Первая кровь: постсоветская Центральная Азия накануне перемен

“Повышение рейтинга лидера оппозиционного объединения ДВК Галымжана Жакиянова, который встал наравне с президентами Центральной Азии, объясняется, скорее всего, событиями конца марта и начала апреля”

NNG Consulting и информационно-аналитический портал GazetaSNG.ru провели очередное рейтинговое исследование на предмет выявления наиболее влиятельных политических деятелей Центральной Азии. Итоги данного исследования базируются на результатах опроса экспертов и общественности 12 государств Содружества и опроса читателей GazetaSNG.ru. Характерно, что максимальный балл влияния — 10, не набрал ни один из центральноазиатских политиков. А лидеры региона — президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и президент Узбекистана Ислам Каримов — набрали весьма близкие баллы влияния — 8.9 и 8.6 соответственно. Третьим в списке оказался туркменский коллега Назарбаева и Каримова — Сапармурад Ниязов. Он набрал 8.1 балл. В целом же картина выглядит следующим образом:

Нурсултан Назарбаев, президент Казахстана 8.9

Ислам Каримов, президент Узбекистана 8.6

Сапармурад Ниязов, президент Туркмении 8.1

Эмомали Рахмонов, президент Таджикистана 7.0

Галымжан Жакиянов, экс-глава Павлодарской области Казахстана 6.6

Аскар Акаев, президент Киргизии 6.0

Акежан Кажегельдин, бывший премьер Казахстана, лидер оппозиции 5.5

Махмадсаид Убайдуллоев, мэр Душанбе 4.8

Борис Шихмурадов, туркменский оппозиционер в изгнании 4.5

Миракбар Рахманкулов, секретарь Совета национальной безопасности Узбекистана 3.6

Мирзо Зиеев, министр МЧС Таджикистана 3.0

Тимур Кулибаев, глава компании \»Транспорт Нефти и Газа\» (Казахстан) 2.6

Абдулазиз Комилов, министр иностранных дел Узбекистана 2.0

Мухтар Аблязов, лидер \»Демократического выбора Казахстана\» 1.4

Феликс Кулов, лидер киргизской оппозиции 1.0

Падение рейтинга президента Киргизии Аскара Акаева, который оказался ниже бывшего областного акима Казахстана, можно объяснить событиями 17-18 марта в Аксыйском районе Джалал-Абадской области, когда пролилась кровь – милиция открыла огонь на поражение по демонстранстам. Некоторые издания даже успели назвать стихийные выступления местного населения в защиту своего депутата, оппозиционного члена парламента Азимбека Бекназарова, который находился под арестом с начала года, мятежом. Сейчас правительство президента Аскара Акаева и политическая оппозиция продолжают обвинять друг друга в преступлениях и ответственности за беспорядки.

Недавно в парламенте Кыргызстана была продемонстрирована видеопленка о событиях 17-18 марта. Общественность страны таким образом получила неоспоримые доказательства того, что именно правоохранительные органы и представители власти инициировали массовое кровопролитие. “Оппозиционным депутатам удалось успешно растиражировать видеокассету и познакомить с ее содержанием представителей кыргызстанской общественности и международных организаций. Теперь после показа видеокассеты многие вопросы относительно виновников кровопролития, доселе вызывавшие сомнения или споры, отпали. Все участники просмотра стали свидетелями, как вооруженные милиционеры расстреливали мирных людей, несущих на груди плакаты с единственным требованием – освободить их депутата из-под стражи”,- пишет киргизский журналист Султан Жумагулов.

Повышение рейтинга лидера оппозиционного объединения ДВК Галымжана Жакиянова, который встал наравне с президентами Центральной Азии, объясняется, скорее всего, событиями конца марта и начала апреля, когда власти Казахстана пытались арестовать его, и он был вынужден скрываться от преследования на территории французского посольства в Алматы. Вся демократическая пресса в течение шести дней пребывания Жакиянова в посольстве освещала ход события, вызвавшего если не политический, то, во всяком случае, дипломатический кризис, что подпортило имидж “демократической” страны.

