Правящий режим Казахстана и демократия – невозможное сочетание

Выступление на Евразийском экономическом Саммите

Уважаемые участники саммита, дамы и господа!

\"\"

Мне приятно осознавать, что многие из вас представляют государства, которые возвели в ранг одного из важнейших организующих принципов своей внешней политики распространение демократии. Для демократической общественности Казахстана защита планетарных принципов демократии со стороны государств, имеющих длительный демократический опыт, означает нечто большее, чем просто заявление о желательности демократии в нашей стране. Перспективы развития казахстанской демократии в значительной степени зависят от создания США и странами Евросоюза такого климата “филантропической тирании”, который делает подобную политику возможной.

В связи с этим позвольте напомнить вам о том, что угрозы и риски, которым подвергаются молодые демократии в странах посттоталитарного блока становятся все более разнообразными и изощренными. Мода на государственные перевороты и военные путчи давно прошла. Новым способом прихода к власти диктатуры советских партийных аппаратчиков стало создание видимости демократии. Под видимостью демократии диктаторские режимы монополизируют власть, оккупируют гражданские институты, присваивают себе право создавать законы, закрывать независимые СМИ, использовать суды и полицию в качестве политических инструментов для подавления своих оппонентов.

Это новый стиль диктатуры, который складывается в Центрально-Азиатском регионе. Эффект заражения им очень опасен. Последствия диктатуры – сползание Новых Независимых Государств Центральной Азии к авторитаризму, рост коррупции и семейственности. Узбекско-туркменский “вирус” уже заразил Казахстан и Киргизию. И если в Казахстане пока расстреливают из снайперского оружия фидер антенны независимой телекомпании, чтобы заглушить ее голос в эфире, то в Киргизии уже стреляют в демонстрантов.

Угроза глобальной демократии – замаскированные диктаторы. В их поведении есть одна общая особенность: как только речь заходит о демократии, они начинают обнаруживать обеспокоенность за неприкосновенность границ собственного диктата. Диктаторы озабочены: не вмешивайтесь во внутренние дела страны! Это чрезвычайно опасное заражение и потому касается судьбы демократии не только в Казахстане и не только в отдельно взятом Центрально-Азиатском регионе, но и в более глобальном масштабе.

Вызывает большие сомнения идея демократии, предлагаемая государствами, где люди, неугодные режиму шантажируются, преследуются, а гражданские чиновники тесно сращены с силовыми и секретными службами. Чтобы государство могло назвать себя демократическим, оно должно научиться уважать свою конституцию и политическую оппозицию. Диктатура, в какую бы маску она не рядилась, не должна оставлять международную общественность равнодушной, потому что “тишина” — это лучший друг диктаторов. Сегодня нужна глобализация усилий в построении открытого мирового сообщества на принципах уважения прав человека и демократических ценностей.

Позвольте также обратить ваше внимание на то, что в основе политики казахстанских властей лежит карательное размышление о правах человека и демократии, синонимом которой в последнее время все чаще является оппозиция. По мере того, как действующему режиму за счет фальсифицированных выборов удалось ликвидировать прежний дефицит легитимности, власти Казахстана стали осознавать все издержки и сложности для сохранения своих привилегий, вытекающие из соблюдения прав человека и норм демократии. Решив сохраниться в качестве бессменной государственной администрации президент и его ближайшее окружение ввели тотальный полицейский контроль за сферой информации и гражданских инициатив. В настоящий момент в Казахстане разразился тяжелейший политический кризис, обусловленный автократическим откатом республики. Противостояние авторитаризма и демократии вступило в острую фазу борьбы, став стержнем политической жизни Казахстана.

Весьма симптоматично, что Евразийский экономический саммит проходит именно в тот момент, когда казахстанская демократия находится в осадном положении и вынуждена отчаянно защищаться. Это говорит по меньшей мере о 2-х вещах: 1) международные финансовые учреждения и корпорации не имеют иммунитета к авторитаризму; 2) выражают готовность поддержать авторитарные режимы в обмен на интересы выгоды.

