Вину может доказать только суд

Источник: “Деловое обозрение “Республика”. Кампанию в прессе по дискредитации Мухтара Аблязова его адвокаты расценивают как давление на будущий судебный процесс

Кампанию в прессе по дискредитации Мухтара Аблязова его адвокаты расценивают как давление на будущий судебный процесс

Имя Мухтара АБЛЯЗОВА не сходит в последнее время со страниц газет. Все – от журналистов до самого премьер-министра – торопятся высказать свою точку зрения на его “дело”. А дела-то как такового еще нет, обвинения не предъявлены, и “железно” доказанные “эпизоды” существуют пока только в воображении сотрудников правоохранительных органов. Неудивительно, что адвокаты Мухтара Аблязова возмущены кампанией, развязанной против их подзащитного. Мы попросили прокомментировать ситуацию Людмилу Колыванову.

Читая казахстанскую прессу, убеждаешься, что власть не сомневается в виновности Мухтара Аблязова. А что думает об этом защита?

— Мы, адвокаты, убеждены в невиновности Аблязова. Обсуждение вопроса о виновности или невиновности, доказанности или недоказанности его вины преждевременно. В связи с этим мне хотелось бы обратить внимание на выступления в средствах массовой информации ряда должностных лиц, в частности, председателя агентства финансовой полиции Республики Казахстан Булгакбаева, руководителя следственной группы Айтжанова, допускающих, на наш взгляд, некорректные, более того, незаконные высказывания о доказанности вины Аблязова, о якобы добытых следствием неоспоримых доказательствах этой вины.

В соответствии со статьей 77 Конституции Республики Казахстан виновным человек может быть признан только вступившим в законную силу приговором суда. И премьер-министр Тасмагамбетов сам призвал общественные объединения, политические партии, средства массовой информации не оказывать давления и воздействия на ход расследования.

Как тогда следует расценивать публичные выступления Булгакбаева и Айтжанова о доказанности вины Аблязова?

— Защита расценивает их как воздействие на суд и формирование негативного общественного мнения об Аблязове.

Насколько, по-вашему мнению, обоснована мера пресечения в виде содержания под стражей? Ведь господин Аблязов обвиняется в экономических преступлениях, доказательства которых должны быть зафиксированы в документах – бухгалтерских и т.д.?

— Уголовное дело в отношении Аблязова было возбуждено 26 октября 1999 года. В течение всего периода следствия в отношении него трижды избиралась мера пресечения в виде подписки о невыезде. Безусловно, никаких оснований для изменения этой меры пресечения на арест не было. Аблязов выполнял все условия. Он не покидал своего места жительства без письменного разрешения органов следствия, являлся по первому вызову к следователю. Мы уверены, что следствие не располагало и не располагает сведениями о воспрепятствовании Аблязовым объективному расследованию, иначе не упустило бы возможности их обнародовать.

В своем интервью г-н Булгакбаев убеждал общественность, что необходимость ареста Аблязова была вызвана игнорированием последним вызова следователем в течение двух суток. Это так?

— Это абсолютно надуманный довод. Мы убеждены, что действия следствия об изменении меры пресечения были заранее спланированным мероприятием, направленным на оказание психологического воздействия на Аблязова.

Вы можете привести аргументы?

— Аргументы таковы: 25 марта 2002 года Аблязов вместе с адвокатами находится на допросе в департаменте финансовой полиции. Адвокаты поставили в известность следователей Айтжанова и Пальчака о необходимости их выезда в командировку в г. Астану на 2-3 дня. Была достигнута договоренность о непроведении следственных действий с Аблязовым в их отсутствии. 27 марта Аблязов, будучи уведомленным о необходимости явки в финансовую полицию, несмотря на отсутствие адвокатов, приехал в здание финансовой полиции, где был немедленно арестован.

Многие в Казахстане считают, что содержание под стражей и применение “наручников” прокуратура и финансовая полиция используют как метод давления на Мухтара Аблязова, чтобы тот отказался от своих политических взглядов. Ваша точка зрения?