Весеннее давление властей Казахстана на демократическую оппозицию, аресты, запросы депутатов парламента о зарубежных счетах главы государства и акции протеста в Киргизии, которые были остановлены властью ценой крови мирных жителей свидетельствует об радикализации оппозиции в центральноазиатском регионе.

Похоже, говорят некоторые политологи, что в политическом развитии среднеазиатских государств наступил переломный момент. Не добившись политических реформ с помощью мирных методов, оппозиционеры теперь, по-видимому, пойдут на прямую конфронтацию с занявшим оборонительные позиции правительством, прогнозируют они. Нерешенность социальных вопросов является катализатором протестного потенциала граждан.

Самым слабым звеном в центральноазиатских постсоветских республиках является Киргизия – что и продемонстрировал рейтинг политиков региона. Страна, после распада СССР считавшаяся оплотом демократии в Средней Азии, нынче скатилась до вооруженной борьбы со своим народом.

Следующей за Киргизией – второй проблемной республикой региона является Таджикистан. Беднейшая страна региона, пережившая ужасную по жестокости гражданскую войну до сих пор не обрела стабильность. За пределами Душанбе по сию пору бродят вооруженные формирования не подчиненные никому, кроме полевых командиров.

Следуя рейтингу лидеров, третьей республикой, где возможно в ближайшее время произойдет смена власти – это Туркмения. В последнее время госчиновники высшего и среднего ранга чуть-ли не становятся в очередь, чтобы записаться в оппозицию режиму. Кадровые чистки идут регулярно, вплоть до разжалования генералов в рядовые, но, похоже, все меньше остается защитников президента в рядах госаппарата.

Ислам Каримов — один из ведущих лидеров региона. В свое время мог позволить себе не соглашаться с Москвой. Но нажил себе врагов внутри страны. Исламское движение Узбекистана стало известно всему миру свой борьбой против господствующего режима, который бросил в концлагеря десятки тысяч узников. Желание обезопасить себя от исламских боевиков толкнуло Ислама Каримова в объятия Дж. Буша. По признанию президента Узбекистана, США сделали для безопасности его страны больше, чем СНГ. Однако присутствие американских войск не снимает проблемы ухода из власти в определенный законом срок.

Самой продвинутой республикой в сфере политических и экономических реформ в Центральной Азии пока является Казахстан. Однако, как считают политологи, отставание политических реформ от экономических дало повод части административной элиты выйти из состава правительства и создать оппозиционное объединение ДВК. Половинчатость проводимых реформ, желание подольше оставаться у руля власти, что привело к давлению на демократическую оппозицию, стало причиной критики президента Нурсултана Назарбаева его противниками. Страна, где многое зависит от международных инвесторов, в частности и кадровые вопросы, находится в перманентном ожидании перемен.

Опять же, то, что лидер ДВК Галымжан Жакиянов оказался в рейтинге среди президентов, говорит о перспективах мирного решения смены власти в Казахстане с учетом местных традиций. Например, если раньше многие политологи называли будущим преемником Нурсултана Назарбаева его зятя Рахата Алиева, то теперь они же склоняются к фигуре нового премьера Имангали Тасмагамбетова. Однако в рейтинг попали другие, вероятно, есть и другие претенденты. Только весь вопрос заключается в том каким путем произойдет смена власти.

Практически все лидеры государств региона уже десятилетие бессменно правят своими республиками. Через три–четыре года пройдут сроки всех досрочных выборов, рефендумов по продлению президентского срока с 5 до 7 лет, не останется юридических норм для сохранения власти. Правда, есть исключение, президент Тукменистана Сапармурат Ниязов назначил себе пожизненый срок президентства. Если не думать о преемнике сейчас или если нет достойных кандидатов в окружении, а остальные — в оппозиции, и нет взаимопонимания с ней, то, вероятно, лидерам Казахстана, Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана придется идти по стопам Туркменбаши.

 

Новости партнеров

Загрузка...