В этой связи я и мои коллеги по демократическому блоку призываем США и страны Евросоюза – участницы саммита в Алматы более последовательно руководствоваться принципами демократии и осуществлять пересмотр методологии оказания помощи и санкций по отношению к авторитарным режимам ЦАР.

Интересы международного бизнеса ни в коем случае не должны наносить урон демократической общественности этих стран. Надо рассматривать поводы и условия неуспехов демократии в каждом конкретном случае и дифференцировать меры по предотвращению регионального и локальных кризисов демократии.

Если финансовые инвестиции не способствуют, а наоборот, противодействуют укреплению стабильной демократии, значит их нужно рассматривать как инвестиции в политическую нестабильность и искать новые методы распространения демократии в Центральной Азии.

В тех странах, где демократия трудна и неустойчива отсутствует более или менее стабильная система гарантий безопасности вложения инвестиций в экономику этих стран. Это процесс – бумеранг.

Последний тезис подлежит хотя бы краткому рассмотрению.

Два главных фактора несут в себе угрозу повышенного риска для демократии:

1) политическая система авторитарного типа;

2) отсутствие у власть предержащих приверженности к правопорядку как ценности и соответственно отсутствие доброго расположения по отношению к демократическим правам и свободам.

Первый фактор касается негативного влияния конституционного устройства Казахстана на сворачивание демократического процесса. Второй фактор можно охарактеризовать следующим образом: демократия не может существовать там, где отсутствует власть закона.

Тот факт, что Казахстан переживает автократический откат, говорит о низкой способности выживания демократии, внутренне присущей конституционному устройству республики.

Иначе говоря, угрозы и риски, которым подергается демократия в Казахстане, вызваны глубокими структурными особенностями политико-правового устройства страны, т.е. являются предсказуемыми и имеют институциональный, системный характер.

Конституция Республики Казахстан является законодательной формой прикрытия авторитарной власти. Установление полного контроля за выборами и жесткая централизация власти в одних руках привели к тому, что президентские полномочия расширились в ущерб законодательной власти, которая превратилась в покорный “резиновый штемпель”, узаконивающий безо всякого сопротивления все решения и желания президента страны.

Казахстан характеризуется неограниченным президентским всевластием в сочетании с безвластием законодательного института. Эта чудовищная зависимость страны от одного-единственного человека привела ко всем тем порокам и злоупотреблениям, с которыми трудно стало бороться: абсолютный контроль над президентскими полномочиями со стороны действующего президента и его семьи; система покровительства для назначения на ответственные государственные посты людей из родственного и близкого окружения президента; монополизация государственных и частных СМИ в руках правящей семьи; бесконтрольность и неподотчетность государственных органов власти и отсутствие режима ответственности за последствия проводимой политики реформ и т.д.

Непрочный в своей основе авторитарный режим пытается выжить за счет частой замены правительственного кабинета. Однако, частая замена правительственных чиновников не обеспечивает ему прочности, поскольку система назначения на должности по принципу покровительства мешает режиму справиться с серьезными кризисными ситуациями.

Частая замена правительства не только отражает слабость президента, но и порождает низкопоклонство среди чиновников, боящихся внести коррективы в действия заблуждающегося президента. А система покровительства, обеспечивая им позиции контроля над государственными ресурсами, ведет в условиях частых замен к использованию должностных мест в интересах личного обогащения, что порождает трижды ускоренную коррупцию.

Действующий президент для сохранения своей власти использует неконституционные средства, включая коррупцию и продвижение своих протеже — родственников и друзей, с тем, чтобы добиться изменений в конституции для продления сроков пребывания у руля власти.

Коррупция, семейственность, авторитаризм действующей власти не дают ей справиться с экономическим кризисом, который привел к появлению правительственных кризисов и их перерождению в кризис политического режима.

