Про русское византийство и казахскую государственность

“Но что меня поражает и, честно скажу, возмущает, - так это какое-то по-детски наивное (но по-взрослому развращенное) неумение так называемой “элиты” посмотреть в глаза своей собственной ответственности за родную землю и живущий на ней народ”

(Ответ Азимбаю Гали)

\"\"

Я сам не собирался, но меня попросили, сразу несколько человек (кстати, – казахов), дать свой ответ на статью Азимбая Гали “Русское византийство и парадигмы для русскоподанного нерусского”.

Ну что ж, если исходить из понимания того, что в основе нынешнего кризиса власти не междусобойные схватки олигархов и не швейцарские счета, а именно кризис национальной казахской государственности, как она сейчас получилась, то ответить надо. Надо еще и потому, что доктор исторических наук А. Гали не столько политолог, как он подписывается, сколько бывший штатный работник института стратегических исследований при Президенте Казахстана, а в настоящем — преподаватель Академии госслужбы. По сути, он один и был вся публичная часть этой важной государственной структуры, поскольку весь прочий персонал КИСИ ни в какой идеологической, научной или публицистической деятельности нами не замечен.

Более того, Азимбай Гали, по-моему, есть на сегодня не только самый активный апологет нынешней национальной государственности, но и ЕДИНСТВЕННЫЙ (среди хорошо образованных людей) такой апологет.

Тем более важно вдуматься в то, что он пишет.

Вот те “выжимки” из его статьи, которые мне кажутся определяющими:

“Русские до начала 1990-годов в Казахстане играли действительно цивилизаторскую и социализирующую роль, правда, это была жесткая, часто безальтернативно карательная социализация, понимаемая как ассимиляция, абсорбция и регенерация.

История нашей семьи, как и история всех казахов, была историей его репрессий, истреблений и голода, джута, бунтов казахов против этносоциальной адаптации к стандартам Империи.

Русский человек велик своим великодержавным. Великодержавность русского человека обнаруживается в каждом его представителе: будь-то пенсионер, брошенный на чужбине собственными детьми, на иждивение столь презираемого им казахского государства, или неприметная техничка, убирающая в холле частного офиса. Или буржуин – новый русский, человек весьма респектабельный, сколотивший на здешней ниве приличный капитал.

Русский человек знает себе цену, он уверен, что Казахстан не сможет долго удержать свой суверенитет, и тогда всё вернется “на круги своя”. Трепетное ожидание реставрации прежнего режима — другая черта русскости. Третья черта: в Казахстане русский человек стремится доказать своё политическое “первородство”, и он работает, часто сам того не осознавая, на идею русского и Российского патронажа. Четвертая черта – всё русское непременно было, есть и будет лучшим в сравнении не только с казахским, но и китайским, и американским. Пятая черта русского человека — отсутствие у него желания инкорпорироваться в казахское общество. Напротив, навязать свой язык, свою культуру, свои идеологические парадигмы, свои геополитические интересы. Более того, он против усиления американо-английской, китайской и арабо-мусульманской культуры и их какого-либо чужестранного присутствия в Казахстане. Сам русский человек не выучил за 20 сознательных лет и 20 слов на государственном языке. Он каждый раз приводит всё новые убедительные доводы в пользу неизучения казахского языка. Он игнорирует процесс строительства казахского национального государства. Шестая черта — русский человек принимает казахскую интеллигентность за слабость по причине полного незнания ментальности казахов. Отсюда недооценка не только интеллектуально-творческих способностей казахов, но его пассионарности, воли, ресурсов и перспектив.

Цивилизации и империи имеют неизменное свойство выдыхаться. Это касается и народов. Наступает период пассионарного заката, мессианско-цивилизаторский этап русского человека закончился.

Если прежде вектор цивилизации двигался с Севера на Юг, то теперь — с Юга на Север. Поменялись ролевые функции как казахов, так и русских. Инновационная инициатива перешла от русских к казахам.

