Сообщение от пресс-секретаря Галымжана Жакиянова: МИД Казахстана, распространяя недостоверные факты, пытается ввести в заблуждение как зарубежную, так и казахстанскую общественность

Министерство иностранных дел РК 11 апреля 2002 г. распространило пресс-релиз, в котором впервые признается существование “договоренностей казахстанской стороны с послами ряда государств Европейского союза”, что ранее МИДом категорически опровергалось.

В пресс-релизе заявлено, что по данным правоохранительных органов, посещение представителями посольств государств ЕС Г. Жакиянова, находившегося на тот момент под домашним арестом, “выходило за пределы разумной целесообразности”.

В действительности, первый секретарь посольства Франции г-н Филипп Кокэ посетил председателя Политсовета движения “Демократический выбор Казахстана” Галымжана Жакиянова 5 апреля в 17 часов – на второй день его нахождения под домашним арестом в г. Алматы. Это был единственный визит со стороны дипломатических ведомств, предусмотренный меморандумом, и продлился он чуть более часа.

Правоохранительные органы никаких следственных действий в этот день не проводили, поэтому визит представителя посольства не мог каким-либо образом препятствовать следствию. Более того, со стороны следователей никаких ограничений по времени посещения Г. Жакиянова г-ном Кокэ предъявлено не было.

Кроме того, в пресс-релизе заявлено, что “проведению следственного процесса препятствовало поведение самого Жакиянова, который высказывал требования, идущие в разрез с условиями домашнего ареста”. Непонятно, как требования гражданина страны (даже неправомерные) могут помешать следствию. Однако все ходатайства адвокатов Г. Жакиянова к органам внутренних дел о нарушении и неисполнении ими процессуальных норм были отклонены.

Также не соответствует действительности заявление МИД РК о том, что в настоящее время Галымжан Жакиянов содержится под домашним арестом в Павлодаре. В настоящее время он помещен в здание, принадлежащее одному их частных павлодарских предприятий, в комнату, в которой есть только две кровати. Он не имеет возможности заниматься не только делами возглавляемого им политического движения, но и любой другой не запрещенной законодательством деятельностью. Даже во время сна его комнату не покидают автоматчики. Доступ к нему имеет только адвокат и жена, которых перед и после посещения досконально обыскивают.

Данные условия содержания никоим образом не подпадают под понятие “домашний” арест. Форма его содержания не предусмотрена УПК и по своей сути гораздо суровее, чем заключение в следственный изолятор.

Таким образом, МИД Казахстана, распространяя недостоверные факты, пытается ввести в заблуждение как зарубежную, так и казахстанскую общественность.

15 апреля 2002 г.
Нурлан Жолдасов,
пресс-секретарь Г. Жакиянова

Новости партнеров

Загрузка...