Депутаты не верят

Источник: Газета “Время По” (электронная версия)

Александр Константинов

Премьер-министр Казахстана впервые официально признал наличие \»тайных\» счетов зарубежом. Об этом он сообщил 4 апреля депутатам мажилиса парламента РК. ВРЕМЯ ПОказать, как оценили депутаты сенсационную откровенность Имангали Тасмагамбетова.

Толен Тохтасынов, депутат мажилиса: Вопросов выше крыши

Доклад, который сегодня нам был представлен, порождает еще больше вопросов. Поскольку речь идет о некоем \»секретном\» фонде, который был создан в 1995 году правительством с личного одобрения главы государства.
И речь там идет не о каких-то копейках, речь идет о миллиарде долларов. Сегодня подтвердилось, что деньги от 20% акций, проданных \»Тенгизшевройлу\», осели на этот счет.

Соответствовало ли данное решение законодательству того времени? Я однозначно могу сказать, что нет. В Конституции четко сказано, что все бюджетные деньги должны проходить через парламент.
Никто не мешал провести в то время, пусть закрытое, секретное заседание парламента. Взять подписку о неразглашении с каждого депутата. Хотя бы известить спикеров палат? Я думаю, что сегодняшний доклад Тасмагамбетова родил массу вопросов.

Возникает и еще одна проблема. В докладе премьера прозвучало, что США ведет расследование, связанное с деятельностью некоторых нефтяных компаний, имеющих бизнес в Казахстане. Но опять ни слова не сказано, фигурируют ли в материалах дела граждане РК. И есть ли среди них представители высшего руководства страны?

Татьяна Квятковская, депутат мажилиса: Правительство врало

Остается ряд вопросов в связи с информационным сообщением, которое сделал сегодня премьер. Судя по тому, что он сказал, мы с вами вроде бы в очередной раз должны сделать вывод о том, какой дальновидный у нас президент, какой он молодец, как в очередной раз в тяжелой ситуации спас страну.

Но давайте вспомним, а можно поднять даже стенограммы о погашении того же пенсионного долга, которое, как сказал Имангали Тасмагамбетов, происходило из этих денег, резервных, которые президент в свое время определил положить за границей в качестве резерва. Если мы поднимем стенограммы, то мы увидим, что представители минфина приходили в парламент и говорили о трех траншах МВФ, из которых гасились эти пенсионные долги.

Выходит, что депутатам, представительной ветви власти, кстати, таким же избранникам народа, как и президент, исполнительная ветвь власти нагло врала? Почему президент не провел закрытое заседание с депутатами, не сказал: \»Я объявляю режим секретности, но мы должны эти деньги положить на черный день, такая ситуация настанет и надо будет из нее выходить\». И обязать депутатов не разглашать эту информацию. Поскольку правительство, как нам говорят, считало, что немедленное использование вызовет гиперинфляцию и проедание этих денег.

Я — гражданин этой страны, я — избранник народа, я хочу гордиться своим президентом. И я должна доверять исполнительной власти всегда, а вот сегодняшний факт наводит меня на мысль, что то, что нам говорит правительство, в любую минуту может оказаться ложью. И все надо проверять вплоть до последнего бухгалтерского перевода. Но если представительной ветви придется таким образом перепроверять исполнительную, что мы вообще в этой стране делаем?

Я думаю, что даже не само решение о консервировании средств, а секретность, закрытость от представительной власти были ошибкой президента.
Я хочу верить президенту, я хочу верить исполнительной и законодательной власти, по-другому не могут строиться отношения между ветвями власти, а сегодняшняя ситуация повергает меня просто в уныние.
К сожалению, более детально прояснить ситуацию сегодня не удалось, потому что вопросов не дали задать. И вопрос остается открытым: зачем правительство врало? Зачем Нурсултану Абишевичу надо было утаивать от народных избранников свое решение? Может, оно и было правильным, но оформлено и реализовано неверно.

Валентин Макалкин: \»Избирательный\» закон

— Остались неясными многие моменты, так как вопросы задавать было нельзя. И это было не очень корректно. Если уж премьер пришел в парламент, надо было выслушать вопросы. Поэтому удовлетворения от информации Имангали Тасмагамбетова нет.

И во-вторых, правильно премьер-министр поставил вопрос о том, что все должно быть законно, законы должны соблюдаться, и тот, кто нарушил закон, должен нести ответственность.

Как мы знаем, Нацфонд у нас создан только в прошлом году. И деньги мимо бюджета могут проходить только в связи с поправкой о его создании. А до того все деньги государственные должны были идти через бюджет. И вдруг сегодня нас информируют, что больше миллиарда долларов было положено на зарубежные счета. Государственных, кстати, денег. Почему? Это же прямое нарушение закона! Почему тогда так выборочно идет у нас наказание?
Если премьер говорит, что деньги были израсходованы на поддержание пенсионного фонда, то это решение должен был принимать парламент. А так государственные деньги, контроль за доходами и расходами — главная задача парламента — уходят мимо него и расходуются, минуя парламент. Это нарушение Конституции.

Я, кстати, хотел задать вопрос на эту тему, но вопросы задавать не дали. В результате явная недоговоренность по этой теме, и вопросов куда больше, чем получено ответов.

Шаймерден Уразалинов, депутат мажилиса: Бюджет должен быть один

— Премьер заверил нас, что все идет нормально, без нарушений, о которых писали и говорили СМИ. Мы не можем не верить главе кабинета министров. Пусть это все является делом его совести. Тем более, что он выступал официально.

Я не могу сейчас делать выводы, не обладая полной информацией. Иначе это игра в \»веришь — не веришь\». Оснований же не верить вроде бы нет.
Однако я считаю, что все финансовые потоки должны проходить через парламент. Это однозначно предусмотрено законом. Я убежден, что двух, трех, четырех бюджетов республики не должно быть. За госбюджетом ничего не должно быть непрозрачным.

Валериан Землянов, депутат мажилиса: Впечатление от доклада \»аховое\»

— Премьер-министр пришел и отчитал депутатов, которые выразили сомнения в отношении капиталов президента. Повернулся и ушел. Все это оставило очень тягостное впечатление. Получилось, что Имангали Тасмагамбетов пришел отчитать депутатов за детские шалости, за непонимание сегодняшнего положения вещей.

Доклад был боевитый, будто глава правительства проводил с нами \»оперативку\». Депутаты же молча проглотили предложение коллеги Трошихина и не стали задавать вопросов.

Впечатление доклад произвел \»аховое\». Кроме этого, парламент в очередной раз показал свое лицо. Абсолютно аполитичное, беспринципное и абсолютную послушность. Не задавать вопросов и все — сразу лапки подняли.
Депутаты и парламент, как официальный орган, имеют полное право не задавать вопросы и писать запросы здесь, а обратиться в кантон Женева с официальным запросом и получить оттуда из швейцарской прокуратуры информацию по счетам.

То есть, как я уже говорил, доклад порождает массу вопросов, если найдутся те, кто осмелится их задавать. Я, например, буду.

\»Время По\», 7 апреля

Новости партнеров

Загрузка...