Депутаты парламента о внутреннем кризисе

(Репортаж из зала заседания парламента 3 апреля 2002г.)

Рустемов

Демонстрируемое непосредственно первыми руководителями ответственных органов чрезмерное публичное усердие способствует общественному ажиотажу, накалу ненужных политических страстей.

С точки зрения законодательства господа ЖАКИЯНОВ и АБЛЯЗОВ прежде всего являются гражданами Республики Казахстан, обладающими теми же правами и обязанностями, которыми обладает любой другой гражданин страны. Если они признаются банальными казнокрадами, то почему нельзя поручить ведение этих дел, равно как и выступления на этот счет в средствах массовой информации соответствующим должностным лицам исполнительского состава. Почему вопросом ареста гражданина Жакиянова занимается непосредственно генеральный прокурор, министр внутренних дел, государственный секретарь, а также первые руководители региональных подразделений органов правопорядка. Создается впечатление, что во внешней политике и внутренних делах нет сложнее проблемы, чем арест гражданина Жакиянова. Считаю, что чрезмерное публичное рвение первых руководителей министерств и ведомств предоставляет противникам президентского курса, направленного на демократизацию общественной жизни и укреплению независимости, возможность лишний раз заявить о политическом заказе со стороны власти. Это на руку тем, кто жаждет предания законной борьбе с коррупцией некой политической окраски, и наталкивает на мысль о политической неуклюжести руководства ответственных органов.

Во-вторых, и это главное, в условиях создавшегося ажиотажа из поля зрения выпадает проблема общенациональной безопасности, а именно, ее экономическая составляющая. Известно, что привлекаемые к ответственности лица владеют значительным материальным состоянием, законность получения которого вызывает у общественности определенные сомнения. С учетом практики последних лет можно предположить, что значительная часть высоколиквидных активов, принадлежащих этим лицам, на сегодняшний день уже переведены на заграничные банковские счета. Я склонен опасаться, что раздутые до вселенских масштабов вопросы данных уголовных дел так или иначе способствуют незаконному оттоку капитала из страны. Если учесть, что многие отечественные банки сегодня являются учредителями значительной части казахстанских пенсионных фондов, которые, в свою очередь, вложили средства вкладчиков в акции этих же банков, то налицо повод для беспокойства за сохранность этих вкладов, безопасность всей банковской и финансовой системы.

В связи с этим я считаю своим моральным долгом потребовать от вас незамедлительных мер по обеспечению безопасности как пенсионных вкладов населения, так и в целом финансовой системы страны.

Абдрахманов

Насколько финансовая система Казахстана зависима от настроений олигархов, как обеспечена финансовая безопасность государства, и ждут ли нас, стариков, финансовые потрясения?

Тохтасынов

Мы прекрасно понимаем, что происходит в эти дни. Власть открыто, никого не стесняясь, ни на кого не оглядываясь, поголовно истребляет оппонентов, последовательно уничтожает любые проявления инакомыслия. Под тем или иным предлогом, практически не маскирующим сути происходящего, закрыты многие независимые издания, незаконно преследуются десятки людей. Многие, наверное, понимают, за что арестован Мухтар АБЛЯЗОВ. Ни у кого из нас нет сомнения, зачем десятки сотрудников полиции, полицейского спецназа и КНБ с генералом МВД в ночь с 28 на 29 марта осадили гостиницу “Астана”. Свидетелями тому были несколько депутатов парламента. Зачем они врывались в номера, и кого они там искали? Они искали председателя движения “Демвыбор” Галымжана Жакиянова.

Но полицейские, самые высокие чины, скрывали это. Они говорили, что осуществляют всего-навсего рядовую операцию по проверке паспортного режима и выявляют женщин легкого поведения. Так называемая операция длилась в одной-единственной гостинице города Алматы почти всю ночь и руководили ей два десятка старших офицеров полиции и КНБ. В эту же ночь варварски был расстрелян фидер телеканала “ТАН”.

Власть бросила за решетку Мухтара Аблязова и провела беспрецедентно масштабную полицейскую операцию, стремясь арестовать Галымжана Жакиянова, потому что смертельно боится той правды, которую они говорят. Потому что смертельно боится, что люди узнают правду о власти и пойдут за теми, кто посмел бросить этой власти вызов. Потому-то и закрыты все оппозиционные издания, потому-то арестовывают и избивают всех, кто имел хоть малейшее отношение к АБЛЯЗОВУ и Жакиянову.