Теперь русская империя сузилась до размеров Российской Федерации, да и её удержать становится совсем непросто. Какой уж год русский человек истребляет чеченца, сперва 100-тысячной ратью, потом многомиллиардными расходами на войну, на восстановление своего владычества на маленьком пятачке нерусской земли. Хиреющая Византийская империя побивала своих врагов обманом – искусной дипломатией, вероломством и идеологией — и продлевала свой век.

Что нужно казахам и казахосфере? Во-первых, завершение деколонизации. Во-вторых, реабилитация национального конфессионального сознания. В-третьих, регенерация утраченных свойств и черт казахосферы”.

Далее Азимбай переходит к евразийству Александра Дугина, “идеологические позиции которого выражают интересы русской либеральной буржуазии России. Евразийцы приобретают устойчивые позиции и в Казахстане. Существующая русская партия переходит идеологически на дугинство, по-видимому, часть пророссийско настроенных казахских политиков левого направления ангажирована этой силой”.

И, заключение: “идеологической перспективы у дугинцев в Казахстане нет, хотя как политическая сила она будет иметь место, но умонастроений казахов она определять не будет”.

Вот мои комментарии:

Насчет остатков комплекса “старшего брата” у всех подряд русских, включая “скромную техничку” — отлично сказано! Интеллигентно по форме, саркастично по содержанию, и точно по существу.

Совершенно верно и то, что роли казахов и русских в Казахстане поменялись. Это факт, такой же, как и “уход” России из Средней Азии.

Оставим в стороне вопрос, станет ли евразийство по-дугински ведущей идеологией России, и вернется (вернут?) ли Казахстан в сферу этой идеологии, или атлантизм и глобализация по кускам “переварят” и саму Россию. В любом случае это вопрос не ближайшего года-двух (от силы – трех четырех лет), в которые правящему ныне режиму, и его преемником, предстоит доказывать свою состоятельность.

Причем доказывать придется именно казахам, поскольку нынешняя национальная государственность — это именно казахская государственность.

Плохо, конечно, обидно и несправедливо, что “казахстанский русский за 20 сознательных лет не выучил и 20 слов на государственном языке” и что он “игнорирует строительство казахского национального государства”.

Азике, а если бы он выучил, а если бы не игнорировал? Что, другое государство бы получилось?

Здесь главный вот какой вопрос: а почему русский человек не учит, почему он игнорирует?

А вот вопросы наводящие:

Кто построил государство, поставившее мировой рекорд всех времен и народов по распродаже иностранцам национальных недр и всего стратегического экономического потенциала?

Кто создал аппарат власти, прославивший Казахстан на весь мир сквозной коррупцией?

Не ждите от меня ответа – казахи. В нынешнем режиме и неказахов – достаточно. Причем русские экземпляры, ставшие частью власти и бизнеса в казахском государстве, даже еще больше одиозны, потому что старательнее приспосабливаются. Примеры – вон они, все на виду.

Я, доктор Гали, совершенно согласен с Вашими констатациями насчет утраты русскими ведущей роли в Казахстане. Но что меня поражает и, честно скажу, возмущает, — так это какое-то по-детски наивное (но по-взрослому развращенное) неумение так называемой “элиты” посмотреть в глаза своей собственной ответственности за родную землю и живущий на ней народ. Голимое мифотворчество вместо осознания реальных вызовов, стоящих сейчас перед казахской национальной государственностью.

Впрочем, нашелся один элитный, без кавычек, казах (говорю так потому, что знаю, о ком говорю), сумевший с убийственной прямотой сказать главное. Кстати, его статья “Управление государством зашло в тупик” в интернет-газете “Навигатор” соседствует со статьей штатного политолога Азимбая Гали. Вот, пожалуйста, “выжимки” из “Ермека Сагинтаева”:

При любом худо-бедно устойчивом государственном строе такого и в помине быть не может. Ведь ужаснее всего — это то, что на фоне такого бесконечного и хаотического беспредела внутри государственной администрации из сознания общества вымывается само понятие о том, что такое система государственного управления и государство как общественное устройство.

