И.Тасмагамбетов и новая реальность в Западном Казахстане

Не повторит ли Каспийский регион судьбу Персидского залива?

У нас сейчас принято считать, что линия кризиса власти проходит между теми, кто сохранил свои высокие должности и верность проводимой правительством политике, и теми, у кого все это осталось в прошлом. Ряд последних событий в политической жизни Казахстана свидетельствует о том, что такая точка зрения верна лишь отчасти. На фоне острейшего противостояния властей и радикально настроенных представителей оппозиции, к которому притянуто все внимание СМИ, местной и международной общественности, как бы самотеком происходят такие вещи, которые на первый взгляд ничем не примечательны, а на самом деле могут оказаться предвестниками больших перемен в ближайшем будущем страны. Оговоримся сразу: речь идет о таких переменах, которые, в отличие от известных нам всем шумных политических событий в Алматы и Астане, могут иметь исторически необратимые последствия. Поэтому вряд ли было бы разумным игнорирование таких вещей.

Ведь речь идет о серьезных уступках, которые высшее руководство страны, поставленное в форс-мажорные обстоятельства кризисом власти, продолжающимся с середины ноября прошлого года и принявшим нынче острейшую форму, делает одной из региональных элит. Тут имеется в виду та часть истеблишмента, которая состоит из уроженцев западноказахстанского региона. Когда осенью 2001 года произошел раскол в среде властей предержащих (включающих в себя правительство, депутатский корпус Парламента и когорту областных акимов), она осталась как бы в стороне. И теперь, когда руководство страны поставлено в сложнейшее положение в силу того, что этот конфликт не только принял затяжной характер, но и предельно усложнился, и в него оказались вовлечены даже дипломатические представители ключевых стран Европейского союза, западноказахстанская административная элита, похоже, принялась выторговывать себе уступки за свою лояльность. Во всяком случае, многочисленные данные указывают на это. Наверное, высшее руководство страны сейчас нуждается в такой лояльности и вынуждено, исходя из тактических соображений, соглашаться со встречными условиями. Но было бы, думается, небесполезным не упускать из виду и то, что тактические уступки в данном случае могут обернуться стратегическим проигрышем с точки зрения долгосрочных интересов государства.

Давайте будем откровенны, раз речь идет об исторической важности перспективах страны. Это только для нас Прикаспийский регион республики является всего лишь одним из пяти географических и экономических регионов государства. А для остального мира, и особенно для той его части, которая является самой развитой и могущественной и в силу этого за последние только несколько десятилетий неоднократно перекраивала политическую карту мира в угоду своим интересам, — это один из ключевых центров обеспечения важнейших потребностей жизнедеятельности современной цивилизации. Он удостоился такого статуса совсем недавно, после распада Советского Союза. До этого времени единственным в своем роде таким центром являлся район Персидского залива. В начале прошлого, XX века в Америке и Европе стало ясно, что в предстоящем столетии нефть будет иметь первостепенное значение. Это явилось приговором, положившим конец многовековому существованию Османской империи. Район Персидского залива не только оказался отторгнут от Турции, но и, находясь под контролем Великобритании, распался на множество мелких монархических владений. А ведь до этого весь он 13 веков подряд находился под единой властью – халифата с центром сперва в Багдаде, а потом – в Стамбуле. Распад региона, являющегося нефтяной кладовой мира, на множество маломощных стран, облегчал и облегчает развитому миру решение его энергетических проблем. Казахская народная мудрость предельно просто объясняет такую ситуацию: “Бiреу олмей, екiншi бiреуге кун жок” — “Чтобы один выжил, нужно, чтобы другой помер”. Сейчас, когда Запад вовсю раскручивает Прикаспийский регион в качестве перспективной альтернативы району Персидского залива, кто может поручиться за то, что там еще не включили аналогичный механизм распада?! Современная история гласит: судьба мира решается в кабинетах глав ведущих держав и штаб-квартирах транснациональных нефтяных компаний. Последних у нас сейчас в прикаспийском регионе полным-полно. В этих условиях потакать все возрастающим запросам тамошнего административного бомонда – значит, поощрять ее на проявление все большей и большей самостоятельности. Нет, думается, нужды объяснять, кому это в конечном итоге окажется на руку.

