Тасмагамбетов – “продукт Назарбаева” со знаком качества

О выступлении премьера на заседании мажилиса парламента

Когда-то в пылу откровения выраженная признательность Нурсултану Назарбаеву прилепилась к Имангали Тасмагамбетову, как удачно найденный эпитет. С какой стороны ни возьми, шестой со времени приобретения независимости глава правительства является самым удачным порождением президента. Когда Назарбаев был первым секретарем ЦК Компартии Казахстана, Тасмагамбетов возглавлял комсомол Казахстана, любовно названный партией своим подручным. Сегодня он фактически второе лицо в государстве после президента. Не прошло и ста дней премьерства, отмечаемых как первая своеобразная юбилейная дата, как Тасмагамбетову довелось показать и доказать, что он не просто продукт, каких у Назарбаева может быть больше, а со знаком качества. Это выявилось на заседании мажилиса парламента, когда премьер отвечал на запрос депутатов-коммунистов Серикболсына Абдильдина и Бориса Сорокина.

Запрос был по самому болезненному для главы государства и его ближайшего окружения вопросу. В частности, вот, что писали депутаты новоиспеченному молодому премьер-министру: “За последние два года во многих средствах массовой информации западных стран было опубликовано большое количество материалов по так называемому “Казахгейту”. Речь идет об очень крупных суммах, хранящихся на счетах офшорных компаний, истинными владельцами которых, по мнению этих СМИ, являются высокопоставленные чиновники нашей страны и ближайшие родственники главы нашего государства. У нас на руках имеются материалы суда Федерального Трибунала Швейцарии по апелляции, касающиеся этих счетов

Еще в июле 1999 г. генеральный прокурор кантона Женева открыл несколько уголовных расследований по делам об отмывании денег. На их основании были арестованы счета частных офшорных компаний, не представляющих республику, ее государственные институты или другие учреждения, на законных основаниях являющиеся общественными. Т.е., пользующиеся правом неприкосновенности. По этой причине не была удовлетворена апелляция по разблокированию тайных счетов. В числе заявителей апелляции упоминается имя дочери Назарбаева Динары Кулибаевой.

Депутаты просили ответить на вопросы о происхождении этих денег, как они попали на частные счета зарубежных банков, просили назвать все имена владельцев, для каких целей хранились такие крупные суммы, как оценивать подобные действия с точки зрения борьбы с коррупцией и т.д. Одним словом, они просили дать полную и четкую картину, касающуюся всего “Казахгейта”.

Выступление Тасмагамбетова было созданием видимости, что запросы депутатов по острейшему даже вопросу не оставлены без ответа. Но ответ породил еще больше вопросов, чем задали два депутата. Как заметил комментатор ТРК “31 Канал”, Тасмагамбетов запутался сам и запутал депутатов. Единственное, что он позволил признать — это наличие секретного счета за рубежом на 1 млрд долларов и расследование департаментом юстиции США возможных нарушений при подписании контрактов на освоение нефтяных месторождений рядом американских компаний. Но при этом подчеркнул, что это расследование никак не указывает на нынешних руководителей Казахстана, не называя никого. Возможно, он оставил нишу для Балгимбаева, чье имя давно муссируется среди политиков и журналистов как главного нефтебарона, если не удастся отбиться от американо-швейцарского правосудия и надо будет кем-то пожертвовать.

По его словам, основу миллиарда составила выручка от продажи в 1996 г. 25 процентов акций месторождения Тенгиз. Но, как он считает, одновременный приход в экономику такой большой суммы привел бы к повышению инфляции и обвалу курса тенге. И время было тяжелое, чтобы создать по предложению президента национальный фонд. В той ситуации парламенту тоже нелегко было бы принять такой закон. Одним словом, получив вожделенный миллиард, не знали, что с ним делать. И президенту “не осталось другого выхода, кроме как принять всю ответственность на себя”. Был создан секретный валютный фонд. Возможно, Тасмагамбетов рассчитывал на то, что депутатам на слух будет трудно разгадывать его ребус. Лучше бы он распорядился не печатать в газетах его ответ депутатам.

По словам премьера, секретный валютный фонд, созданный указом, спас страну в 1997 году от реального социального распада, когда пенсионерам задолжали 480 млн. долларов, а в 1998 г. — от дефолта и жесточайшего кризиса. Но о тех же годах президент говорил другое. 1997 г он назвал “годом экономического развития республики, принятия стратегии 2030. Всемирный банк в поддержку планов 1998-2000 годов выделил нам 1 миллиард долларов США”. (Из выступления на совещании акимов 23 декабря 1998 г.). Оптимистичным было заявление президента, сделанное 1 марта 1999 г. на съезде партии “Отан”: “Казахстан сохранил стабильность своей экономики. За 1998 год тенге девальвировал на 10,7 процента, и стоимость одного доллара не превысила 84 тенге, как и планировалось нами. Валовые золотовалютные резервы страны составляют 2 миллиарда долларов

Тасмагамбетову надо было представить дело так, что тот миллиард пошел на удовлетворение потребности народа и незачем поднимать шум вокруг него. Решив, что с загадочными зарубежными счетами покончено, хотя ушел от ответа на все основные вопросы, продукт Назарбаева перешел на резкую критику других, неблагодарных воспитанников и выдвиженцев Назарбаева. И, конечно, первым в этом списке был экс-премьер Акежан Кажегельдин. Это он “в 1995-1997 годах возглавлял правительство, едва не ставшее банкротом”. Вслед за ним свой гнев глава правительства перенес на Галымжана Жакиянова и Мухтара Аблязова. Первого президент “всегда оберегал, поставив цель воспитать новую плеяду менеджеров, политиков, которым вести страну в будущее”. Аблязова “назначил руководителем национальной кампании, а затем и министром”. А они не оправдали надежд и не оценили заботу главы государства.

Но что касается самого Имангали Тасмагамбетова, то отеческой заботы президента ему досталось больше всех. Когда он стал акимом Атырауской области, бюджет области с 9 млрд. тенге возрос сразу до 28 млрд. Население не могло нарадоваться на нового акима, кстати своего земляка, считая его просто талантом. (Люди, конечно, не знали, откуда появились деньги на стройки, благоустройство). И он старается, назвавшись “продуктом Назарбаева”, быть схожим с ним и в манерах держаться, разговаривать. Все мы давно знаем одну особую привычку Нурсултана Абишевича. Выступая на русском языке, он вдруг переходит на казахский язык. Тон и слова его становятся жестче, требовательнее к своим сородичам, которые не понимают, что он старается ради них. Вот в своем коротком выступлении перед мажилисменами Имангали Тасмагамбетов повторил прием того, чьим продуктом себя считает. Но при всем при том он не решился брать на себя ответственность признавать или отрицать, есть ли у Назарбаева за рубежом личные счета и недвижимость. Оставил это сделать самому главе государства. Вот его слова: “Он не имеет за границей ни собственности, ни банковских счетов. И именно это просил довести до депутатов”. Глава правительства, к которому непосредственно обратились депутаты, должен был сам сказать об этом своими словами, имея соответствующие доказательства. Это прозвучало бы солидно, убедительно, не порождая кривотолки и сомнения, не вызывая новых вопросов и не обостряя проблему вокруг “Казахгейта”.

Разочаровал новый глава правительства. Члены движения “Поколение” на другой же день после его выступления обратились к депутатам Мажилиса Парламента. Они выразили свое возмущение тем, что ответ Тасмагамбетова только усугубил подозрения, и просят создать специальную комиссию по выступлению Тасмагамбетова и счетах, о которых он говорил.

Новости партнеров

Загрузка...