Казахстанский истеблишмент на 80-90 процентов состоит из представителей казахской элиты. Кризис в среде правящего слоя подготовлен духовным кризисом в казахском обществе. Нация, как и любой отдельно взятый человек, обладает особым биоэнергетическим полем. Общего казахского биоэнергетического поля сегодня попросту нет уже.

Извечно эта неосязаемая материя зиждилась на казахскоязычии, которое на сегодняшний день успешно угроблено. А то, что от него осталось, все больше и больше обращается в уродливую кальку русскоязычной системы мышления. Но еще более уродливо то, что казахскоязычные творческие круги, опираясь на эту самую кальку, пытаются оживить национальный дух, объявляя войну русскоязычию и проклиная всех, кто удрученно говорит правду о сложившейся ситуации. То есть свирепствуют в отношении остатков здравого смысла в казахском обществе. Это, по сути, национальная катастрофа. Одним словом, казахское поле фактически умерло, общеказахских созидательных устремлений не видно и не слышно, а те деятели, которые продолжают стенать “о, мой народ!” и одновременно вовсю угождать властям предержащим, давно не пользуются уважением и поддержкой широких казахских слоев.

Кто несет ответственность за утрату казахского биоэнергетического поля? Элита старшего жуза. Элиты других жузов ничем не лучше, но вся тяжесть наших общеказахских и общеказахстанских провалов вкупе так или иначе падает на старший жуз. Ведь именно представители этого жуза заняли в Казахстане место “старшего брата” со всеми вытекающими отсюда последствиями. А последствия таковы, что теперь, что бы и как бы ни организовывала правящая власть, все это ведет к тому, что Казахстан неумолимо движется к своему распаду.

Единственным элементом, скреплявшим Казахстан, до сих пор был и остается неказахский элемент. Однако процесс распада объективно убыстряется в силу того, что дееспособного населения из числа неказахского элемента в республике остается все меньше и меньше. Об этом с тревогой говорил во всеуслышание еще в 1994 году Олжас Сулейменов. Но в ответ тогда на его голову посыпались дружные казахские проклятья.

Казахстан становится проходным двором, ибо в Казахстане не кормится лишь ленивый. В свое время Казахстан стал трамплином для многих крупных партийных и советских руководителей. Все они, начиная с Брежнева, Соломенцева и др., были отнюдь не казахами. Сейчас Казахстан под руководством элиты старшего жуза является трамплином для нуворишей международного масштаба. В республике вольготно чувствуют себя представители авантюрного капитала, чьи счета находятся в оффшорной зоне. Их вес в политической и государственной жизни нашей стране все больше и больше растет. По сути, нынешний кризис власти – это прямое следствие их неизмеримо возросшего за последнее время влияния. В новейшей истории Африки есть масса примеров того, до какого хаоса может довести авантюрный капитал доверившую им свою судьбу страну. У нас же пока только в рамках истеблишмента наблюдается нечто, напоминающее хаос.

Увы, это правда. И она тем печальнее в изложении человека по настоящему глубоко и всесторонне образованного, погруженного в родной язык, казахскую культуру и историю в той же мере, что и в русскую, и в европейскую. Лингвиста, историка и экономиста, лучшего, я считаю, на сегодня аналитика в Казахстане.

А то, что такой человек самые сильные свои вещи подписывает псевдонимом – это тоже характеристика сегодняшнего нашего государства.

Но так ли уж все безнадежно?

Настоящую надежду дают не теории, и не общие закономерности, а поступки живых людей. Конкретно в данный момент ближайшее будущее Казахстана решающе “завязано” на силе духа двух посаженных в тюрьму казахов. Это Мухтар Аблязов и Галымжан Жакиянов. Кстати, оба – “технари”, с элитным московским образованием, и это – не случайно.

В чем их обвиняют, и соответствует ли эта “уголовщина” действительности, — тоже важно, но это не главное. Какими они были при власти – это важно для их конкретных судеб. А вот какой пример всей нации они подают сейчас – это важно для нашего общего будущего.

Я хочу, чтобы они показали себя настоящими казахами. Это и будет ответ всем иллюзионистам. И пессимистам.

Новости партнеров

Загрузка...