Знать это, видеть это, понимать это – и молчать – простят ли нам в таком случае наше малодушие собственная совесть, собственные дети, собственная страна?

Что такого делали Жакиянов и Аблязов, другие лидеры демократических сил? Они сказали правду. Мы действительно живем в стране, в которой нет свободы слова, нет свободы вообще. Мы действительно живем в стране, в которой права и достоинство человека ничего не значат и ничего не стоят. Мы действительно живем в стране, в которой независимые каналы расстреливаются таинственными и неуловимыми снайперами. Мы действительно живем в стране, на руководство которой швейцарским правосудием заведены уголовные дела по фактам коррупции и отмывания грязных денег. Речь идет о сотнях миллионов долларов.

Шеке, миллионы не тенге, а долларов казахстанских денег лежат в иностранных банках. Об этих расследованиях слышал каждый из вас, сидящих в зале высшего законодательного органа страны.

Мы действительно живем в стране, символами которой стали ложь и страх. Ложь официальной власти и страх, который она пытается внушить своим подданным. Хотим ли мы жить в такой стране и дальше? Если да, то мы должны совершенно ясно понимать, что завтра на месте Аблязова и Жакиянова может оказаться каждый из нас. Любого из нас можно оскорблять, унижать, подвергать преследованию, потому что мы ничем не защищены от произвола нашей власти. И пока мы будем молчать, так будет всегда. Это и есть таинственная и самая большая мечта нашей власти – навечно превратить нас в своих покорных, бесправных, бессловесных и запуганных рабов.

Имеем ли мы, депутаты парламента страны, избранные народом, право на это?

Можем ли предать самих себя и миллионы избирателей, поверивших в нашу честность, порядочность, наше мужество, нашу верность Родине?

Обращаюсь к своим коллегам с призывом специальной резолюцией поддержать требования, выдвинутые в политическом заявлении демсил. Требования эти таковы: немедленное освобождение Мухтара Аблязова из-под стражи и привлечение к ответственности тех, что дал распоряжение о его аресте. Прекращение преследования по политическим мотивам Галымжана Жакиянова. Проведение совместного заседания обеих палат парламента с участием главы государства и лидерами всех демсил, где будут обсуждаться симптомы ситуации в стране.

Трансляция этого заседания в прямом эфире всех национальных государственных телекомпаний. Немедленное возобновление всех незаконно закрытых оппозиционных СМИ и начала трансляции телеканала \»ТАН\».

Как вы видите, требования эти конституционны, совершенно законны и оправданны. Их выполнение будет очень серьезным шагом на пути построения в Казахстане демократической политической системы и полноценного гражданского общества.

Абдиев

Мне кажется, не надо так драматизировать ситуацию, которая сложилась. Но, поскольку вся эта ситуация возникла в связи с персоной господина Жакиянова, то я не в порядке обсуждения, а в порядке справки сообщаю, что вопрос выдачи иностранным государством гражданина Казахстана по возбужденному уголовному делу или же по исполнению обвинительного приговора строго регламентирован действующим уголовно-процессуальным законодательством. В частности, статьей 529. И в этом именно аспекте, в этом направлении должны действовать правоохранительные органы. И я выражаю надежду, что они уже действуют. Если мы будем принимать какое-то заявление, мы просто будем проявлять свою правовую неграмотность.

Вспомните хотя бы персону господина Горбенко. Вспомните, как мы тут шумели, заявления принимали, чуть ли не резолюцию приняли. А впоследствии оказалось, что господин Горбенко просто ушел от уголовного преследования в Россию. Просто нам потом будет не очень приятно выглядеть, когда все это дело завершится. Пожалуйста, если будет вынесен оправдательный приговор суда, либо же дело будет на стадии предварительного следствия прекращено, тогда можно будет принимать заявления и давать политическую оценку этого события.