С прошлого лета позиции исполнительной власти ослабевают. Это достойно сожаления. Но это — факт. Видимо, это есть следствие давно назревавших и где-то даже программировавшихся внешними силами процессов. Однако всплыло оно на поверхность при прошлогодних заочных судах над бывшими высокопоставленными чиновниками. Это сразу отметили и журналисты: “В результате судебного процесса в Астане правительство из некоего абстрактного и монолитного органа начало распадаться на отдельных людей, каждый из которых внес свой вклад в события 1994-97 годов и теперь отвечает за них. И сразу выявился дефицит тех, кто выступал в это время в защиту государственных и национальных интересов, то есть был заинтересован в развитии экономики страны. И избыток исполнителей, способных завизировать и исполнить любой документ по указанию руководства.” (М.Адилов “Лес рубят щепки летят”, Деловое обозрение “Республика”, 23.08.01). От дезинтеграции истеблишмента власти страны в целом, конечно же, проигрывают. А выигрывает, похоже, пока лишь западноказахстанская элита. Она не только вернула себе в результате вышеописанных событий должность главы правительства, но и продолжает активно закреплять и расширять свои позиции.

В трех из четырех областей региона после прихода И.Тасмагамбетова сменился аким. Излишне говорить о том, что ничего подобного не происходит в других регионах страны (если не считать конфликтного ухода Г.Жакиянова с поста главы Павлодарской области). Следовательно, это — целенаправленный процесс, инициируемый премьером, выходцем из Западного же Казахстана. Еще не успев как следует усесться в кресле главы правительства, он добился проведения на посты акимов тамошних областей сплошь одних лишь членов своей команды и западноказахстанской элиты. Не сменился аким лишь в Уральске. Но это не должно никого вводить в заблуждение. Там уже сидел и продолжает сидеть на посту акима области ближайший соратник И.Тасмагамбетова К.Кушербаев. Они вдвоем являются нынешними лидерами западноказахстанской административной элиты.

Депутат Мажилиса от Павлодарской области Дворжецкий недавно назвал события, возникшие в связи с именем Г.Жакиянова, революцией. Но ведь настоящая революция осуществилась, да еще втихую, на западе Казахстана, а не на востоке. Еще ни один премьер не добивался столь откровенно усиления своей позиции в регионе, откуда сам происходит, и назначения там одних только своих людей. Причем ведь речь идет о самом дальнем и богатом крае Казахстана. Особенно примечательны кадровые трансформации в Атырау и Актобе. Из двух акимов объективно заслужил кардинальных оргвыводов вышестоящего начальства А.Мусин, благожелательно, по сообщениям прессы, примеривший к себе идею выборности областных акимов в январе с.г., то есть тогда, когда ее раскручивала в здании Госцирка непримиримая оппозиция. Но он – западноказахстанец по рождению. Его после вышеназванного политического демарша, конечно же, не могли оставить на посту акима Актюбинской области. Но решение его проблемы непосредственно отразилось на карьерной судьбе С.Даукеева, главы соседней Атырауской области, который, кстати, с точки зрения нынешней политической линии президента ничего предосудительного не совершил. Можно сказать в этой связи даже больше. Года полтора назад, когда он сменил на посту акима этой области И.Тасмагамбетова, областная прокуратура получила добро на проведение расследования в отношении одного приватизационного дела, связанного с именами двух прежних здешних акимов, являющихся местными уроженцами, – Р.Чердабаева и С.Тугельбаева. Подоплекой было то, что первый из них, находясь на названной должности, якобы помог второму получить в собственность хлебокомбинат в нарушение правил. Так, во всяком случае, сообщалось в прессе. Теперь премьер-министр публично, вразрез с недавним заявлением президента о необходимости неукоснительно соблюдать презумпцию невиновности, громит экс-акима Павлодарской области за грехи, которые еще не подтверждены судебным приговором. А о том давнем деле в Атырауской области – ни слова. С.Даукеев, при котором правоохранительные органы пытались вести расследование в отношении экс-акимов из рядов местной элиты, выпал из кадровой обоймы администрации президента. Это – явно наказание. А за что – можно только догадываться. А его место занял А.Мусин. Его вступление в должность было обставлено с многозначительной символичностью. Благодарственную речь держал З.Кабдолов, специально для этого прилетевший из Алматы. Возникает вопрос: а почему понадобилось приглашать его из такой дали – разве нет на месте заслуженных аксакалов, скажем, из числа тех же нефтяников?! З.Кабдолов – это нынешний патриарх западноказахстанской элиты. В свое время, как это известно всем в определенных кругах, помог подняться на вершину литературной и служебной карьеры А.Кекильбаеву, недавнему госсекретарю и нынешнему сенатору Казахстана. Последний потом, в свою очередь, опекал других перспективных молодых людей из Западного Казахстана, в частности И.Тасмагамбетова и К.Кушербаева. Теперь, похоже, пришло время новой волны.

Новости партнеров

Загрузка...