— Защита хотела бы обратить внимание на следующее. В средствах массовой информации должностные лица утверждают об отсутствии политической подоплеки и относят дело к разряду обычных уголовных дел. Говоря все это, чиновники подчеркивают, что у нас все равны перед законом. Но если это так, и если Аблязов обычный обвиняемый по обычному уголовному делу, то почему адвокатам для свидания с ним недостаточно отметки спецчасти следственного изолятора, как это делается обычно, а необходимо получение визы руководства следственного изолятора? Почему всех обычных обвиняемых доставляют для свидания с адвокатами работники следственного изолятора, а Аблязова дополнительно сопровождают работники ОПОНа? Почему свидания обычных обвиняемых никем не контролируются, а возле двери кабинета, где происходят свидания Аблязова с адвокатами, постоянно находятся представители вышеупомянутого ОПОНа, которые через каждые пять минут заглядывают в кабинет, мешая работе? Почему перемещение обычных следственных заключенных происходит без наручников, а Аблязова сопровождают в наручниках?

Вы задали столько вопросов, а ответы-то на них у вас есть?

— Из этих вопросов следует, что для правоохранительных органов Аблязов далеко не обычный обвиняемый, а интерес к нему — более чем повышенный. Ведь, согласитесь, не нужно быть даже специалистом, чтобы понять, в каких случаях на человека, который и так находится в изоляции от общества, надеваются наручники: либо когда человек представляет угрозу для окружающих, либо для своих жизни и здоровья. И то, и другое, безусловно, исключаются. Для окружающих он никак не может представлять угрозы. Что же касается его жизни и здоровья, защита заверяет, что Мухтар Кабулович полон сил, энергии, жизнелюбия, оптимизма, веры в торжество справедливости.

Возможно ли изменение меры пресечения Аблязову, и что делается в этом направлении?

— На изменении меры пресечения защита настаивает с самого начала. Адвокатами еще 1 апреля обжалована санкция заместителя прокурора Алматы Мамытова на арест Аблязова в Алмалинском районном суде. Но в нарушение установленного законом 3-х дневного срока финансовая полиция до сих пор не передала дело в суд, что, естественно, затягивает рассмотрение этого вопроса.

На самом высоком уровне было заявлено, что дело Аблязова будет передано в суд в апреле. Это реально?

— Сказать, когда дело будет передано в суд, трудно. Однако однозначно можно утверждать, что в суд в апреле оно попасть никак не может, поскольку ни нашему подзащитному, ни, естественно, нам, его адвокатам, до сих пор даже не объявлено об окончании предварительного следствия. Мы не приступали еще к изучению многотомного уголовного дела.

Кто защищает или будет защищать Аблязова, кроме вашей адвокатской группы?

— По закону, в соответствии со ст. 70 УПК, защитниками могут быть адвокаты, супруги, близкие родственники, представители общественных объединений по делам членов этих объединений. Аблязовым 01.04.02 г. было заявлено ходатайство о допуске супруги в качестве общественного защитника. Согласно ст. 102 УПК РК ходатайство рассматривается немедленно, но не позднее 3-х суток с момента его заявления. Несмотря на то, что вопрос о допуске защитника не относится к категории сложных, требующих времени для рассмотрения, только сегодня был разрешен допуск в качестве защитника его жены. Я знаю, что желание выступить защитниками высказали несколько известных бизнесменов и депутатов Парламента.

Информация о деле Аблязова поступает в СМИ как-то странно. Официальных сообщений нет, есть только сообщения со ссылкой на информированные источники, проверить которые просто невозможно. Что вы думаете об этом?

— Я уже говорила, что налицо кампания по компрометации Аблязова. Недавно в СМИ было озвучено, что Аблязов начал давать показания о причастности к совершенным преступлениям Кусаинова Г. Хотим сразу отметить, что Аблязов категорически отрицает сам факт наличия преступления вообще по обстоятельствам, которые легли в основу предъявленного ему обвинения. Поэтому он никак не может говорить о причастности к нему кого бы то ни было вообще, и Кусаинова, в частности.

“Деловое обозрение “Республика”,
9 апреля 2002 года

Новости партнеров

Загрузка...