Макашев

Действительно, очень много шума вокруг Жакиянова и Аблязова. Об этом только что прозвучало в выступлении Тохтасынова. Кто такие Жакиянов и Аблязов? Это люди, обогатившиеся за счет народа. Пользуясь доверием президента, поднялись на высокую ступень власти в виде членов правительства, акимов и в других структурах. Имея обиды личного характера, достаточное время поливали грязью самого президента, избранного народом. И находятся им подобные люди, поддерживающие их в этом, при этом представляют их великомучениками, борцами за идеи справедливости. А то, что они обогатились за счет народа, обворовывая их, умалчивают.

Если Жакиянов, Аблязов и другие “великомученики” чувствуют себя невиновными, то пусть докажут свою невиновность. У нас уголовный процесс состязательный, и прав у обвиняемых больше, чем у любого другого. То, что Жакиянов спрятался в посольстве Франции, это не выход из положения, он делает только хуже для себя, ведь у нас в законе есть форма заочного предъявления обвинения и заочного осуждения.

Мне совершенно непонятна позиция посольства Франции, которое укрывает человека, обвиняемого правоохранительными органами в совершении тяжких преступлений. Что за практика такая? В этом вопросе проявляет беззубость МИД и правительство нашей страны. Что за беззубость такая? Что у нас за страна такая? Кроме того, неужели по таким делам нужно вмешиваться президенту? Ведь у него полно других проблем, кроме Жакиянова и Аблязова. У нас в стране 16 акимов областей. Что, их всех будут брать под покровительство посольства других стран?

Я считаю, что своими действиями и бездействием посольство Франции может нанести урон взаимоотношениям между странами. Я думаю, что необходимо пригласить в мажилис премьер-министра ТАСМАГАМБЕТОВА, чтобы он объяснил ситуацию по данному вопросу. Если МИД не справляется со своими обязанностями, пора освободить их от занимаемых должностей.

Трошихин

То, что мы видим в последнее время, огульное охаивание политики нашего политического руководства, имеет под собой и тайные, и явные пружины. По моему глубокому убеждению, это началось с того момента, когда в сентябре 2001 года президент поручил правительству и попросил парламент пересмотреть контракты на недропользование. Мы помним, в каких условиях заключались эти контракты в трудные годы становления государства. Зачастую интересы республики преследовались во вторую очередь. И теперь, когда президент дал задание пересмотреть, началась политическая атака с целью недопущения этого. Хотят отстоять механизмы, по которым через оффшорные зоны прибыль, которая должна принадлежать народу Казахстана, будет оседать на счетах тех компаний, интересы которых здесь некоторые наши коллеги, по моему убеждению, представляют. И еще, когда говорят, что господин АБЛЯЗОВ – политический заключенный, давайте вспомним, что уголовное дело было заведено на него два года назад, когда никакого ДВК не существовало, никаких политических течений не было, о чем идет речь? Не надо политику путать с уголовщиной. В причастности к коррупционным правонарушениям обвиняется до недавних пор бывший министром транспорта и коммуникаций Мырзахметов, но он не бежит в посольство, не финансирует политические спектакли.

Я извиняюсь перед моими коллегами, которые в свое время по произволу властей привлекались к уголовной ответственности – они сидят здесь в зале.. Я приношу им глубокие извинения и восхищаюсь их гражданским мужеством. Они не побежали за границу, не стали хаять свой народ и свою родину. А честно и добросовестно отстояли свое доброе имя в судах, как и положено гражданину.

Коллегам, которые пытаются защищать преследуемых правоохранительными органами лиц хотелось бы напомнить, что у нас, депутатов, нет таких прав командовать такими органами, оказывать на них какое-либо давление в какой-либо форме, как бы того кому-нибудь ни хотелось, должен торжествовать закон, а не эмоции.

Я должен напомнить, что по статье 110 УПК, которая называется “Судебное обжалование санкции прокурора на арест и продление срока ареста подозреваемого или обвиняемого”, подозреваемый, обвиняемый или их защитники вправе обжаловать санкционированную прокурором меру пресечения в городском, районном суде. Не в посольстве Франции или еще кого-либо. И суд может оставить жалобу без удовлетворения либо отменит или изменит меру пресечения на менее строгую и освободит подозреваемого и обвиняемого из-под стражи. Есть статьи о поручительстве, залоге.

