У президента нет счетов, ибо он думает только о благе народа

“Неважный из Имангали Тасмагамбетова актер получается. Даже долгое кураторство над артистами и умение играть на гитаре не помогает. Сказывается долгое пребывание в комсомоле на руководящих постах”

Сенсацией минувшей недели стало выступление премьер-министра в парламенте. Пленарное заседание в мажилисе в прошедшую среду напоминало поле битвы (впрочем, так и должно быть, ведь еще древние считали, что парламент – это место для выпускания пара). Одни гневно клеймили Мухтара Аблязова и Галымжана Жакиянова и, забыв о презумпции невиновности, требовали привлечь преступников к ответу. Вторые призывали власть дать комментарий по поводу происходящего в стране. Третьи пытались обратить внимание своих коллег на незаконность действий правоохранительных органов. В общем, разброд и шатание, которые завершились требованием парламентариев заслушать главу правительства с отчетом о ситуации в стране.

Удивительно, но факт: на сей раз призыв депутатов не остался гласом вопиющего в пустыне и Имангали Тасмагамбетов прибыл в мажилис, отложив на несколько часов свою поездку в Восточно-Казахстанскую область. Прежде требования депутатов пригласить главу правительства с комментарием о ситуации в стране оставались без ответа. Что же случилось сейчас, что заставило премьера пренебречь важными государственными делами? Увы, но очень многое заставляет думать, что мы вновь присутствовали на политическом спектакле. Прежде всего потому, что громче всех призывал выступить с отчетом депутат из Северо-Казахстанской области Михаил Трошихин, прославившийся своими предложениями в законопроект “О первом президенте Республики Казахстан”. Во-вторых, долгое молчание главы государства по поводу ситуации с экс-министром энергетики, индустрии и торговли Мухтаром Аблязовым и бывшим акимом Павлодарской области Галымжаном Жакияновым заставляло думать о том, что власти предпримут какой-то шаг по объяснению ситуации. И вот шаг последовал.

В отсутствие Нурсултана Назарбаева, который совершал кадровые замены во время поездки по западным областям, премьер-министр выступил в парламенте. Со дня вступления в должности это было второе появление Имангали Тасмагамбетова перед депутатами. Судя по всему, текст его выступления был согласован с президентом страны. Однако, бессмертная фраза Виктора Черномырдина “Хотели как лучше, а получилось как всегда” так и приходит на ум при анализе данного выступления. Режиссура в общем-то добротна, а вот исполнение подкачало. Неважный из Имангали Тасмагамбетова актер получается. Даже долгое кураторство над артистами и умение играть на гитаре не помогает. Сказывается долгое пребывание в комсомоле на руководящих постах. Но если в комсомоле пафос уместен и объясним, то патетика, пронизывающая весь текст выступления, оказалась в данной ситуации ни к чему. Видимо, поэтому большинство мажилисменов, комментируя это выступление журналистам, заявили, что у них еще больше вопросов появилось к правительству, чем было до этого.

Формально причиной прихода премьер-министра в нижнюю палату парламента послужило требование ряда депутатов дать объяснение по поводу ситуации в стране, изрядно нагнетенной самими властями. Однако Имангали Тасмагамбетов фактически отвечал на вопросы депутатов-коммунистов Серикболсына Абдильдина и Бориса Сорокина о наличии зарубежных счетов главы государства и так называемом “Казахгейте”.

Премьер-министр практически дезавуировал заявление прежнего правительства о том, что счетов нет. Он заявил, что Казахстан, как и любая другая страна, имеет счета за границей, но они являются золотовалютным запасом Национального банка и Национального фонда. Несмотря на то, что информация об этих счетах является государственным секретом, г-н Тасмагамбетовым решился обнародовать ее: “ … президент дал мне право говорить об этом. Как вам известно, в 1996 году правительство продало 25 процентов акций месторождения Тенгиз. Затем началось привлечение инвесторов на шельф Каспийского моря. Поступившие средства составили около 1 миллиарда долларов США. Одновременный приход такой суммы в экономику страны означал бы, во—первых, резкое повышение инфляции. Во-вторых, обвал курса тенге”.

Оставим комментарии по поводу того, повысилась бы резко инфляция или произошел бы обвал тенге, финансистам, но невольно напрашивается сразу мысль о том, что разгон двух Верховных Советов подряд произошел из-за того, что чиновники знали о предстоящем поступлении от продажи акций месторождения Тенгиз. А любопытные депутаты со своим императивным мандатом и Контрольной палатой только бы мешали разумно распорядиться такой огромной суммой денег.

Еще больше изумляет другой пассаж премьера: “Более того, должен сказать, средства этого фонда дважды спасли страну от полного банкротства. В 1997 году долг правительства перед пенсионерами составил примерно 36 миллиардов тенге, или, по курсу Нацбанка на тот момент, — 480 миллионов долларов. И оно фактически оказалось банкротом. Стране реально угрожал социальный распад. Именно тогда нас спас этот резервный фонд, именно из этого вклада мы смогли выплатить долги пенсионерам”. Дальше Имангали Нургалиевич заявил о том, что этот фонд был использован и как средство спасения независимости страны в 1998 году, когда ей угрожал дефолт.

Ну что здесь скажешь? Видимо, премьер знает о чем говорит. Однако депутат от провластной партии “Отан” Татьяна Квятковская заявила телекомпании “31 канал”, что прежде правительство говорило о других источниках погашения долгов по пенсиям. Она считает, что необходимо поднять стенограммы, чтобы указать на несоответствие слов г-на Тасмагамбетова и утверждениям предыдущего состава правительства. Речь тогда шла о трех траншах Всемирного банка, за счет которого выплатили долги по социальным выплатам.