Политическая нестабильность подрывает инвестиционную привлекательность Казахстана. Картина инвестиционной привлекательности республики может показаться еще менее яркой, если рассмотреть законодательство и практику правоохранительных органов по отношению к правам человека.

Отсутствие у государственных органов власти и управления приверженности к правопорядку как к ценности сказывается на всей правовой системе. Не существует какой-либо уверенности в функционировании правовых институтов. Невозможно что-либо прогнозировать. Законодательство имеет крайне запутанный и противоречивый характер. Распоряжения правительства сформулированы подчас весьма нечетко и выходят за рамки конституционного поля, ставя под удар соблюдение прав человека. Органы власти в ряде случаев склонны поступать по собственному усмотрению, а гарантий защиты прав и соблюдения законности попросту нет.

Зарождающаяся рыночная экономика далека от состояния, которое можно было бы охарактеризовать в терминах рационального права. Отсутствует рациональная капиталистическая организация труда с юридически оформленным разделением капитала предприятия и личного имущества предпринимателя. Следствием такого подхода является бурный рост мафиозных структур. Получила небывалое развитие субправовая система, базирующаяся на фаворитизме, привилегиях и принуждениях.

Сильный удар по структуре прав наносится самой природой экономических сделок и вытекающим из этой природы несоблюдением прав, предусмотренных законодательством. Сделки заключаются при полном отсутствии каких-либо долгосрочных гарантий. Отсутствует планирование в области заключения долгосрочных договоров. Официальные гарантии правительства не рассматриваются как источник обязательств.

Основные преимущества современного делового права не имеют никакого значения для главных действующих лиц экономического процесса, которые заменили систему официального права суб-правовыми установлениями. Они заинтересованы не столько в формировании прозрачного, функционирующего на законных основаниях рынка, сколько в экономике, основанной на личных связях. Место индикаторов цен занимает клановая солидарность.

Вся концепция прав, пользующихся судебной защитой, остается проблематичной в Казахстане по меньшей мере по 2-м причинам. Во-первых, деловые отношения не воспринимаются в терминах рационального права, т.е. в качестве безусловных требований. Во-вторых, суды и другие официальные органы не привыкли к привилегированному отношению к правам человека. Особенно если учесть сопротивление, какое оказывается соблюдению прав на структурном, юридическом и ментальном уровнях при совершении правосудия. За 10 лет существования независимости Казахстана ни один обычный суд страны не вынес ни единого решения в связи с защитой конституционных прав граждан.

Никаких институциональных ограничений на экономическую деятельность правящей власти не существует. Ее экономическая активность сводится к изъятию из государственной собственности как можно больше ресурсов для личного обогащения. Кому сегодня принадлежат объекты нефтегазового сектора, энергоемкие отрасли экономики и другие национальные стратегические объекты, некогда находившиеся в государственной собственности ? – членам правящей семьи и ее окружения. Ответ на этот вопрос объясняет, почему в Казахстане происходит автократический откат с неясными перспективами выживания демократии.

Главный вывод, который я хочу подчеркнуть, заключается в том, что перспективы сохранения демократии в условиях ее институционального и правового ограничения в странах ЦАР во многом зависят как от этих стран, которые сами выбрали свой путь к демократии, так и от международной поддержки. Важно придать борьбе с коррумпированными режимами международное измерение. Это главный фактор для наблюдения за переодетыми диктатурами. Сегодня Казахстану необходимы постоянный мониторинг соблюдения прав человека со стороны ООН, ОБСЕ, международных правозащитных организаций и сильное международное лобби в пользу демократии. Международные учреждения и институты должны применять экономические, политические и правовые санкции по отношению к странам, где нарушаются права человека и подавляется демократия. Эти страны должны стать объектом бойкота и презрения со стороны США и Европейского Содружества. Но эти санкции будут иметь вес и смысл только в одном случае: если демократическая общественность ЦАР сможет идентифицировать себя с ними.

 

Новости партнеров

Загрузка...