Эти процессуальные действия так называемыми политическим борцами и их защитниками до сих пор не реализованы, никто не использовал это их право на защиту. И после этого взывать к международной общественности, наплевательски относясь к собственным внутренним законам, по меньшей мере наивно. Вместо этого разыгрывается политический спектакль с участием зарубежных посольств и их первых руководителей, что, по моему мнению, является грубейшим нарушением суверенитета РК и вмешательством в наши внутренние дела. Куда смотрит наш МИД? И вообще, до каких пор мы должны терпеть такие безобразия, когда лица, обокравшие не одного человека, а весь народ Казахстана на миллионы долларов, как, например, Талапкер ИМАНБАЕВ и другие, скрываются за границей вместе с этими деньгами, украденными у народа, получают политическое убежище, поливают страну грязью, пользуясь несовершенством законодательства. Давно назрела необходимость ратифицировать международные договоры об экстрадиции преступников.

Вор должен сидеть в тюрьме, а не на Капитолийской холме, изображая из себя защитника демократии в Казахстане и подавая дурной пример будущим жуликам.

15 марта был сделан депутатский запрос Сорокина и Абдильдина по зарубежным счетам руководства. Поэтому у меня есть предложение, дополняющее предложение господина Макашева – пригласить Тасмагамбетова в парламент, чтобы он проинформировал нас, были ли такие факты и для каких конкретно целей эти средства перечислялись. Для того, чтобы у народа было ясное мнение. Помимо этого, наших избирателей волнует вопрос о внутриполитической ситуации, связанной со вскрытыми в последнее время фактами коррупции со стороны олигархов и должностных лиц и гонения на некоторые СМИ. Предлагаю пригласить премьера и послушать его информацию без обсуждения. А если будет необходимость, то провести закрытое заседание.

Абдрахманов

Мне положили на стол бумагу, я думаю, активисты ДВК. Здесь шестнадцать апрельских тезисов. Подпись – А.К. по дух, по всему – это отпетый жулик Акенжан КАЖЕГЕЛЬДИН. Суть призывов – надо поднимать барахолку, именно там есть недовольство, это именно наша аудитория. Надо поднимать и возбуждать протестные настроения. Вот антиконституционные призывы Акежана Кажегельдина. Наверное, этим объясняется ажиотаж в правоохранительных органах. Мы хотим, чтобы они были чистюлями. Я с ними боролся, я знаю, что это такое. Но раскочегаривать общество из Лондона, я думаю, что мы этого не позволим.

По поводу посольства Франции. Посольство Казахстана во Франции какого-то гражданина, обвиненного в уголовном преследовании, у себя скроет. Как отнесется Франция? Что будут говорить о Казахстане? Что, теперь посол Франции будет правосудие осуществлять, что ли?

Я готов также подняться во время заседания мажилиса и готов идти защищать Галымжана Жакиянова, несмотря на вопли господина Тохтасынова. В прошлый раз, когда я поднялся и пошел защищать Саидову, вы первый кричали, протестовали. Я говорю: если закон будет нарушаться в отношении господина Жакиянова, я свой гражданский долг выполню, но все должно выполняться в правовом поле Казахстана, а не Франции.

Землянов

Видит Бог, я действительно не хотел выступать. Но в свете того, что сейчас прозвучало, я хотел бы делать несколько реплик: да, я буду защищать Аблязова, Жакиянова и любого другого гражданина Казахстан, если я почувствую, что они вытолкнуты из правового поля и не имеют возможности защищать себя в суде. Я благодарен коллеге Трошихину, что вы напомнили статьи УПК, но с этим кодексом четыре года назад я непосредственно работал, когда защищал молодых людей. Три защитника: депутат, журналист и философ — не оставили камня на камне от обвинения молодых людей в надписях против Кажегельдина и Назарбаева на стенах города Уральска. Тем не менее, судья, абсолютно закрыв глаза на все, впаяла им два с половиной года условно. Таким образом, я нисколько не сомневаюсь, что если будет политический заказ, то впаяют и десять, и двадцать лет и Жакиянову, и Аблязову. Я нисколько не на их стороне. Как олигархов. Но это граждане Казахстана, испытывающие сегодня необходимость в правовой защите. И я готов выступить только в той части, где будут ущемлены их конституционные права.

О том, что правоохранительные органы распоясались дальше некуда, говорит и президент. Что мешает нашему президенту распорядиться и освободиться от всех, начиная от Сулейменова и прочих.

Предоставлено пресс-службой ДВК

Новости партнеров

Загрузка...