Что касается счетов главы государства, то, по словам премьера, их у него нет. А если кто-то и открыл такие счета, то пусть передаст деньги с них на счет Астаны. Вот что заявил г-н Тасмагамбетов: “Президент Казахстана, как и любой гражданин республики, как любой из нас, имеет право иметь счета за границей, получив на то соответствующее разрешение. Но он не имеет за границей ни собственности, ни банковских счетов. Он просил передать вам об этом. Он просил также, что если кто-то создал такие счета с целью опорочить его имя, то он обращается ко всем банкам мира, чтобы они перечислили эти средства в фонд Астаны”.

Но демагогия, неуместная патетика и пафос – излюбленные методы комсомольских лидеров, что и продемонстрировал Имангали Нургалиевич. По ходу дела он затронул ситуацию вокруг Мухтара Аблязова и Галымжана Жакиянова, упомянув и Акежана Кажегельдина. Поразительно, но человеку, именующего себя “продуктом Назарбаева”, очевидно, не нравится, что глава государства уделял внимание и другим. По сути, все его слова о вышеупомянутых лицах можно расценить как самый банальный донос на ближних и попытку доказать, что он наиболее преданный и верный в окружении: “Неужели вообще предательство стало благодарностью за добро?..

Чем же сам Имангали Нургалиевич платит за добро? Тем, что подтвердил наличие счетов за границей, действия главы государства втайне от парламента и имеет место расследование департамента Министерства юстиции США в отношении руководителей американских нефтяных компаний о взятках высокопоставленным чиновникам Казахстана? А ведь прежде такое отрицалось категорически.

Угрозы демократии нет”, — утверждает премьер-министр. Все могут проводить политическую работу и завоевывать доверие людей. А как тогда объяснить давление на прессу, оппозицию? В больнице какой день находится главный оператор телеканала “ТАН” Руслан Таиров, журналисты павлодарской телекомпании “Ирбис” лишились дорогостоящей камеры, разбитой полицейскими. Закрыты на несколько месяцев газеты “Начнем с понедельника” и “Ресублика-2000”.

Ситуацию вокруг Мухтара Аблязова и Галымжана Жакиянова глава правительства назвал борьбой с коррупцией: “Теперь эта линия будет вестись жестко и решительно, под какими бы политическими лозунгами ни укрывались нарушители закона”.

На вопрос, почему прежде до этого столь решительные меры не предпринимались в отношении данных персон, глава правительства не стал отвечать. Между тем, хотелось бы напомнить несколько фактов из биографии самого нынешнего главы правительства. Ни кто иной, как Имангали Тасмагамбетов, несколько лет назад выступил с инициативой о создании фонда обязательного медицинского страхования. Именно под его руководством создавалась схема отчислений в этот фонд и использования денег, аккумулированных в нем. Однако об этом почему-то сегодня предпочитают не говорить. Также считается плохим тоном говорить о низком качестве казахстанских учебников для школ, хотя и они разрабатывались при непосредственном участии нынешнего премьера. Естественно, не упоминается и о том, что ни кто иной, как г-н Тасмагамбетов выступил с идеей о проведении тендера на теле-радиочастоты в 1996-м году. Почему-то даже журналисты отдельных СМИ предпочитают связывать тот тендер с именем Акежана Кажегельдина. Не говорится и о том, что остались нереализованными государственная программа компьютеризации школ, хотя деньги на это выделяли.

Можно вспомнить, что после вступления в должность Имангали Тасмагамбетова журналистов переместили в отдельный зал, хотя прежде при всех премьерах представителей СМИ допускали в зал заседаний правительства. И т.д. и т.п.

А вот что сказал по поводу выступления главы правительства автор депутатского запроса о счетах президента страны Серикболсын Абдильдин: Что касается выступления премьер-министра, то это было специально сделано. Это был очередной спектакль со стороны властей. Содержание его выступления можно было бы разделить на три части: во-первых, слова о том, что у нас есть развитие и все спокойно. Во-вторых, он косвенно затронул вопросы, содержавшиеся в нашем с Борисом Сорокиным запросе, естественно, не ответив по сути. В-третьих, угрозы, ибо перед депутатами премьер держался некорректно. Я считаю, что он заложил президента. Он открыл тот секрет, который на протяжении четырех лет держался в тайне – о расследовании американского минюста. Я считаю, что он сделал то, что оппозиции требовалось, и теперь мы будем действовать дальше, чтобы прояснить многие вопросы. Например, нас интересует, почему в 1996 году миллиард долларов прячут за границей и затем в 1997 году без ведома парламента часть денег используют для покрытия долгов по пенсиям. По Конституции только парламент может распоряжаться бюджетом. Прятать миллиард долларов, когда это составляло больше половины бюджета того года, граничит, по моему мнению, с преступлением.

Кстати, заметно было, что Имангали Нургалиевич решил продолжить тактику Акежана Кажегельдина. В бытность главой правительства Акежан Магжанович часто говорил, что он выполняет поручение президента страны. Так и Тасмагамбетов утверждает, что все делалось и делается с ведома главы государства. Не повторится ли тот же вариант, что и противостояние Назарбаев — Кажегельдин, не будем ли мы наблюдать другой конфликт: Назарбаев — Тасмагамбетов?

В общем, “угрозы демократии” нет, а есть только сплошные вопросы, на которые ответы некому давать…

Новости партнеров

Загрузка...