиях должно быть сбрасывание со своих плеч груза социальных обязательств. Когда министр труда и социальной защиты (последнее уже является анахронизмом) Г.Карагусова, выступая в парламенте, доказывает, что сельчанин, имеющий дойную корову, имеет от ее молока в год доход в 100 тысяч тенге, теперешний статус государства перед неимущим большинством населения приобретает еще большую определенность. Чему быть, как говорится, того не миновать.

Но не понятно другое. Почему при свете такой реальности власти раскручивают введение 12-классного образования. Ведь понятно же, что этого не вытянет ни государство, ни подавляющее большинство родителей школьников. Или же власти, продолжая свои реформы по расслоению населения, через нововведение стремятся придать новый импульс процессу отбора сильнейших и отсева слабейших?!

Новости партнеров

Загрузка...